А.И. Хвыля-Олинтер

Духовно-религиозные основания национальной безопасности России

Москва – 2012

Ред. Golden-Ship 2013

Автор – составитель:

кандидат юридических наук, академик Всемирной академии наук Комплексной безопасности, священник Хвыля-Олинтер А.И. (введение, гл. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9);

раздел 5.2 написал профессор, доктор медицинских наук Кондратьев Ф.В.;

раздел 4.4.6. подготовлен на основе материалов диссертации кандидата философских наук, священника Игоря Арзуманова;

участие в редактировании – Молчанов А.А.

С позиции национальной безопасности Российской Федерации рассматриваются основные вероучительные и правовые характеристики религий и деструктивных религиозных культов, действующих на территории России. В объективных сравнительных целях автор использует разные научно-мировоззренческие позиции: материалистическую, религиозную и теологическую. Рассматриваются теоретические и практические вопросы, в первую очередь те, которые имеют отношение к правоохранительной, политологической и кратологической сферам. Некоторые разделы специально изложены с точки зрения религиозного человека для более точного понимания специфического состояния веры и религиозной мотивации. Особое внимание уделено православию, как крупнейшей культуро-созидательной и государственно-образующей религии нашей страны, подчеркнуто выделенной в преамбуле Закона РФ «О свободе совести и о религиозных объединениях». В книге помещены практические рекомендации для различения основных групп деструктивных культов, действующих на территории России, и пример методики раскрытия убийств, совершенных по религиозным мотивам.

Книга предназначена для служащих органов исполнительной власти Российской Федерации, а также для всех, интересующихся духовно-религиоведческой тематикой и вопросами укрепления национальной безопасности России.

Содержание

Введение. 5

1. Основополагающие духовно-религиозные понятия национальной безопасности России   14

1.1. Что такое – вера, духовность и религия?. 14

1.2. Важнейшие термины и определения.. 23

2. Направления изучения религий, действующих в России.. 44

2.1. Религиоведение и теология.. 44

2.2. Структура религиоведения и религиозности.. 46

3. Типологизация религий, действующих в России.. 55

3.1. Типологизация мировоззрений.. 55

3.1.1. Определение мировоззрений с позиции религиоведения. 55

3.1.2. Взгляд на мировоззрения с позиции теологии. 58

3.1.3. Атеистическое мировоззрение. 59

3.2. Исходные положения для типологизации религиозных объединений и их вероучений   68

3.2.1. Общие подходы к типологизации религиозных объединений и вероучений. 68

3.2.2. Абсолютная система критериев сравнительной оценки вероучений. 78

3.3. Оценка вероучений по их отношению к созидательности.. 95

3.4. Примеры классификаций религиозных объединений.. 97

3.5. Типологизация религиозных объединений в Федеральном законодательстве. 112

4. Влиятельные религии, действующие в России.. 119

4.1. Общая религиозная ситуация в России.. 119

4.2. Православие и иные христианские конфессии и деноминации.. 130

4.2.1. Общие признаки христианства. 130

4.2.2. Православие. 132

4.2.2.1. Общие сведения о православии. 132

4.2.2.2. Основы православного вероучения и практики. 133

4.2.2.3. Структура Русской Православной Церкви. 138

4.2.2.4. Отношение православия к государственной власти. 144

4.2.2.5. Православие о взаимоотношении веры и знания. 147

4.2.2.6. Формирование православных правил (канонов) 148

4.2.2.7. Проблемы православной духовной безопасности. 151

4.2.3. Сравнение православия с деструктивными культами. 153

4.2.4. Иные христианские объединения. 161

4.2.4.1. Католицизм.. 161

4.2.4.2. Протестантизм и неопротестантизм.. 171

4.3. Ислам.. 177

4.3.1. Общие особенности ислама. 177

4.3.2. Возникновение ислама. 178

4.3.3. Священные писания ислама. 180

4.3.4. Ветви ислама. 181

4.3.5. Вероучение и предписания ислама. 184

4.3.6. Структура исламских организаций в России. 185

4.3.7. Исламские деструктивные движения. 185

4.4. Буддизм.. 190

4.4.1. Общие особенности буддизма. 191

4.4.2. Становление буддизма и его ветви. 192

4.4.3. Верования буддизма. 194

4.4.4. Священные буддийские писания. 195

4.4.5. Восточные религиозно-философские взгляды.. 196

4.4.6. Тантрический буддизм.. 198

5. Деструктивные культы (секты), действующие в России.. 204

5.1. Признаки сатанистских сект и их адептов. 204

5.2. Деструктивные секты в судебно-психиатрической оценке. 206

5.3. Признаки деструктивных культов христианской ориентации.. 218

5.4. Признаки деструктивных культов неоязыческой ориентации.. 220

5.5. Признаки деструктивных оккультных и псевдонаучных объединений.. 220

5.6. Признаки деструктивных культов неовосточной ориентации.. 223

5.7. Признаки деструктивных культов псевдопедагогической ориентации.. 225

5.8. Признаки деструктивных культов псевдоспортивной ориентации.. 226

5.9. Организации, декларирующие себя как общественные, но имеющие религиозные признаки   227

6. Правовое регулирование отношений государства и религиозных объединений в России   228

6.1. Взаимоотношения религиозных объединений и государства.. 228

6.2. Юридическое противодействие деструктивным культам.. 232

7. Методика раскрытия и расследования убийств, совершенных по религиозным мотивам    256

7.1. Общие вопросы... 256

7.2. Криминалистическая характеристика убийств, совершаемых сатанистами. 257

7.3. Особенности осмотра места происшествия.. 267

7.4. Назначение криминалистических экспертиз. 271

7.5. Проведение иных следственных действий.. 280

8. Библиография.. 288

9. Приложения 1-6.. 290

Приложение 1 – Примеры преступлений адептов деструктивных культов.. 290

Приложение 2 – Участие деструктивных культов в антиобщественных акциях.. 303

Приложение 3 – Сложность контроля над запрещенными религиозными объединениями   304

Приложение 4 – Общие черты действующих в России деструктивных культов.. 305

Приложение 5 – Оценка деструктивности и психологического насилия в культе. 307

Приложение 6 – Использование деструктивными культами контроля сознания.. 308

Краткие сведения об авторе. 313


 

Введение

Религиоведение (также как теология, религиозная философия, богословие) изучает такие сферы бытия, которые имеют жизненное значение для каждого человека, практически для всех общественных структур, социальных институтов и, конечно, для деятельности органов исполнительной власти России. Однако большинство граждан нашей страны, многократно сталкиваясь с теми или иными проявлениями религиозности в повседневной жизни, в культуре, науке, этике, политике и т.д., как правило, этого не осознает и не замечает. А ведь элементы религиозности присутствуют даже в таких точных науках как математика и физика (чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с трудами Паскаля, Ньютона, Лейбница, Ломоносова, Фарадея, Шпенглера, Эйнштейна, Гейзенберга, Планка, Ильина, Раушенбаха и других всемирно известных ученых, знающих о существовании духовного мира и стремящихся его изучать). Многие, не понимая важных особенностей наших традиционных религий, не умеют общаться с их представителями, а также правильно вести себя в культовых собраниях и зданиях. Случается подобное и при решении ответственных управленческих и правовых задач, при расследовании правонарушений, совершенных по религиозным мотивам. Поэтому знание ключевых особенностей религий (прежде всего – правовых и нравственных) полезно служащим органов исполнительной власти, исходя из их профессиональных, социальных, семейных, а также личных интересов и потребностей.

Но есть и другая причина значимости изучения религиоведения. Одна из задач органов исполнительной власти Российской Федерации – защита государства и его граждан, а также всех людей, находящихся на его территории, от антиобщественных и противоправных событий. Подобная деятельность не может быть успешной без соответствующей позитивной активности и сознательности населения. Правовое сознание и общественная мораль формируются через восприятие населением права и закона в свете культуры, вероучений, идеологий, традиций, обычаев, обрядов. Известно, что право и закон – не одно и то же. Юристы определяют право как исторически определенную и объективно обусловленную форму свободы в реальных отношениях. В отличие от императивного закона, право имеет и внутреннее убеждение, смыкается со сферой действия морали. Современное правовое государство ставит на первое место человека, его свободы и права, что, кстати, вытекает и из созидательных вероучений о роли человека в мире. Для органов исполнительной власти существенно то, что принципиальной становятся моральная оправданность закона, справедливость права и управленческих решений. Здесь уместно привести два высказывания  президента Российской Федерации В. Путина:

        «При решении управленческих вопросов… мы… должны руководствоваться здравым смыслом. Но этот здравый смысл должен быть основан на моральных принципах. Нет и не может быть, на мой взгляд, в сегодняшнем мире морали и нравственности в отрыве от религиозных ценностей …»; «…и традиционные конфессии Российской Федерации, и ядерный щит России являются теми составляющими, которые укрепляют российскую государственность, создают необходимые предпосылки для обеспечения внутренней и внешней безопасности страны. Из этого можно сделать ясный вывод о том, как государство должно относиться – и сегодня, и в будущем – и к тому, и к другому».

Правовое и нравственное сознание граждан, в частности, законопослушность и социальная терпимость, вырабатываются факторами, различающимися по своей социальной значимости. К важнейшим из них относятся религиозные и мировоззренческие, так как именно они определяют стратегическую позицию не только отдельных физических лиц, но и социальных структур в отношении права, закона, власти, свободы, обязанности, гражданственности, патриотизма, справедливости, счастья, добра, совести и т.п. Посему так важно конструктивное взаимодействие наших органов исполнительной власти с традиционными крупнейшими российскими созидательными религиями: прежде всего – с православием, а также с исламом и буддизмом. Значительное (но весьма разное с точки зрения гражданственности, права, культуры и нравственности) воздействие на жизнь России оказывают иудаизм, традиционные местные языческие религии, а также религиозные секты.

Как убедительно показывают сравнительное правоведение и юридическая антропология, все правовые и этические системы выросли из тех или иных религий, и в значительной мере ими же поддерживаются. Известны правовые системы откровенно религиозные, а также на первый взгляд светские. В мире сейчас распространен правовой плюрализм, предполагающий сосуществование разных правовых систем, в том числе религиозных. Базовые анализы социальной психологии отмечают, что светским правом удается регулировать не более 50% процентов общественных отношений. Остальное входит в сферу традиций, обрядов, привычек, то есть, опять-таки, конкретных религий, мировоззрений или… суеверий, зачастую крайне примитивных и деструктивных.

Различные религии имеют неодинаковые, часто противоположные взгляды на право, власть и нравственность. Например, православные убеждены, что любая государственная власть – попускается или благословляется Богом, а иеговисты учат, что вся нынешняя светская власть, будто бы – от сатаны. Существуют религии, считающие, что государственное и все остальное право должно соответствовать их вероучениям, имеющим свои священные, всеобъемлющие и незыблемые социальные законы (Шариат, Талмуд, законы Ману, масонские установления и т.п.). Некоторые религии и псевдорелигиозные движения придают онтологическое основание злу, считая само зло реально существующим, так же, как, например, существует электромагнитное поле, но при этом приравнивая зло к добру или даже возвышая над ним. Подобные выводы они делают также в отношении смерти и жизни. Известны культы, открыто поклоняющиеся злу, что имеет весьма негативное значение для национальной и конституционной безопасности, и в первую очередь – ее духовной составляющей, поскольку в данные группировки вовлекаются юные и неокрепшие души, своей непосредственностью и непониманием роли в сатанинских игрищах заражающие сверстников участием якобы в их духовном образовании в «кружке» избранных.

В жизни любой страны особую роль играют традиционные религии. Однако реально позитивную лепту в историю стран и народов вносят лишь созидательные, культурно-творческие, государственно-образующие религии и вероучения. Действия, имеющие те или иные негативные стратегические результаты для общества, института семьи и личности, свойственны вероучениям всех религиозных деструктивных культов (сект).

Таким образом, правосознание, нравственность и культура в значительной степени зависят от значимости и вековой истории вероучений, влияя как на институты общества, так и на отдельные личности, глубоко и убежденно следующие своей вере и заставляющие задумываться других о непоколебимых мотивах и позициях собственного поведения в тех или иных жизненных коллизиях. К сожалению, игнорируя вклад религий в социальную жизнь, некоторые граждане нашей страны относятся к этому явлению, как Козьма Прутков воспринимал значимость Солнца. На вопрос о том, что важнее, Солнце или Луна, он ответил, что, конечно, Луна. Будто бы, Солнце светит днем, когда и так светло, зато Луна помогает ночью ориентироваться. Фундаментальную положительную роль, прежде всего – традиционного православия, а затем традиционного ислама и традиционного буддизма в становление и развитие (в том числе на современном этапе истории), нашего государства, в формирование самосознания, культуры и языка наших народов, нравственности и правосознания, эти граждане как бы не замечают.

Статья 14 Конституции нашего государства определяет, что «Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом». Под термином «светское» понимается «не духовное», мирское, гражданское. Однако влияние религий на нашу жизнь, в том числе на мораль и правосознание, чрезвычайно велико. Существенно и то, что по исследованиям статистиков более 90% людей, – так или иначе осознанно верующие. На самом деле религиозные объединения и входящие в них граждане вовсе не «отделены» в некие резервации, а осуществляют свою деятельность в соответствии с законами страны, на территории которой они находятся. Кроме того, каждый государственный служащий и его ближайшее окружение в отношении веры и религий обязательно имеют какую-либо собственную  позицию, причем – далеко и осознанно не нейтральную. Оттого на практике всегда возникают те или иные предпочтения.

Для органов исполнительной власти в качестве приоритетных важна проблема экстремизма и терроризма. Во все времена религиозные экстремисты отдают свои и чужие жизни для достижения целей своих лидеров. В современном мире кровавые религиозные конфликты  происходят едва ли не ежедневно, и потому в средствах массовой информации и среди специалистов постоянно обсуждается тема религиозных и псевдорелигиозных деструктивных сект, настойчиво пытающихся влиять на сознание российских граждан. Это именно обсуждение, дискуссия, хотя порою мотивации здесь преследуют не столько искреннее нравственное беспокойство ее участников, сколько конъюнктурное желание поднять интерес, то бишь, «рейтинг» той или иной программы благодаря изложению горяченьких фактов, будоражащих сознание обывателя.  

Данные культы разрушают естественное гармоническое состояние личности: духовное, психическое и физическое, что можно определить как тотальную деструктивность отдельного лица (внутренняя деструктивность), но  также они прямо и агрессивно посягают на созидательные традиции и нормы, сложившиеся социальные структуры, культуру, вероисповедания, порядок и общество в целом (что является отрицательной силой внешней деструктивности).

Деструктивность культов (сект) проявляет себя также в сфере отношений, регулируемых моралью и правом.

В социальном аспекте сектой можно назвать организацию или группу лиц, замкнувшихся в своих интересах (в том числе культовых), не совпадающих с интересами общества, или безразличных, или противоречащих им. Одной из характерных особенностей сект является утопичность их учений. Неизбежным следствием сектантства становится искажение жизни секты и ее адептов в мире, захват этим искажением ее сторонников, проявление различных форм деструктивности, в том числе экзальтации, экстремизма, аморальности и беззаконности.

Источники и стимулы безнравственности и правонарушений в среде религиозных движений различны. Здесь проявляются и глубоко личные мотивировки, и разного плана интересы отдельных адептов и групп, зачастую – шкурнические и лукавые (а иногда и патологически болезненные). Правонарушители такого рода периодически появляются в любых социальных слоях. Но глубинные, стратегические по последствиям особенности (в том числе и противоправные), деструктивных культов кроются в основах их вероучений и мировоззрений.

Негативными чертами, стимулирующими криминальный характер действующих в России деструктивных религиозных сект являются:

·      отсутствие внутренних ограничений;

·      стремление к мировому господству;

·      агрессивность поведения;

·      неразборчивость в методах достижения цели;

·      стремление создать свой якобы идеальный положительный внешний образ в среде дезориентированного в своих социальных бедах обывателя;

·      борьба с традиционными созидательными вероисповеданиями и традиционной этнокультурой;

·      враждебность к государству как к таковому;

·      безоглядная деятельность в поддержку «свободы совести» и всякого рода «обиженных»;

·      спекуляции вокруг науки, разума и здравого смысла.

Абсолютизация «свободы совести» привела к появлению так называемого «светского» государства, декларативно отделенного от всех религий. Современное широкое толкование «светского» государства фактически признает его как идеал безличной внерелигиозности, безверия и обездушивания, механизированности государственных институтов. При этом служащий органа исполнительной власти воспринимается, словно запрограммированный ведомственными инструкциями автомат, что подразумевает известный скепсис в его восприятии, впрямую связанный с повальным мздоимством, как фактором эффективного решения тех или иных вопросов. Что, естественно, способствует процветанию двойной морали.

Для служащих органов исполнительной власти важна правовая оценка характеристик религиозных объединений. С точки зрения влияния на правовое сознание, нравственность и духовную безопасность весьма существенной характеристикой вероучений считается законность духовного общения с объектом служения (поклонения). Духовное пространство также имеет свои законы (не только в смысле правовых норм, но и в смысле духовных закономерностей, объективных духовных свойств). Самоволия в религии (как и в светском праве) неизбежно приводят к неуважению закона вообще и забвению этики в реальных делах, к возникновению ситуаций, опасных для общества, семьи и личности. Духовная законность внутри конкретного культа, например, свидетельствует, каким образом выбранные средства соответствуют тем священным нормам, доктринам, принципам священнодействий и толкований священных текстов (весь этот перечень в целом называется внутренними установлениями), что были заложены в него в самом начале. Обычно они отвечают священным правилам, которые объект служения (поклонения) и основоположник сами установили и разрешили для своих приверженцев. Однако в сектах их лидеры, исходя из конъюнктурных соображений, часто изменяют внутренние установления, выдумывая правдоподобные оправдания своим самовольным действиям (например, спекулятивно опираясь или на «свободу совести», или на «разум», или на «здравый смысл», или на вольные толкования разных пророчеств).

Другой, несомненно социально значимой стороной законности каждого конкретного вероучения представляется степень соблюдения прав и свобод человека. Эта сторона законности напрямую связана с духовно-нравственными, политологическими и криминологическими характеристиками объекта служения (поклонения), основоположника и лидера каждого религиозного объединения и вероучения, с соблюдением вышеупомянутой духовной законности.

При оценке влияния на правовое и нравственное сознание любые вероучительные, духовные, мировоззренческие системы и движения попадают в достаточно конкретные области духовно-нравственного пространства. Конечно, необходимо принимать во внимание не только открытые, но, прежде всего, ключевые аспекты знаний и учений внутренних уровней и кругов посвящения в культах. В сектах эти сведения нередко утаиваются от непосвященных, а, зачастую, и от рядовых адептов. Лишь очень незначительное количество религиозных объединений (например, православие) принципиально не имеет тайных уровней и учений. Важны также особенности различных толкований вероучений.

В сектах, в отличие от традиционных созидательных религий, изначально заложены какие-либо извращения, прежде всего – подмена любви и иных положительных ориентиров духовно-нравственными лозунгами, чувственной экзальтацией и тоталитарной организацией всей внутренней жизни. В их учениях неизбежно появляются злоупотребления методами управления толпой, театрализованные ритуалы, увлечение психотехникой, духовный бизнес и практика искусственного духовного опьянения (в корне отличающиеся, к примеру, от православного устоя ведения «трезвенного» образа жизни). В жизни подобных культов возникают серьезные негативные социальные, духовные, психические, этические и правовые (преимущественно криминологические) последствия.

Исследователи насчитывают в современной России сотни только официально известных образований, относимых к подобным группам. Прежде всего, это сатанисты и все, близкие к ним, а также демонические движения, оккультно-мистические учения, открыто или скрыто признающие в качестве одного из своих кумиров зло как реальную сущность. Симптоматично, что в России основным своим врагом сатанисты считают православие, и лишь затем в объекты их нападения попадают другие традиционные созидательные религии.

Отметим, что верное формирование правосознания, морали и поддержание духовной, а, значит, и национальной безопасности на должном уровне, невозможно без учета религиозного фактора, социального партнерства с традиционными созидательными религиями.

Национальная, государственная и конституционная безопасность в целом есть степень защищенности личности, общества и государства. Она может создаваться тремя путями: прямой защитой от конкретных внешних и внутренних угроз; упреждающей нейтрализацией источников опасности; развитием механизмов самосохранения и саморегулирования непосредственно у самих защищаемых объектов. В целом, анализ факторов, влияющих на безопасность нашей страны, возможен по ряду направлений, например: национальные интересы; угрозы национальной безопасности; обеспечение национальной безопасности.

Из Закона Российской Федерации «О безопасности» следует, что общественные объединения входят в систему безопасности вместе со всеми остальными субъектами безопасности. Без этого нереальна единая и эффективная государственная политика в сфере безопасности. Кроме того, подчеркивается, что национальная безопасность состоит из многих компонентов. Система обеспечения национальной безопасности должна быть органично увязана с ценностями и интересами личности, семьи, созидательных общественных структур и государства, которые, в свою очередь, обязаны иметь взаимный согласованный характер.

Несомненно, что при решении вопросов национальной безопасности государство в порядке справедливости и самосохранения должно отдавать предпочтение традиционным созидательным религиям, то есть таким, которые внесли и вносят заметный и устойчивый позитивный (созидательный) вклад в историю, традиции, культуру, язык и самосознание народа, общества, государства, человечества.

Созидательная традиционность – многофакторное явление, в котором продолжительность, а иногда даже и массовость деятельности религиозного объединения во времени не являются обусловливающими. Например, некоторые очевидно деструктивные демонические культы обнаруживают себя на территории России с древнейших эпох, они довольно многочисленны и имеют тайную духовную преемственность. Существуют также как явно традиционные российские религии общегосударственного масштаба, так и культы отдельных народностей нашей многонациональной страны. К ним совокупно принадлежит (как напрямую, так и этнокультурно), наибольшая часть граждан Российской Федерации. В то же время известны религиозные объединения, существующие на территории России сотни лет, и относительно многочисленные, например, протестантские и неопротестантские конфессии и деноминации: баптисты, адвентисты, пятидесятники и т.п. Однако эти образования не внесли никакого сколь-либо заметного и устойчивого вклада в историю, традиции, культуру, язык и самосознание российских народностей и государства.

Возникает вопрос: а почему? А потому что в естестве своем эти направления глубоко чужды органике сознания русского человека. Верующие, принимая основные постулаты именно верой, не нуждаются в том, чтобы оправдать свою веру лишь только логикой. Когда Фома сказал, что не поверит в Воскресение Христа, пока «не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его», Христос явился и сказал Фоме неверующему: «Подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; и не будь неверующим, но верующим». Настоящая вера – отнюдь не только рациональное знание. Это огромное чувство, феномен, не нуждающийся ни в каких доказательствах (также как человеку не нужно доказательство его собственного бытия). Это единственный вариант абсолютного знания, ибо любое знание, выведенное из логики, можно усомнить. И только вера несомненна и основана на фактах. Христиане, не искавшие логического оправдания веры, стали верующими по сути и по духу. Верующими, а не только знающими. Протестанты же взялись осмысливать веру в Бога с помощью логики, рационального мышления. Согласно протестантской теории предопределения, человек еще до своего рождения имеет нечто вроде маршрутного листа, определяющего всю его жизнь. Такой взгляд на судьбу уничтожает основу добрых дел. Какой в них смысл, если все предопределено? Спасение души не зависит от того, что ты делаешь, ибо все равно не можешь сделать то, что не предопределено. Этот принцип для людей, стремящихся оправдать и освободить свои страсти, стал своего рода духовным Клондайком. Протестантизм через предопределение дал «лицензию» на совершение греха. Выходило, что человек совершает плохие поступки благодаря промыслу Божьему. И никто не в силах свернуть с пути, предначертанному свыше, ибо, если это возможно, Бог не всемогущ и не всезнающ, что противоречит Его природе. Любой самый необразованный верующий легко и непринужденно справляется с подобным противоречием, даже не замечая его, поскольку верит, что Бог всемогущ, а человек свободен, и даже не замечает этого противоречия. Вера, будучи больше, чем рациональное знание, спасает его от заблуждения.

Таким образом, логика протестантизма, адекватная к миру земному, разрушает догматы мира вышнего. Вместо свободной воли и выбора родился механицизм, по сути отказывающий человеку в свободе, уподобляя его существу, действующему по заранее определенной программе.

Убивая свободу, волю и выбор, предопределение уничтожает основу христианства – равенство перед Богом. Согласно протестантской доктрине, Христос своей смертью якобы открыл путь ко спасению не всем, а лишь избранным. То есть, избранные – основной ориентир. Такова философия и разного рода сект. А как определить, кто избран, а кто обречен? Выстраивается следующая логика: раз Бог делает кого-то богатым, значит, этим Он награждает человека, то есть, избирает его. Кстати, избранничество через страдания и подвиг развития в протестантизме не получило. Например, монашества и аскетики в протестантизме нет вообще. Вожделенными целями стали богатство и благополучие. Избранность стала определяться не поступками и делами, а деньгами, богатством, капиталом. Богатый и избранный стали синонимами. Бедность – признаком греховности. Возникло явление религиозного устремления к богатству. Появились агрессивные формы капитализма, товарных отношений и потребительства. Люди начали укреплять свое материальное благополучие не для того, чтобы лучше жить, а для того, чтобы попасть в число избранных и спасти свою душу. В самой постановке вопроса содержится логическое нарушение. Человек, чтобы стать богатым, должен что-то делать, а не плыть по воле волн. И, в конце концов, он обретет спасение не по заранее определенному кем-то плану, а через свои дела. Логика протестантизма в данном примере терпит ущерб, невосполнимый никакой софистикой. Здесь очень важный момент: протестанты отказываются следовать логике до конца. Отказавшись верить в спасение души через Откровение, ибо этому не может быть логического подтверждения, они призвали поверить в спасение души через богатство, хотя это явно противоречит логике. Вера в спасительную силу денег не имеет под собой никакой логики, как и вера в Откровение. Оба варианта – чистая вера, противоречащая логике. Но протестанты, выбирая из двух возможных вариантов один, принимают веру  в спасительную силу денег.

В православии основное значение поступка – в самом поступке (в его мотивации), а не в его результате. Решающую роль имеет искренность намерения. Если ты всю жизнь что-то делаешь, но не достигаешь результата, или, более того, получаешь отрицательный результат, это не означает ошибочности твоих действий. Если ты все делаешь честно, пусть даже и безрезультатно, значит, ты прав. Честные намерения, которые ты пытаешься реализовать, выше самого результата. Будет или не будет результат, зависит не от человека, а во многом – от других обстоятельств, от случая и удачи. В России есть поговорка: Бог намерения целует. Для Бога важен не столько результат, сколько намерения.

В протестантизме все наоборот: сами по себе поступки не имеют значения, важен исключительно результат. Все оценивается с позиции экономической эффективности. Чем больше богатеешь, тем больше становишься избранным. Каким образом богатеешь – неважно. Но протестантство есть не философия. Это – религия. И ее генеральная направленность не от логики, а от веры. Веры, в которой деньги якобы способствуют спасению души, и никакой логики под этой верой не было, нет, и не может быть.

Таким замысловатым путем возродилась религия денег и товара, поклонение древнему божеству «маммоне». Эта религия глубоко противна истинному православному сознанию, ибо несет в себе опасность огромного общественного разложения. А потому можно придти к безыскусному выводу: образованной исполнительной власти, дорожащей корнями своей страны, как и подавляющему большинству наших сограждан, необходимо приоритетное сотрудничество именно с традиционными созидательными религиями по направлениям, определенным не только законодательством Российской Федерации, но  и  реальной сферой национальной безопасности. Что, кстати, соответствует широкой международной практике.

Во многих правовых документах Российской Федерации однозначно вскрывается значимость духовной безопасности.

Еще в 1996 году Государственная Дума в своем обращении «К Президенту Российской Федерации об опасных последствиях воздействия некоторых религиозных организаций на здоровье общества, семьи, граждан России» предложила «считать религиозную безопасность российского общества важным приоритетом национальной безопасности наряду с военной, политической, экономической, экологической и социальной».

В «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» написано о том, что возрождаются исконно российские идеалы, духовность, достойное отношение к исторической памяти. О том, что силы и средства обеспечения национальной безопасности сосредоточивают свои усилия и ресурсы на обеспечении национальной безопасности, в частности, в духовной сфере. Предупреждается об опасности религиозного радикализма и религиозной нетерпимости. Утверждается необходимость конфессионального согласия. Указывается на необходимость сохранения духовного наследия и доступности информации по различным вопросам духовной жизни общества. Стратегия провозглашает, что решение задач обеспечения национальной безопасности в сфере культуры в среднесрочной и долгосрочной перспективе достигается за счет признания первостепенной роли культуры для возрождения и сохранения культурно-нравственных ценностей, укрепления духовного единства многонационального народа Российской Федерации и международного имиджа России в качестве страны с богатейшей традиционной и динамично развивающейся современной культурой, создания системы духовного и патриотического воспитания граждан России.

Военная доктрина Российской Федерации обращает внимание на религиозный экстремизм, на противоправную деятельность религиозных движений, организаций, структур, направленную на нарушение единства и территориальной целостности Российской Федерации, дестабилизацию внутриполитической обстановки в стране.

В Доктрине информационной безопасности Российской Федерации в разделе «В сфере духовной жизни» указывается на наиболее опасные угрозы информационной безопасности в этой сфере, в частности: на возможность нарушения общественной стабильности, нанесение вреда здоровью и жизни граждан вследствие деятельности религиозных объединений, проповедующих религиозный фундаментализм, а также тоталитарных религиозных сект. В качестве основных направлений обеспечения информационной безопасности Российской Федерации в сфере духовной жизни указываются, в частности, выработка цивилизованных форм и способов общественного контроля за формированием в обществе духовных ценностей, отвечающих национальным интересам страны, воспитание патриотизма и гражданской ответственности,  формирование правовых и организационных механизмов обеспечения конституционных прав и свобод граждан, повышение их правовой культуры в интересах противодействия сознательному или непреднамеренному нарушению этих конституционных прав и свобод в сфере духовной жизни.

В Российской Федерации на уровне Правительственных комиссий вновь и вновь рассматриваются вопросы о мерах противодействия проникновению религиозных экстремистских сект на территорию нашей страны. Вносятся дополнения в существующее законодательство, покуда недостаточным образом регулирующее деятельность иностранных представителей религиозных объединений в России. Задача в том, чтобы, не «осложняя жизнь» законопослушным религиозным деятелям, поставить эффективный законодательный заслон проникновению в страну сил, рядящихся в религиозные одежды, но в тайне – преследующие цели экстремистского характера, угрожая безопасности нашего государства и общественному миру.

В этой связи соответствующие поручения даются Министерству иностранных дел, Министерству внутренних дел и Министерству юстиции. Готовятся очередные изменения и дополнения в Федеральный Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Наряду с подготовкой законодательных мер, органы ФМС и другие правоохранительные структуры, в рамках уже имеющихся у них полномочий, должны усилить механизм контроля над деятельностью иностранных представителей религиозных объединений в России. К этому необходимо добавить, что значительное количество лидеров религиозных международных деструктивных объединений проникают в нашу страну и годами проживают на ее территории, успешно минуя инстанции ФМС.

Традиционные созидательные религии являются одним из естественных охранителей духовной безопасности (как неотъемлемого компонента национальной безопасности) нашей страны. В частности, Русская Православная Церковь выдвигает высочайшие требования к личной и общественной совести людей, а также создает необходимые условия для ее развития и укрепления. Поэтому православным свойственны такие качества, как милосердие, жертвенность, ответственность, патриотизм, уважение к власти, жизненная и гражданская активность, социальная терпимость к иноверцам, уважение к национальному самовыражению. Православие призывает любить ближнего. А для этой религии ближний – любой человек, независимо от веры, национальности, гражданства, пола, возраста и иных факторов. Православной этике чуждо деление народов и национальностей на лучшие и худшие, принижение какой-либо этнической или гражданской общности. Православная Церковь осуществляет миссию примирения между вовлеченными во вражду нациями и их представителями, осуждая межэтнические конфликты. Православие прекрасно понимает, какое огромное значение для укрепления гражданского мира и согласия в России имеют как традиционные отечественные направления ислама и буддизма, а так и традиционные местные созидательные религии малочисленных народов.

Отсюда понятны преимущества активного сотрудничества традиционных созидательных религий и органов исполнительной власти в сфере духовной и иной безопасности государства, общества, семьи и личности.

По мнению традиционных созидательных религий одним из важнейших факторов укрепления духовной безопасности России считается духовно-нравственный уровень людей, их осознание собственного призвания, долга и обязанностей в этом мире. Человек является центром и целью всей социально-экономической и культурной жизни. Формируя духовно-нравственную личность на основе позитивных нравственных заповедей, уважая и развивая ее человеческое достоинство, освящая семью, эти религии создают необходимые условия для развития созидательных общественных структур и процессов, для нравственного, экономического и социального благополучия всего нашего общества.

Таким образом, для блага России и большинства ее граждан во всех направлениях укрепления духовной безопасности в качестве полноправного субъекта системы национальной безопасности должны участвовать ведущие традиционные созидательные религии. Именно поэтому органы исполнительной власти Российской Федерации, Субъектов Российской Федерации, а также традиционные созидательные религии активно взаимодействует друг с другом по многим направлениям милосердия, благотворительности и культурного просвещения.

Целесообразно усиливать и конкретизировать взаимодействие органов исполнительной власти с традиционными российскими созидательными религиями и в сфере духовной безопасности. Каким образом? Это и экспертиза культов, – новых, неизвестных, или подозреваемых в деструктивности, и разоблачение сект, утаивающих свою религиозность и регистрирующихся как общественные объединения. Духовное просвещение населения в отношении опасности подобных культов; контроль, профилактика и прогнозирование духовных процессов в обществе; участие в подготовке методик раскрытия и расследования преступлений, совершенных по религиозным мотивам.

Настоящее пособие по духовно-религиозным основаниям национальной безопасности России, написанное для служащих органов исполнительной власти Российской Федерации, предназначено для подготовки специалистов в этой сфере. Все материалы пособия исходят из интересов укрепления национальной безопасности нашей страны. Принимая во внимание достаточно большое количество содержащих общие сведения учебников по религиоведению, описание вероучений и практической деятельности различных религиозных объединений ориентировано в нем с учетом специфики органов исполнительной власти, на вскрытие их отношения к праву, законопослушности и нравственности.

Более того: некоторые разделы пособия сознательно написаны с позиции верующего человека для того, чтобы любой читатель отчетливее их понял. Особое внимание уделено так называемым деструктивным сектам с учетом опыта противодействия им как в нашей стране, так и в иных государствах и международных организациях.

Автор выражает признательность всем, кто поддерживал и вдохновлял его при подготовке и издании настоящей книги, прежде всего А.В. Зуйченко, А.А. Молчанову. Особая благодарность приносится: моим родителям ­– Игорю Андреевичу Хвыля-Олинтер (07.12.1921-23.08.2011) и Вере Федоровне Хвыля-Олинтер (10.08.1923-19.09.1998), моей крестной матери – Валентине Федоровне Чесноковой (28.06.1934-27.06.2010), а также всей моей семье; Православному Свято-Тихоновскому гуманитарному университету; преподавательнице Белгородской Православной Духовной семинарии О.Н. Воробьевой. И, конечно, благодарность всем тем, кто многие годы обучали автора различным умениям, аскетике и знаниям, помогали ему открывать суть духовности, веры, нравственности, науки и жизни.

 

1. Основополагающие духовно-религиозные понятия национальной безопасности России

 

1.1. Что такое – вера, духовность и религия?

Перед каждым человеком рано или поздно встают так называемые «великие теологические и богословские вопросы», возникает необходимость выбора своих вариантов ответа на них, дающих ту или иную осмысленность человеческому существованию.  Среди этих вопросов весьма значимы следующие:

v       Кто я и почему существую?

v       Есть ли у моего существования  смысл, цель и предназначение?

v       Какова ценность человеческой жизни?

v       Имеется ли смысл, цель и предназначение у человечества, жизни, Природы, Вселенной?

v       Что есть Истина?

v       Существует ли Абсолютная Истина?

v       Можно ли познавать Истину?

v       Есть ли Бог?

v       Как можно общаться с Богом?

v       Есть ли жизнь после земной смерти?

v       Что такое добро и что такое зло?

v       Почему есть горе, страдания и несчастья?

v       Существует ли душа или разум отдельно от тела?

v       Всемогущи ли наука и разум?

v       Существуют ли и другие пути познания мира и человека?

 

На эти вопросы разные варианты ответов можно найти в религиозном и духовном мире. Зачастую уровень проработки этих ответов недоступен рациональному мышлению и может быть понят только духовными средствами и методами. Однако знание особенностей этого особого мира в современном светском обществе сильно искажено. Поэтому рассмотрим главные для религиоведения, теологии и духовной безопасности понятия, по отношению к которым, к сожалению, в обществе существует множество недоразумений и ошибочных толкований.

Первое. Что такое – «вера»? Историко-этимологический словарь современного языка дает два определения этого понятия:

1) готовность признать существование, наличие чего-либо возможного, предполагаемого, граничащая с убежденностью в чем-либо, «твердая надежда на что-либо»;

2) «религиозное мировоззрение».

Однако первое определение приравнивает веру к уверенности, убежденности или доверию, что далеко не так. К сожалению, подобное искаженное определение веры используют некоторые религиоведы. Второе определение сближает веру с религией, что не совсем правомерно, ибо «религия» есть, прежде всего, одна из форм общественного сознания и социальных институтов, имеющая определенную инфраструктуру. Кроме того, второе определение придает вере характер некоей системы взглядов, воззрений, что на самом деле является лишь частью веры.

Для религии необходимо несколько (хотя бы двое или трое) духовно схожих (сродных) и единых в вере людей, находящихся в особом устойчивом, организованном и целенаправленном общении. Вера исходит из индивидуальности и уникальности верующей личности, а религия — из общности верующих людей. Понятие «религия» делает акцент на общественную (коллективную) связь с тем или иным объектом культового служения (поклонения). Религия есть один из общественных институтов. Хотя, как показывает история, любая религия зарождается от конкретной личной веры.

Отдельные религиоведы считают, что к вере приходят через некий промежуточный этап, именуемый доверием. Однако такой подход не раскрывает источника объективности личной веры, делая ее субъективным внутренним состоянием психики одного человека или группы людей. Некоторые философы и религиоведы утверждают, что вера не может претендовать на объективную значимость, что она — всего лишь основа доверия. Более того, они говорят, что тот, кто знает, не может верить, якобы вера всегда «слепа» и основана на риске собственной личностью. Сторонники таковых гипотез выделяют теоретическую веру в то, что «нечто есть», и религиозную веру в области непознаваемого. Они уверены, что никакое объективное знание о трансцендентных, надприродных, и сверхъестественных (но никак не противоестественных), вещах невозможно. Однако любой верующий сразу скажет, что это не так.

Древнерусское слово «вера» означало «верование», «правда», «присяга», «клятва». В древних языках германской группы оно соответствовало понятиям «честность», «правда», «истина», «союз», «договор», «обет», «дружба». Подлинное значение слова «вера» объединяет эти понятия, устанавливающие связи между личностями. Но упор делается на ту личность, которая, собственно, и верует.

В качестве примера приведем христианское определение веры, которое дает апостол Павел:

«Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом. … Верою познаем, что веки устроены словом Божиим, так что из невидимого произошло видимое» (Евр. 11, 1‑3).

В этих стихах важны слова – «осуществление ожидаемого» и «верою познаем». С таким определением согласятся адепты большинства религиозных систем и учений.

Православие, ислам и буддизм, а также большинство иных религиозных направлений согласны с тем, что, благодаря вере, познаются явления духовного и нравственного мира, обретается в жизни то, что верующий человек ждет. Каждый сознательно и действительно верующий человек практически постигает, что всякая вера является источником тех или иных духовных знаний, умения и опыта. В зависимости от истинности или ложности веры эти знания и опыт будут истинны или ложны, созидательны или деструктивны, правдивы или правдоподобны. Вера отсутствует у животных (однако у них есть чувство духовного мира). Вера есть действие особой формы сознания личности, проявление реальных духовных потребностей.

Служащим органов исполнительной власти при изучении религиозных явлений важно знать, что, согласно вероучениям, принять веру может лишь человек, который добровольно понял всей глубиной своего сердца и разума, что вопрос о вере – не просто некое мнение, но есть проблема вечной жизни и ее противоположности – вечной смерти. Это оказывает сильнейшее влияние на мотивацию верующих людей. В случае деструктивных культов данное обстоятельство часто оборачивается мотивацией и оправданием преступных действий. И здесь история весьма непринужденно соседствует с современностью.

В древнем Карфагене в раскаленное чрево огромного быка по имени Молох бросали живых младенцев. Спустя тысячелетия, в эпоху общества потребления, жертвоприношение принимает иные формы. Например, младенцев будут умерщвлять посредством абортов. Живых, ни в чем не повинных людей, еще не успевших родиться, будут называть плодом и мучительно убивать только затем, чтобы меньше работать во благо родного тебе человека или же – чтобы несостоявшаяся мать выглядела «секси». В итоге ребенка приносят в жертву блуда и иным себялюбивым потребностям. Ритуал изменился, но суть его – та же, – служение собственному эгоизму, «золотому тельцу», а если задуматься – тому, кого все великие религии называют сатаной!

По мнению религиозных организаций, каждая вера (даже с виду отрицающая сама себя), непременно имеет прямую и обратную духовную связь человека с тем или иным объектом (точнее – духом) культового служения (поклонения). Термин этот часто используется в религиоведении, теологии и религиозной философии. Для верующего существенно, что за всяким объектом культового служения, любым идолом и кумиром (даже предметом неорганической природы), обязательно пребывает конкретный мир духовности.

Второе. Что такое «духовность»? «Духовный» – качество личности, которое определяет ее деятельность в духовном мире; стержень веры, религий, мировоззрений, идеологий, целей и смысла существования, права, политики, мотиваций, морали и нравственности.

Понятие «духовность», с точки зрения этимологии, указывает на сущность, истинный смысл, глубинное содержание чего-либо или кого-либо, или, как говорят верующие – дыхание жизни. Оно сродни слову «дух», производное от него. Духовность, в частности, свойство человека, через которое проявляются действия духовного мира, как в нем, так и через него, в идеальном и материальном мире. Слово «дух» в религиях может означать дарованную кому-то Богом (или иным объектом поклонения), «власть» и «силу», позволяющую совершать необычные действия. Еще одно значение этого слова – «воля» или «отношение» человека, особенно когда речь идет о его взаимоотношениях с Богом.

Термином «дух» именуют два разных, но часто взаимодействующих явления. С одной стороны, под ним понимают некую внутреннюю духовную и душевно-психическую основу человека или социального объединения (группы, организации, народа и т.п.). С другой стороны, духами называются, согласно учениям почти всех религий, бесплотные, способные к довольно широкой самостоятельной деятельности духовные существа, одаренные, так или иначе, умом, волей, могуществом.

Под духовностью в религиозной философии часто понимаются отношения человека или объединения людей с тем или иным объектом культового служения (Богом, богами, идолами и т.п.), и духовным миром, бесплотными духовными существами, а также отражение этих отношений в других сферах общественной деятельности.

Кроме того, духовностью называется способность личности (ее души, ее «я»), и сообществ личностей, позволяющая создать указанные отношения и их отображения во внешней реальности. И важным фактором здесь является связь духовности с идеалом.

Рассмотрим одно из современных атеистических определений духовности: «Духовность – это деятельность сознания, направленная на поиск смысла жизни и своего места в ней, на определение критериев добра и зла для оценки событий, людей и руководства к действию». Здесь признается связь духовности с высшими смыслами и критериями существования человека. Однако объективные религиозные основы духовности здесь проигнорированы, что типично для материалистического и атеистического религиоведения. Поэтому духовностью в этом случае считаются проявления естественной нравственности и душевно-психологических функций сознания. При подобном подходе остаются расплывчатыми и относительными понятия «добро» и «зло». Недаром великий русский писатель Ф. М. Достоевский указывал на то, что «если Бога нет, то все дозволено». Напомним, что, согласно знанию и опыту подавляющего числа религиозных направлений, человек имеет несколько уровней своего бытия: телесный, психический (например, эмоции), душевный (прежде всего, творчество в науке или в искусстве), и духовный  – сфера веры и религий, мета-социальных и мета-мировоззренческих процессов, мета-идеалов, воли к жизни.

По мнению религиозных вероисповеданий, бытие духовности и ее проявления подчиняются, прежде всего, духовным закономерностям, зачастую сверхъестественным, то есть, превосходящим законы видимого материального мироздания (но вовсе не противоестественным). Духовность, как таковая, как сущность, связана именно с духовным миром (пространством), а не с различными видами нерелигиозного общественного сознания, скажем, политикой, искусством и наукой, хотя и оказывает мощное влияние на них и через них проявляется. Из духовного мира по разным каналам воздействия она обнаруживает свою силу во всех областях человеческого бытия, в живой и неживой среде. Религии утверждают, что проявление духовности в личности, прежде всего, характерно стремлением к какому-либо своему духовному идеалу. Любая духовность обнаруживается в осознанном или неосознанном стремлении личности жить и воспринимать все по правилам, исходящим от объекта (духа) своего культового служения.

Например, с христианской точки зрения позитивная и здоровая духовность выражается в сознательном и твердом стремлении человека жить в Духе Святом, то есть по заповедям Божьим, в любви и истине. Для мусульман их духовность выражается в старании жить в повиновении (покорности) Аллаху, по незыблемым с древних времен и все регламентирующим исламским законам (Корана и Шариата). Схожа с исламом ситуация в иудаизме (всеобъемлющие законы Талмуда). В любой религии ее духовность проявляется в жизни адептов по ее священным нормам, по ее внутренним установлениям. Однако степень регламентируемости в разных религиях неодинакова. Есть религии того или иного «закона», а есть — «благодати». В первой группе регулируется все (вплоть до гигиенических мелочей, которые тоже объявляются священными нормами), во второй — лишь самое минимально необходимое, наиболее принципиальное и существенное. В религии благодати особое значение придается взаимодействию свободной воли человека с волей Бога ­– Абсолютной Истиной и Любовью.

Для служащих органов исполнительной власти важно помнить, что качественные характеристики духовности и веры непосредственно взаимосвязаны, в частности, их истинность или ложность. Вера и духовность определяют, куда стратегически будет стремиться человек, какие он предпочтет методы достижения своего идеала, соответственно, законные или противоправные, нравственные или аморальные, здравые или безумные. Духовность и вера осознаются, действуют и канонически выражаются через надлежащие вероучения.

Та или иная вера является духовной основой каждой религии (и соответствующего ей объединения). Любая религия состоит из двух своих составляющих: внешней и внутренней. Внешняя составляющая представляет собой некую инфраструктуру, предназначенную для существования религии в мире, государстве, социальной среде. Внутренняя составляющая – для любой религии основная, это ее специфическая духовная (сакральная) жизнь, основанная на единстве личной веры адептов и сильно влияющая на внешнюю составляющую.

Однако внерелигиозный человек способен подмечать лишь внешнюю из этих двух составляющих. Поэтому для него действия религиозных структур зачастую как бы лишены логики, он не способен уразуметь подлинных мотивов действий верующих. Возникает кажущийся парадокс, когда сатанист понимает, например, православного глубже, чем духовно неразвитый, но добропорядочный атеист. Служащие органов исполнительной власти при контактах с верующими должны не забывать об этой особенности.

Главнейшим внутренним свойством каждой религии является единство ее веры и ее духа. Все члены любого конкретного религиозного объединения, принадлежащие к одной религии, имеют одну единую общую веру и один общий дух. Иначе внутри религии неизбежны раздоры и последующие расколы. Это коренное свойство имеют любые религии без исключений, даже те, которые заявляют о своей якобы универсальности и всеядности (но при своей интерпретации двух последних).

В связи с указанным полезно помнить о двух особых случаях веры и основанных на них двух специфических религиях в огромном множестве различных несовместимых между собой религий. Первый – отрицание самой себя (атеизм). Второй – утверждение, что якобы любые веры и религии, каждая своим путем, ведут к истине или равноценным истинам. В последнем случае, в учрежденных на такой вере религиозных объединениях, обычно не допускается говорить о самой возможности существования единственной абсолютной Истины.

Большинство специалистов по религиям понимают под термином «религия» связь человека с Богом или с так называемыми богами (духами, идолами) – объектами служения (поклонения, почитания). Тогда, в общем смысле, религия – прежде всего организационно, духовно, молитвенно и обрядово оформленная связь (союз) религиозного объединения с тем или иным объектом служения.

Индоевропейские языки не имеют общего слова для обозначения религии (латинское – religio). Этому латинскому термину сравнительное языковедение предлагает несколько вариантов его первоначального значения. Широко признаны определения римского мыслителя Цицерона (106 – 43 до н. э.) и христианского апологета Лактанция (ок. 250 – после 325). Цицерон производил это слово от латинского relegere – идти назад, возвращаться, снова читать, обдумывать, собирать, созерцать, бояться, и характеризовал религию как богобоязненность, страх и почитание богов, тщательное обдумывание всего, относящегося к такому почитанию. Лактанций думал, что слово religio возникло из латинского глагола religare – вязать, связывать, привязывать, сковывать – что в религии означает соединение с Богом в служении ему и повиновении через благочестие.

В русских словарях имеется несколько переводов слова religio: 1) благочестие, набожность, святыня, предмет культа[1]; 2) восстановление или воспроизводство лиги, связи[2]. В то же время в «Латинско-русском словаре» О. Петрученко приводятся и иные значения: совестливое отношение к чему-либо – 1) совестливость, покоящаяся на внутреннем чувстве, добросовестность; 2) совестливое отношение к чему-нибудь священному, в том числе, религиозное чувство, благочестие, набожность, религиозное почитание, богопочитание, культ[3].

В других культурах специалисты отмечают иные исходные обозначения явлений, именуемых латинским religio. В древнегреческом языке эквивалентом religio является слово, первоначально обозначавшее обряд, соблюдение культовых предписаний, обрядов, а затем ставшее наименованием единства, совокупности верований и культовой практи­ки[4]. В санскрите аналог понятие religiodharma (от арийского dhar – утверждать, поддерживать, защищать). Оно обозначает учение, добродетель, моральное качество, долг, справедливость, закон, образец, идеал, норму, форму, истину, условия, причину, порядок мироздания. Обычно это слово подразумевает совокупность правил, регулирующих образ жизни. Кроме того, употребляется санскритское moksa, что означает стремление оставить повседневную жизнь, вознестись над круговоротом бытия, освободиться от цепи рождений и смертей. В исламе используется название din, первоначально означавшее власть – подчинение, обычаи. Впоследствии оно стало пониматься в смысле безусловности подчинения Аллаху и Его беспредельной власти, придания себя Богу, исполнения религиозных предписаний, совершенствования в искренности веры. Постепенно din стало обозначать: иман (араб. вера), ислам (араб. покорность, исполнение религиозных предписаний), ихсан (от араб. истовость, совестливость, чистосердечие, искренность веры). В китайском языке для обозначения европейского понятия «религия», используется имя сhiао – учение. В старославянском языке, как уже отмечалось, применялись слова «вера», «верство», «верованье», а в русском языке слово «религия» достаточно устойчиво встречается с начала XVIII века. Ныне насчитывают свыше 250 определений религии.

В настоящем пособии под религией понимается (в рамках терминологии религиозной философии) комплекс или инфраструктура устойчиво и организованно взаимодействующих существ, предметов и явлений: духовного мира; духовности; своей единой веры; адептов; своего единого вероучения (включая культовую практику), своих внутренних установлений – структуры управления, правил, имущества. С государственной точки зрения религия, как правило, представляет собой один из социальных институтов.

В случае истинной веры и истинного вероучения, также и религия является истинной, а, в случае ложности веры и вероучения, – правдоподобной или откровенно ложной псевдорелигией. Соответственно, возникает проблема выбора критериев (признаков) истинности и ложности.

Например, православное вероучение утверждает, что есть единственный Дух Истины и есть многочисленные духи лжи. Тогда, соответственно, ложная религия (псевдорелигия) означает связь человека с духами лжи, бесами. Недаром русский язык определяет человека, находящегося в сильном негативном духовно-психическом состоянии, как сбесившегося или осатаневшего. Ислам в этом вопросе занимает сходную позицию, однако, исходя из своих идеалов.

Человеческий ум порождает массу мнений и гипотез, в том числе о вере и духовности. Критически относящаяся к вере религиозная философия отмечает наличие феноменов мысли рационально знающей и мысли познающей, которые создают всяческие искусственные объекты служения. Но, как утверждают религии, существует еще мысль верующая, решительно отличающаяся от первых двух. Например, в главной для всех христиан священной книге – Новом Завете апостол Павел пишет: «Мудрость же мы проповедуем между совершенными, но мудрость не века сего и не властей века сего преходящих, но проповедуем премудрость Божию, тайную, сокровенную, которую предназначил Бог прежде веков к славе нашей… не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его. А нам Бог открыл это Духом Своим; ибо Дух все проницает, и глубины Божии. Ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем? Так и Божьего никто не знает, кроме Духа Божия. Но мы приняли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога, что и возвещаем не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Святаго, соображая духовное с духовным. Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно. Но духовный судит о всем, а о нем судить никто не может. Ибо кто познал ум Господень, чтобы мог судить его? А мы имеем ум Христов» (1 Кор. 2, 6-16). Весьма близкие взгляды на этот вопрос (о верующей мысли) у мусульман, буддистов и представителей прочих развитых традиционных религий.

Однако, согласно этим учениям, слишком часто духовность используется человеком для иных целей, он попадает в ловушку верхоглядства, самомнения, суеты, суеверия, магии, колдовства, доморощенного эзотеризма и оккультизма. Все религии сходятся в том, что, к сожалению, в своем негативном отношении к феноменам веры, религиозности и духовности отдельные люди иногда забывают несколько важных обстоятельств:

·      подавляющее большинство людей (более 90%) являются по результатам объективных научных исследований осознанно верующими или склонными к вере;

·      в истории человечества практически все (за редчайшим исключением) сообщества и цивилизации считали веру одним из своих неотъемлемых столпов;

·      все широко известные правовые системы произошли из тех или иных религий и опираются на какие-либо религиозные принципы;

·      в каждом из известных в лингвистике народных языков содержатся большие группы слов, описывающих религиозную и духовную тематику;

·      никем не найдено научное доказательство того, что Бога нет;

·      имеются достаточно весомые светские научные указания на то, что с большой степенью вероятности Бог существует;

·      в конечном итоге признание или не признание существования Бога есть только вопрос веры;

·      вера радикально отличается от уверенности, ибо является основой любых подлинных (при условии истинности веры) или ложных духовных знаний и опыта;

·      с точки зрения последствий для личного бытия цена возможной ошибки верующего в случае, если Бога нет, неизмеримо меньше цены ошибки атеиста в случае, если Бог существует.

Для более глубокого понимания феномена религиозности весьма полезно ознакомление с этимологией слова «Бог». Имя, с которым Бог открылся древним евреям, – Yahweh  (Яхве) означает «Сущий», имеющий существование, имеющий бытие, оно происходит от глагола hayah  – быть, существовать, или скорее от первого лица этого глагола ehieh – «Я есмь». Однако этот глагол имеет динамический смысл: он означает не просто сам по себе факт существования, но некое всегда актуальное бытие, живое и действенное присутствие.

Индоевропейский корень bhag – наделять, раздавать. Древнеиранские (авестийские) источники: baga- – участь, судьба, господин… Древнеиндийские источники: bhaga-h – благосостояние, счастье, наделяющий, дарующий, распределяющий… Греческий bagos – ломоть хлеба, владыка, царь. Общеславянское bogъ – наделяющий богатством, дарующий благополучие.  Слово «Бог» родственно санскритскому bhaga, что значит «одаряющий, наделяющий», в свою очередь происходящему от bhagas – «достояние, счастье». «Богатство» тоже родственно слову «Бог». Полнота бытия, всесовершенство, блаженство не остаются внутри Божества, но изливаются на мир, людей, на все живое. Бог одаряет нас Своей полнотой, Своим богатством, когда мы приобщаемся к Нему.

Греческое слово theos происходит от глагола theein, означающего «бежать». Древние видели в целенаправленном круговращении – «беге» природы проявление высшей разумной силы, которую представляли в виде множества божественных сил. На языках германского происхождения слово «Бог» – английское God, немецкое – Gott, происходит от глагола, означающего «падать ниц», падать в поклонении. От греческого theos происходит латинское Deus, французское Dieu.

Преп. Иоанн Дамаскин говорит: «Чтобы не сложным было Божество, что есть дело крайнего нечестия, подобает думать, что каждое из того, что говорится о Боге, обозначает не то, чем Он является по сущности, но или показывает то, чем Он не является, или отношение, или нечто из того, что сопровождает божественную природу, или энергию. Ведь имя «Бог» (Θεός) есть имя энергии, производимое от «бежать» (Θέεν) и «окружать все заботой» или от «палить» (αίθειν), что означает «жечь», или от «созерцать» (Θεάσθαι) все». Ибо Он, вневременно помыслив, созерцал вся прежде бытия их (Дан. 13, 42), и каждое, согласно Его вневременной и волеизъявительной Его мысли, которая есть предопределение, образ и план, приходит в бытие в предопределенное время». Этимология слова theos от theaomai – «созерцать». Ибо от Него нельзя что-либо утаить, Он всевидец. Он созерцал все прежде, чем оно получило бытие. Св. Григорий Богослов приводит и такой смысл: имя theos  от глагола ethein – «зажигать, гореть, пылать» (способность Бога истреблять и пожигать всякое зло).

Теперь несколько слов о духовной безопасности. Напоминаем, что она есть неотъемлемая часть национальной безопасности. Необходимость укрепления духовной безопасности возникает везде, где действует так называемый «человеческий фактор». Основа общества – люди, и их духовные позиции (то есть, выбранные ими высшие идеалы) определяют всю жизнь социума. Человек творит культуру, и она влияет на него. Искусство, техника, наука, производство… – везде именно человек что-то созидает и использует. И важно, для чего и во имя чего. При этом очевидно, что духовное здоровье – это то, что способствует позитивным (созидательным) процессам в человеке, семье, обществе и государстве. В свою очередь, духовные болезни ведут к личным, семейным, общественным и государственным кризисам и трагедиям.

Утопические идеалы приводят к ошибочным учениям, к жертвам, страданиям и гибели огромного числа людей. История человечества сопровождается множеством ложных вероучений, идеологий и мировоззрений, поклонений лжи и злу. Они рядятся в правдоподобную и привлекательную форму, обещают торжество свободы, удачи, разума. Кроме деструктивных сект, весьма опасны утопические псевдонаучные «теории». Например, сотни миллионов человеческих судеб исковеркали  различные спекулятивные «измы»: «научный национал-социализм», «научный интернационал-социализм», «научный социализм», «научный коммунизм», «научный материализм», «научный атеизм» и так далее –  якобы «научные ... ».

При анализе проблем духовной безопасности важно учитывать одну из особенностей духовных болезней. Она видна из типичного отношения людей к своим болезням:

     Телесные болезни и травмы, как правило, очевидны, и всем понятна необходимость их лечения.

     Психические болезни бывают неявны для самого больного, и часто нелегко уговорить его лечиться.

     Свои духовные болезни человек обычно не осознает, убежден в своем духовном здоровье (в своей правоте и свободе), и категорически отказывается лечиться.

Причина такого отношения к своим духовным болезням кроется в том, что человек оценивает все происходящее в себе и вовне себя именно через систему своих духовных идеалов. Ложные духовные идеалы, как кривое зеркало, искажают все восприятие, понимание и оценку происходящего. Поэтому-то так трудно переубеждать сектантов, политических и иных фанатиков.

Сложность в том, что любой человек неизбежно выбирает себе те или иные идеалы в сферах духовной, душевной, эмоциональной и телесной потребностей. Игнорирование или извращение этих потребностей приводит к болезням и разрушению человека. Отмеченное показано в нижеследующих таблицах (на примере православного видения).

 

Основные виды личных потребностей и Идеалов человека

(Восхождение потребностей и Идеалов снизу вверх – от телесных к духовным)

Высшие духовные

Жизнь в Боге

Созерцание Божественного Света

Стяжание Святого Духа

Участие в Божественных Таинствах

Духовные

Уподобление духовному Идеалу

Жажда духовной любви и духовного Идеала

Священнодействие, возвышение духа

Осмысление самоценности «я» и не-«я» (иного)

Идентификация собственного «я»

Деятельность духа

Душевные

Жажда душевной любви и душевного идеала

Общение

Жажда знаний и красоты, творчество

Власть (обладание), самоутверждение

Деятельность интеллекта

Эмоциональные

Жажда эмоциональной любви и эмоционального идеала

Ритуальность

Наслаждение, удовольствие

Деятельность эмоций

Телесные

Жажда плотской любви (секс) и плотского идеала

Насыщение

Обеспечение жизнедеятельности тела

 

Разумная гармония отношения к личным потребностям

Высшие духовные

Обожение. Святость. Всеобъемлющая любовь. Полнота бытия. Простота и знание. Блаженство и мир в душе. Свобода от греха и страсти.

Духовные

Встреча с Абсолютным Идеалом – Истиной, Любовью и уподобление Ему. Трезвение. Благодать. Истинная религия. Возвышение веры. Развитие цельного и гармоничного человека. Духовное здоровье.

Душевные

Подчиненность духу. Мудрость. Жертвенность. Ответственность. Активная жизнедеятельность. Гармоничное развитие душевных способностей. Душевное здоровье.

Эмоциональные

Подчиненность духу. Сопереживание. Жизнерадостность. Гармоничное развитие эмоциональных способностей. Эмоциональное здоровье.

Телесные

Подчиненность духу. Здравое воздержание.

 

 

Подавление или игнорирование личных потребностей

Высшие духовные

Содействие духам тьмы. Богоборчество. Разгул страстей. Духовная анархия. Утрата любви. Суеверия. Потеря Святого Духа.

Духовные

Атеистический утопизм. Суицид. Утрата высшего смысла жизни. Духовная смерть. Подчинение элементарным влечениям. Деградация духовности и ее подмена душевными проявлениями.

Душевные

Отчаяние. Уныние. Потеря социальных мотиваций. Подчинение элементарным влечениям. Деградация душевных способностей.

Эмоциональные

Бесчувствие. Зависть. Скупость. Черствость. Подчинение элементарным влечениям. Деградация эмоциональных способностей.

Телесные

Ослабление сил. Угроза физическому здоровью.

 

 

Извращение личных потребностей

Высшие духовные

Служение духам тьмы. Богоборчество. Ереси. Духовные анархия, гордыня, растленность, агрессивность и беспредел. Потеря Святого Духа.

Духовные

Потеря благодати. Возникновение ложных религий, сект, религиозного модернизма или духовного цинизма. Духовный утопизм. Суицид. Искажение смысла жизни. Духовная гордыня. Злонамеренность. Извращение духовной любви.

Душевные

Подмена благодати. Секты. Суеверия. Тяга к психоделикам. Духовная смерть. Душевная гордыня. Безнравственность. Эгоцентризм. Подмена духовной любви душевными ощущениями.

Эмоциональные

Секты. Тяга к экзальтации и психоделикам. Духовная и душевная смерть. Пресыщение. Порочность. Подмена духовной и душевной любви эмоциональными ощущениями.

Телесные

Подмена любви сексом. Служение плоти. Телесная порочность.

 

Итак, в этом разделе даны научные и религиозные дефиниции наиважнейших религиоведческих и теологических понятий, а также отмечен круг возникающих в связи с ними проблем. Теперь ознакомимся с более широким списком терминов и определений, наиболее часто используемых в светском и конфессиональном религиоведении при решении вопросов духовной безопасности, а также в праве, кратологии, политологии, теологии, социологии, культурологи, философии и этике.

 

1.2. Важнейшие термины и определения

Служащим органов исполнительной власти при возникновении необходимости изучения специфики какого-либо религиозного культа или решения проблемы духовной безопасности целесообразно пользоваться научными определениями важнейших религиоведческих и теологических понятий. Но важно помнить, что религиоведение (как и теология) есть комплексная, междисциплинарная наука. Поэтому автором при формулировке нижеследующих определений по возможности учитывались зачастую противоречащие друг другу позиции и терминология самих религий, религиоведения, теологии, сектоведения, религиозной философии и права, социологии, а также реальная ситуация с проблемой «свободы совести». Кроме того, принимались во внимание формулировки, данные другими специалистами в этой сфере. Социологические определения в основном предложены д.социол.н. Возьмителем А.А. (далее они отмечены скобкой – (в социологическом смысле)). Разработка данных определений началась в 1996 г.

Духовность — 1) в этическом, политологическом, религиоведческом и теологическом смысле — устремление человека к тем или иным высшим ценностям и смыслу — к какому-либо им предпочтенному идеалу, стремление человека переделать себя, приблизить себя и свою жизнь к этому идеалу (уподобиться) и, тем самым, одухотвориться, внутренне освободиться от обыденности. 2) Основа и главная причина любой веры и религиозности.

3) В общем смысле — объективное свойство всякой личности (ее души, ее «я»), которое позволяет проявляться указанному устремлению и отображать его во внешнюю реальность (в поступках, обрядах, творчестве и т.п.).

4) В социологическом смысле — трактовка неоднозначна ввиду  многополярности и сложности самого феномена духовности, служившего на протяжении тысячелетий объектом дискуссий среди философов, религиозных деятелей, идеологов разного толка. Особенно напряженные споры ведутся между сторонниками религии как таковой и ее противниками. Они затрагивают проблемы генезиса, функционирования, предназначения духовного. Однако и те и другие сходятся на том, что духовное есть нечто нематериальное, которое было таковым изначально или стало впоследствии, и что оно имеет отношение, прежде всего, к человеку, выделяя его из всей остальной природы и направляя его деятельность в целесообразное, с точки зрения самого человека, социума или объекта служения, русло. Духовность может рассматриваться в следующих ракурсах: как то или иное определенное внутреннее состояние человека и общности (например, присутствие духа, боевой дух, духовная стойкость); как деятельность сознания, направленная на понимание того или иного смысла жизни и своего места в ней; как склад личности, состоящий в преобладании нематериальных интересов над материальными; как нематериальная реабилитация, обновление — способность к самоизменению; возрождение в человеке утерянного образа Идеала, поскольку именно те, кто сознают себя носителем этого образа, способны к преобразованию собственной личности и окружающего мира.

5) В религиозном смысле — отношения человека или объединения людей с тем или иным объектом (духом) служения, поклонения, почитания (Богом, богами, духами, идолами, кумирами и др.), реально существующим духовным миром, бесплотными духовными существами, а также отражение этих отношений во все сферы общественного сознания и общественной деятельности.

Созидательная духовность (в этическом, политологическом и религиозном смысле) — выбор созидательного идеала для уподобления ему.

Деструктивная духовность (в этическом, политологическом и религиозном смысле) — выбор деструктивного идеала для уподобления ему.

Созидательность (в политологическом смысле) — любое действие, главной целью которого является создание, развитие и улучшение позитивных явлений и процессов в человеке, семье, обществе и природе, установление гармоничного взаимодействия объективных противоречий.

Деструктивность (в политологическом смысле) — любое действие, главной целью которого является нарушение, ослабление, разрушение или уничтожение чего-либо созидательного, а также создание и усиление негативных явлений и процессов в человеке, семье, обществе и природе, конфликтная борьба объективных противоречий.

Нравственность (в общем смысле) — система правил, норм, оценок, требований, которыми реально руководствуется личность в соответствии со своими внутренними установками, внутренние самопринуждение, самоосознание и самовыражение личности, проявляющиеся в ее выборе (принятии, развитии или отвержении) своих мыслей, желаний и поступков, формировании своих привычек, способностей и характера. В обществе нравственность, так или иначе, соотносится с моралью, этикой, традициями, обрядами, обычаями, привычками.

Ценности (в общем смысле) — любые материальные или идеальные объекты, реальные или воображаемые, если они желательны и рассматриваются в качестве важного условия или компонента жизнедеятельности людей и соответствующим образом ими оцениваются. Они образуют иерархическую систему, в которой выступают ориентирами жизнедеятельности людей и характеризуют общую направленность личности.

Абсолютная Истина (в религиоведческом, теологическом и религиозном смысле)Абсолютная Истина в ее абсолютном смысле есть то, что обладает самобытием, самодвижностью, всеобъемлющим знанием всего и себя.  Абсолютная Истина проявляет себя. Она есть реальность самой реальности. Абсолютная Истина есть первопричина самой истинности. Абсолютная Истина является первоисточником: бытия и существования как таковых; существования сущности как таковой; закономерности как таковой; причинно-следственных связей и субъект-объектных рядов как таковых; цельности всего мироздания; всей совокупности природных законов; любви как таковой; личностности как таковой. В христианстве Абсолютная Истина есть Иисус Христос, через которого творится весь мир. Он есть также Абсолютный Идеал. Согласно некоторым религиозно-философским системам (например, буддизм) никаких истин нет в принципе.

Вера — 1) в политологическом, социологическом, религиоведческом и теологическом смысле — определенная позиция в духовно-нравственном пространстве, избранная каждой личностью в процессе ее духовного внутреннего самоопределения, поэтому не бывает личности без той или иной веры; 2) в общем смысле — полная и безоговорочная уверенность в том, что определенные идеи, события, явления и т.п. являются истинными; 3) в теологическом и религиозном смысле — одна из основных форм проявления духовности у всякой личности, следствие действия духовности как таковой; 4) в религиозном смысле — внутренне осознанная духовная связь, сознательное и добровольное духовное общение, взаимодействие личности с тем или иным объектом (духом) служения, поклонения, почитания; получение таким путем какого-либо духовного знания, умения и опыта.

Вероучение (в политологическом, религиоведческом, теологическом и религиозном смысле) — социально активная форма личной веры, которая:

-        выражена словесно, символически и мистически;

-        приобрела устойчивую обрядовую, ритуальную, символическую и знаковую форму;

-        распространяется (исповедуется) словами, примером и делами среди других личностей;

-        имеет носителей духовной власти и авторитета.

Вероисповедание (в политологическом смысле)— технологический процесс, средства, методы объявления и распространения (исповедания) словами, примером и делами любого вероучения.

Вероопределение — 1) в общем смысле — сформулированная доктрина какой-либо веры; 2) в православном смысле — богоустановленная истина веры, сформулированная, утвержденная и подтвержденная Вселенскими Соборами, а также принятая всей полнотой Православной Церкви.

Законное вероучение — 1) в общем смысле — вероучение, не изменившее свои духовные характеристики (например, законность и преемственность священства и таинства), полученные от своего основателя, а также имеющее специальные внутренние механизмы сохранения этих характеристик в соответствии с духовными законами; 2) в православном смысле — вероучение, данное, ограждаемое, освящаемое и сохраняемое непосредственно Самим Богом; 3) в правовом и политологическом смысле — вероучение, соблюдающее права и свободы личности, а также конструктивно взаимодействующее с государственной властью, признающее государственную власть, как таковую, установленной в соответствии с волей Объекта служения.

Истинное вероучение (в православном смысле) — законное вероучение, в котором и Объект служения, и Основатель, и Правитель (Глава, Учитель, Вождь, Царь, Первосвященник и т.п.) — одна и та же Личность (Дух — Бог), имеющая все божественные абсолютные свойства, в частности:

-        объективно вечно существующая превыше мира как Абсолютная Истина по отношению к Себе, миру и всему в мире;

-        осознающая, знающая и понимающая Себя и все;

-        создавшая без всякой зависимости весь мир из ничего (приведшая из небытия в бытие);

-        всегда проявляющая Себя в Себе и в мире;

-        являющаяся в Себе и везде высшим Источником всех позитивных созидательных духовно-нравственных явлений (добра);

-        не пребывающая нигде источником никаких отрицательных деструктивных духовно-нравственных явлений (зла).

Религиозность (в общем смысле) — 1) склонность (сознательная или безотчетная) подавляющего большинства людей к участию в каких-либо духовных, религиозных и иных ритуальных обрядах; 2) одна из основных форм проявления духовности, объективная духовная потребность; 3) принадлежность кого-либо или чего-либо к какой-нибудь религии.

Культ — 1) в общем смысле — признание объектом возвеличивания, почитания и поклонения кого-либо или чего-либо, служение этому объекту; 2) в общем смысле — совокупность учений, служений, обрядов и ритуалов по отношению к объекту культового служения, возвеличивания, почитания и поклонения; 3) в общем смысле — движение или объединение, поддерживающее и реализующее культовые учение, служение, обряды и ритуалы; 4) в религиоведческом, теологическом и православном смысле — чрезмерное и безосновательное возвеличивание кого-либо или чего-либо (личности, духа, силы, процесса, явления, предмета, органа, свойства, потребности, идеи) вплоть до поклонения, превращения в идола и обожествления, изменения образа жизни и мировоззрения.

Деструктивный культ (в политологическом, религиоведческом и теологическом смысле)— разновидность религиозного культа, разрушительная по отношению к естественному гармоническому состоянию личности: духовному, психическому и физическому (внутренняя деструктивность), а также к созидательным традициям и нормам, сложившимся созидательным социальным структурам, культуре, порядку и обществу в целом (внешняя деструктивность).

Адепт (в политологическом, религиоведческом и теологическом смысле) — посвященный в какие-либо учения и тайны культа; ревностный приверженец культа. В отношении религиозных новообразований используется также аналогичное понятие – сектант.

Религия (религиозная система) — 1) в политологическом, религиоведческом и теологическом смысле — организационно, духовно и обрядово оформленная связь (союз) религиозного объединения с тем или иным объектом служения, поклонения; 2) в политологическом и социологическом смысле — один из наиболее важных социальных институтов, объединение верующих, для которого характерно единство вероучения, определенной системы предписаний (внутренних установлений, норм, заповедей и т.п.), стандартов поведения и организационных форм. По мысли Э. Дюркгейма, впервые давшего социологическое определение религии, — это солидарная система представлений веры и поведения, относящаяся к сакральным вещам, система, которая объединяет в моральную общность, называемую церковью, всех тех, кто ей привержен. В интерпретации М. Вебера — это всегда определенная концепция человека и его жизненного мира, конкретный способ отношения к нему, этически определенная модификация человеческого существования. Религия — это образ жизни; 3) в политологическом и теологическом смысле — одна из основных форм проявления духовности в обществе; 4) в теологическом и религиозном смысле — комплекс устойчиво и организованно взаимодействующих существ, предметов и явлений: духов (прежде всего — духа, принятого основателем культа, и духа выбранного объекта служения, после — духа, принятого правящим лидером, а вслед за тем уже духами, принятыми всеми остальными членами культа); духовности; своей единой веры; адептов; своего вероучения (включая культовую практику), структуры управления, правил, имущества.

Истинная религия (в православном смысле) — 1) организационно, духовно, обрядово и священнодейственно оформленная связь (единение) Вселенской Православной Церкви с Богом; 2) религия, которая основана на истинном вероучении и существует как деятельность единого Богочеловеческого Организма, где один Глава — Сам Бог (Истина, Любовь) и единственное Тело — Вселенская Православная Церковь, всегда находящаяся в благодати Божией, в Духе Святом, имеющая ясные и доступные доказательства своей истинности и законности.

Псевдорелигия (ложная религия) (в политологическом и религиозном смысле) — 1) искусственно придуманные вероучение и религиозная система для преднамеренного причисления какого-либо нерелигиозного объединения к религиозным с целью получения какой-либо выгоды; 2) религиозная система, основанная на умышленной лжи или неосознанном заблуждении.

Универсальная (единая) религия (экуменизм) — 1) в теологическом смысле — попытка искусственного организационного и вероучительного соединения многообразных видов духовной лжи с единственной абсолютной Истиной; 2) в общем смысле — духовная эклектика и вивисекция; 3) в православном смысле — стремление к фальшивому сочетанию каких-либо вероучений с единственной истинной религией и единственной Вселенской Православной Церковью; 4) в православном смысле — средство, сознательно нацеленное на разрушение православной религии и Вселенской Православной Церкви.

Традиционная религия — 1) в политологическом смысле — религия, оказавшая определяющее влияние на развитие духовности и культуры, формирование государственности каких-либо народов, которая составила сердцевину их исторического, духовного, социального и культурного наследия; 2) в политологическом и теологическом смысле — социально- и культурообразующая религия, внесшая заметный и во времени устойчивый вклад в историю, традиции, культуру, язык и самосознание народа, государства, человечества.

Традиционная созидательная религия (в политологическом, религиоведческом и теологическом смысле) — традиционная религия, внесшая заметный и во времени устойчивый позитивный (созидательный) вклад в историю, традиции, культуру, язык и самосознание народа, государства, человечества. Для Российской Федерации это те созидательные религии, которые издавна приняты исконно населяющими ее территорию народами.

Религиозное объединение (группа, организация) — 1) в юридическом смысле — религиозный культ, имеющий официальный государственный юридический статус, оформленный в соответствии с действующим законодательством. Юридические определения религиозного объединения, религиозной группы и религиозной организации даются в Федеральном Законе «О свободе совести и о религиозных объединениях» (статьи 6, 7 и 8). В статье 6. Закона написано: «Религиозным объединением в Российской Федерации признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками: вероисповедание; совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; обучение религии и религиозное воспитание своих последователей»; 2) в религиозном, политологическом, религиоведческом, теологическом и философском смысле — такое объединение, которое: создает какое-либо всеобъемлющее мировоззрение; имеет какой-нибудь объект служения, поклонения, почитания (Бога, тех или иных духов, вселенский или космический разум, материю, информацию, знание, науку, учителя, какой-либо предмет и т.д.); формирует, исповедует и распространяет учение, связывающее этот объект служения с мирозданием, высшими ценностями, проблемой добра и зла, отношением к человеку как таковому, с высшими причинами бытия всего существующего и мира в целом; имеет и применяет какие-либо средства и методы почитания (обожествления) своего объекта служения.

Иностранная религиозная миссия (в политологическом смысле) — религиозное объединение граждан Российской Федерации или иностранных граждан, представляющих какую-либо зарубежную религиозную организацию, прибывших в регион с целью распространения своего вероучения и привлечения граждан к ее религиозной практике.

Представительство (филиал) иностранного религиозного объединения (в политологическом смысле) — обособленное подразделение религиозного объединения, находящегося вне юрисдикции Российской Федерации.

Авторитарность религиозного объединения (в политологическом смысле) — качество религиозной группы, объединения, организации, вероучения, культа, лидеров и т.д., характеризующееся использованием жестких способов контроля за сознанием и поведением своих членов — в пределе — стремление к полному, т.е. тотальному контролю.

Религиозное деструктивное объединение (деструктивная секта) (в общем смысле) — религиозное объединение (организация, группа) любой ориентации, имеющее следующие признаки:

-        разрушает гармоничное и цельное духовное и психическое состояние личности, а также созидательные традиции и культуру, социальные нормы и общество в целом;

-        практикует контроль сознания — психическое насилие над сознанием, поведением и жизнью других личностей для формирования и поддержания у них состояния неестественной и противозаконной зависимости;

-        стремится через преданных ей и зависимых от нее адептов к незаконной власти и обогащению.

Контроль сознания («незаконное влияние», «реформирование мышления», «программирование») (в политологическом смысле) — нарушающее свободу человека внутреннее управление им, духовное и психологическое влияние посредством побуждения к совершению определенных действий (в пользу манипулятора) с применением насильственного или якобы свободного обращения в веру (внедрение убеждения) или техники модификации поведения.

Секта — 1) в общем смысле — объединение, организация, группа или любое иное сообщество лиц, замкнувшихся в своих узких интересах (в том числе культовых), не совпадающих с интересами общества, или безразличных, или противоречащих им; 2) в религиоведческом, теологическом и религиозном смысле — любая группа верующих, отошедшая от какой-либо религии; 3) в монотеистическом абсолютном смысле — всякий культ, отсекающий себя от полноты общения с Богом, создавший, развивающий и распространяющий свое самовольное толкование этих отношений, поэтому находящийся вне благодати Божией; 4) в православном смысле — по отношению к Вселенской Православной Церкви, которая основана Самим Богом, секта — каждое религиозное объединение, действующее вне и против этой Церкви, нарушающее объективные духовные законы; 5) в политологическом смысле – группы[5], опознаваемые по их манипуляциям, направленным на духовно-психологическую дестабилизацию их адептов с целью добиться от них безусловного подчинения, уменьшения критического восприятия, отказа от объективно обоснованных рекомендаций (этических, духовных, научных, гражданских, общеобразовательных), и представляющие опасность для свободы личности, здоровья, образования, созидательных социальных институтов. Эти группы используют философскую, религиозную, медицинскую или иную маскировку, чтобы скрыть свои цели достижения власти, влияния и эксплуатации адептов.

Сектантство — 1) в общем смысле — социальное течение в форме культов (сект), оппозиционное по отношению к созидательным традициям и нормам, созидательным социальным структурам, культуре, порядку и обществу в целом; 2) в православном смысле — социальное течение, находящееся вне полноты общения с Богом, вне благодати Божией, вне Его единой Вселенской Православной Церкви, нарушающее объективные духовные законы.

Тоталитарная секта (в общем смысле) — секта, имеющая жесткую внутреннюю иерархию подчинения и применяющая агрессивные методы прозелитизма.

Прозелитизм — 1) в политологическом смысле — любая прямая или косвенная попытка воздействовать на религиозность личности другого вероисповедания с целью склонения к вероотступничеству через какую-либо «приманку», обманом или утаиванием правды, воспользовавшись неопытностью и незнанием личности, доверием, нуждой. Прозелитизм отличается от миссионерства, прежде всего, нарушением свободы совести и воли; 2) в православном смысле — обращение из одного вероисповедания в другое с использованием методов и средств, противоречащих принципам, духу христианской любви и свободы личности. Православное миссионерство признает только те методы и средства, которые соответствуют христианской нравственности, правилам и канонам Православной Церкви, и не приводят к нарушению такого светского законодательства, которое гарантирует права и свободы личности.

 Миссионерская деятельность (в политологическом смысле) — информационная и организационная деятельность представителей религиозных объединений, прямо или косвенно направленная на распространение своего вероучения и религиозной практики, исключающая прозелитические методы.

Информационная миссионерская деятельность (в политологическом смысле) — деятельность миссионеров, направленная на рекламу, популяризацию, распространение и разъяснение каких-либо религиозных взглядов, представлений и религиозной практики устными, печатными, электронными и иными способами.

Организационная миссионерская деятельность (в политологическом смысле) — деятельность миссионеров, направленная на создание организационных религиозных структур (объединений), подготовку специалистов, организацию и проведение религиозных мероприятий, а также создание иных условий для осуществления миссионерской деятельности.

Миссионер (в политологическом смысле) — лицо, осуществляющее миссионерскую деятельность на какой-либо территории.

Церковь (в светском смысле) — 1) дом, здание, место сбора; 2) дом молитвы, религиозных собраний и обрядов; 3) любое собрание людей; 4) религиозное собрание людей; 5) в протестантском и неопротестантском смысле — всякое общество людей, которые полагают, что они правильно веруют в Бога и служат Ему по своим собственным, самочинным правилам и обрядам, по своему своевольному толкованию исходных священных текстов.

Церковь (в православном смысле) — 1) дом Божий, храм, дом Господень; 2) от Бога единожды установленное и непрерывно существующее вселенское общество верующих во Христа, соединенное словом Божиим, законным священноначалием и таинствами, управляемое Самим Господом и Духом Божиим, для вечной жизни и спасения верных; 3) живое, бессмертное и обладающее сознанием, единственное и единое Тело; всегда оживляемое, очищаемое и освящаемое Духом Святым; постоянно от Бога имеющее благодать Божию; созданное и неизменно возглавляемое Самим Богочеловеком Господом Иисусом Христом — средоточием православной веры; 4) Вселенская Православная Церковь — единая Святая, Соборная и Апостольская Церковь — все входящие в нее Поместные Православные Церкви.

Благодать (в православном смысле) — 1) свойство Божие, извечно принадлежащее Богу и проявляющееся в даровании человеку спасения от вечной смерти и зла; 2) сила Божия, которой совершается спасение человека.

Язычество (в религиозном смысле) — совокупность вероучений, возникающих в народе через каких-либо людей (учителей, лидеров и т.п.) и основанных:

-         на принятии ложных богов (идолов, кумиров) через вымыслы и обольщения;

-         на духовном своеволии и суемудрии;

-         на поклонении чему-либо или кому-либо в мире.

Язычник (в религиозном смысле) — последователь любого языческого вероучения.

Свобода — 1) в общем смысле — отсутствие каких-либо ограничений и внешнего целеполагания, независимость; 2) в правовом и политологическом смысле правомочия людей, которые они могут реализовывать самостоятельно, не вступая в отношения с государством и иными заинтересованными властными правомочными социальными структурами; 3) в информационном смысле —  осуществление самостоятельного выбора из нескольких альтернатив при условии наличия объективной, своевременной и полной информации, а также наличия соответствующей компетенции и способностей для ее анализа и использования; 4) в криминальном смысле — условие, при котором сильные существуют за счет слабых; 5) в атеистическом смысле — возможность проявления личностью своей воли на основе осознания всей совокупности законов мироздания; 6) в православном смысле — пребывание личности с Истиной и в Истине, то есть с Сыном Божиим — Иисусом Христом и в Иисусе Христе; 7) в православном смысле — воля Божия.

Свобода воли (в политологическом и православном смысле) — способность человека к внутреннему самоопределению в своих предпочтениях и желательных действиях, в том числе в религиозной и духовной сфере.

Свобода вероисповедания (в общем смысле)— обеспечение права исповедовать индивидуально или совместно с другими любую веру и религию или не исповедовать никакой веры и религии, а также права свободно выбирать, иметь, объявлять и распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Свобода совести (одно из атеистических юридических определений) — основополагающее неотъемлемое право человека на свободный мировоззренческий выбор, не влекущий за собой ограничения в других гражданских правах и свободах или их утрату. Свобода совести включает право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, менять и распространять религиозные или иные убеждения и действовать в соответствии с ними, не ущемляя свободы и личного достоинства других. (Как правило, стремление к свободе совести связано с невежеством и самоуверенностью в духовно-религиозной сфере.)

Совесть — 1) в общем смысле — способность личности критически оценивать себя, свои мысленные, эмоциональные, физические состояния и действия на соответствие должному (долгу); 2) в атеистическом смысле — естественная волевая способность личности в ее стремлении к нравственной самореализации; 3) в религиозном смысле — нравственное и онтологическое отношение человека к абсолютной Истине; 4) в православном смысле — обличающий голос Бога, а также обобщенная и интериоризированная (принятая внутрь себя) позиция ближних авторитетных людей в душе человека; 5) в православном смысле — закон Христов внутри человека.

Добро — 1) в обыденном смысле — материальное благо — достаток, выгода; 2) в общем смысле — моральное благо — честный, полезный, хороший, соответствующий долгу или цели поступок; должное нравственно-положительное благо в мыслях, желаниях, поступках и формах социальной связи людей; 3) в религиозном смысле — духовное благо — целомудренность, благочестие, праведность, богочувствие, боголюбие, верность, святость; 4) в политологическом смысле — действие, отвечающее какому-либо идеалу, приближающее к нему; 5) в православном смысле — основа гармонии и единства в развитии противоположностей; 6) в православном смысле — действие совместно в истине и любви, то есть, в воле Божией (абсолютной Истине и Любви).

Зло — 1) в обыденном и атеистическом смысле — противоположность добру (моральная сфера), благу (социальная сфера), справедливости (правовая сфера); 2) в политологическом и социологическом смысле — не должное существовать нравственно-отрицательное благо, предосудительное в мыслях, желаниях, поступках и формах социальной связи людей; 3) в сатанинском смысле — одна из основ существования мира; 4) в православном смысле — отвержение, ложная подмена, отсутствие добра; разрушение гармонии и единства в развитии противоположностей; 5) в православном смысле — любая форма отдаления, отделения и отпадения от Бога.

Духовная безопасность (в политологическом смысле)— 1) Система отношений между субъектами общественной жизни, которая обеспечивает благоприятные условия для созидательной духовной жизни и правильного духовного развития; 2) Состояние защищенности жизненно важных духовных интересов и потребностей личности, общества и государства; 3) Способность личности, общества и государства сохранять и развивать позитивную созидательную духовность. Для достижения духовной безопасности необходимо гармоничное развитие всех трех указанных в данном определении направлений.

Духовная безопасность (в политологическом смысле) составляющая национальной безопасности, выраженная в качественном уровне национального самосознания, отражающем традиции жизнеустройства общества, его культуры и истории, а также уровень морально-политического единства общества. Духовная безопасность связана с нравственностью и патриотизмом и может содействовать государственной безопасности, выражая ее, в частности, в поддержке народом внутренней и внешней политики правительства, в доверии к власти. Трагедия народов и государств, как правило, начинается с разрушения их духовности, с внедрения в сознание народа чуждых идей, ценностей и неприемлемых способов их достижения. Поэтому обеспечение духовной безопасности является приоритетной задачей, так как она выражает моральный дух нации, ее способность ставить и решать исторические задачи (http://www.voina-i-mir.ru/dicdefinition/?id=29).

Духовная безопасность (в социологическом смысле) — 4) специфическая составная часть национальной безопасности, «включенная» во все ее виды. Состояние личности, общества и властных структур, обеспечивающее их нормальное взаимоувязанное функционирование, а также созидательное культурно-цивилизационное развитие сложившегося или складывающегося национального образа жизни. С другой стороны, — это процесс сохранения и позитивного видоизменения идей, идеалов, ценностей, норм и традиций, господствующих в обществе, разделяемых массами людей и властными структурами в целях социального воспроизводства, гарантирующего устойчивость вектора, преемственность и динамику общественного развития.

Патриотизм (в православном смысле) — любовь к Родине, готовность человека бескорыстно служить ей и защищать ее. В социально-нравственном плане он есть одна из форм согласования личных и общественных интересов, основа единства нации и государства. Патриотизм подразумевает реальную оценку жизни народа, а также социального и политического устройства, что способствует формированию осознанного, активно-деятельного созидательного отношения к Отчизне.

Любовь — 1) в обыденном смысле — чувство, соответствующее отношениям общности и близости между людьми, основанным на их взаимном влечении; 2) в этическом смысле — отношение между людьми, в котором личность рассматривает иного как в той или иной форме сродного самому себе: влечется к объединению и сближению с ним; отождествляет с ним свои собственные склонности; добровольно физически и духовно отдает себя иному и стремится к взаимному обладанию с ним; 3) в философском смысле — метафизическая универсалия, содержащая индивидуально-избирательное личное чувство, направленное на выбранный предмет и объективизирующееся в самодостаточное стремление к нему; субъект-объектное отношение, посредством которого осуществляется данное чувство; комплексный феномен, возникающий в области взаимодействия противоположных начал: индивидуального и социального, телесного и духовного, интимного и универсального, единичного и общего, имманентного и трансцендентного; 3) в языческом смысле — особая мировая сила (бог, энергия), исполняющая важную роль в устройстве и судьбе мироздания; 4) в православном смысле — внутреннее состояние личности, характеризующееся неодолимым стремлением к общению и сближению с предпочтенным иным бытием (инаковостью), к его познанию и уважению, терпимости к нему, самопожертвованию ему, ответственности за него; 5) в православном смысле — такое духовно-телесное добровольное взаимное искреннее сближение и слияние личностей, которое приводит к гармонии, расцвету и усилению всех позитивных качеств, уникальности каждой из них, их единству в многообразии; 6) в православном смысле — наивысшее нравственное благо и предназначение человека, обобщение и сумма всех Божественных законов и заповедей, необходимое условие святости и богоуподобления, Божественное призвание человека; 7) в православном смысле — основное свойство Бога в Его Божественном Троичном сверхбытии, а также в Его отношении к миру и человеку, главнейший сверхъестественный источник и первопричина всякого проявления любви в мире и самого существования мира, Божественный дар человеку; 8) в православном смысле — построение человеком своих отношений с иными, собой, семьей, обществом, государством, природой и всем миром на основе Промысла Божьего, то есть на принципах Божественной Любви; 9) в православном смысле — главнейшее свойство и проявление личности, данное ей Богом.

Справедливость — 1) в этическом и правовом смысле — соответствие подлинной ценности конкретных людей — их реальным условиям жизни и положению в обществе, деяний — воздаяниям, достоинств — вознаграждениям, заслуг — благам, способностей — возможностям их реализации, прав — обязанностям; 2) в православном смысле — соответствие объективного предназначения человека (Промысла Божьего) его волевой имманентной духовно-нравственной направленности; 3) в православном смысле — соответствие общей структуры бытия (включая также и весь мир) человека его конкретным поступкам и сознательно формируемой им структуре своей личности.

Спасение человека — 1) в общем смысле — обретение и реализация человеком жизни, подобающей его истинному и абсолютному назначению; 2) в православном смысле — обновление, воссоздание, освящение человека в Православной Церкви, без разрушения и умаления его свободы, дарование ему Богом бессмертного богоподобия; 3) в православном смысле — приведение в вечное Царство Божие, — высший долг и назначение человека; 4) в православном смысле — совокупность благодатных действий Бога как Спасителя людей от греха, проклятия и смерти, Божественное домостроительство.

Смысл жизни — 1) в общем смысле — та или иная система обеспечения и оправдания высших моральных, мировоззренческих, политологических и иных мотивационных норм жизни и деятельности человека; 2) в этическом смысле — жизнь ради жизни, людей и общества как таковых; 3) в родовом смысле — жизнь ради детей и родственников, для продолжения своего рода; 4) в сатанинском смыслы — жизнь ради любых своих желаний, в том числе самых разнузданных; 5) в коммунистическом смысле — полноценное участие человека в развитии общества и социально-преобразующей деятельности на этапах общественного прогресса, в борьбе за революционное преобразование мира до своей неизбежной личной смерти и исчезновения в потоке вечности; жизнь ради искусственно созданной коммунистической идеи; 6) в православном смысле — духовно-нравственное восхождение и пребывание в деятельной любви к Богу, ближним (себе, семье, обществу, всем людям), природе и миру; ответственность за всех и за все, уподобление Богу, обожение, победа над грехом и смертью, обретение сознательной, целостной, неисчерпаемой, вечной, творческой и деятельной жизни в Боге — Истине и Любви.

 

В заключение данного раздела приводим несколько схем, дополнительно поясняющих содержание некоторых из ключевых  религиоведческих понятий.

Схема «Угрозы безопасности человека, семьи, общества» подготовлена на основе варианта, предложенного в 1998 г. А.А. Тер-Акоповым (1949-2003) — доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом РСФСР, полковником юстиции в отставке. В одной из своих многочисленных работ, посвященных духовности, он пишет (http://www.fondter-akopov.ru/index.php?Page=52): «… необходимо формирование единой социальной духовности, которая на сегодня отсутствует. Она включает ряд компонентов: мировоззрение, религию, науку, культуру, искусство, философию, СМИ и другие, в том числе право. Это все те компоненты, которые должны быть использованы для совершенствования духовной среды обитания. Исключительная роль принадлежит праву. Дело в том, что по большому счету социальная духовность – предмет морали, а не права. Однако особенность нынешней ситуации с моралью такова, что питающие мораль религии и традиции пока не способны взять на себя эту функцию в полной мере. Поэтому задача формирования духовности должна быть в значительной мере возложена на право. Других средств у нас просто нет. Используя правовой рычаг, можно влиять и на мировоззрение, и на культуру, и на работу СМИ, и на систему воспитания. Нашим законодателям понадобилось более десяти лет, чтобы осознать негативное влияние СМИ на состояние духовности и только сейчас они всерьез задумались над законом о СМИ. Насилие, секс, в том числе так называемый нетрадиционный, вседозволенность, культивирование потребительского образа жизни, успех любой ценой и т.п. качества не вписываются в традиции русского народа, они так или иначе будут вытеснены, но этот процесс необходимо ускорить…

… органы власти, в первую очередь, законодательные, должны понять значение духовности и роль закона в ее формировании. Основы духовности должны быть заложены в Главном законе страны – Конституции РФ. Нынешняя Конституция, провозгласив в ст. 13 идеологический и мировоззренческий плюрализм, полностью вывела государство  и общество из духовного поля; народ оказался в неведении относительно целей государства, духовность отдана разнообразным партиям, сектам, криминалу, колдунам, астрологам и другим силам зла. Не удивительно, что в этих условиях активизировался процесс криминализации общественного сознания.

Духовность предполагает иерархию социальных ценностей, устанавливает, что должно защищаться обществом в первую очередь. Конституция вроде бы провозгласила человека главной ценностью (ст.2). Однако она ничего не говорит о соотношении этой ценности с другими. В результате безопасность человека оказывается подчиненной другим интересам…

… необходимо разработать и внедрить систему основных духовных ценностей во всех учебных и воспитательных учреждениях, начиная с детского сада и кончая вузами и армией».


 

 

 


 


Духовность

Духовность есть универсальное свойство личности, основа всего, что относится к самореализации и мотивации человека. Духовность и человечность тесно взаимосвязаны. Конкретная духовность у людей различается как качественно, так и количественно. Генезис духовности есть комплексный процесс. Духовная сфера по своей сущности и как источник мотиваций отличается от душевных, психологических и физиологических явлений. Содержание и понимание духовности зависят от воззрений и развития человека.

Примеры определений духовности:

В этическом, политологическом и теологическом смысле:

·        влечение человека к тем или иным высшим ценностям и смыслу — к какому-либо Идеалу, стремление человека переделать себя, приблизиться к этому Идеалу (уподобиться) и, тем самым, одухотвориться, внутренне освободиться от обыденности;

·     свойство всякой личности (ее души, ее «я»), которое позволяет проявляться указанному устремлению и отображать его во внешнюю реальность (в поступках, обрядах, традициях, верованиях, творчестве и т.п., в любых формах самовыражения).

В социологическом и, политологическом смысле:

·       нематериальный феномен, который был таковым изначально или стал впоследствии, он имеет отношение, прежде всего, к человеку, выделяя его из всей остальной природы и направляя его деятельность в желанное, с точки зрения самого человека, социума или культа русло;

·       то или иное определенное внутреннее состояние человека и общности (например, присутствие духа, боевой дух, духовная стойкость);

·       деятельность сознания, направленная на понимание того или иного смысла жизни и своего места в ней;

·     склад личности, состоящий в преобладании нематериальных интересов над материальными; как нематериальная реабилитация, обновление — способность к самоизменению; возрождение в человеке утерянного образа Идеала, поскольку лишь те, кто сознают себя носителем этого образа, стремятся к преобразованию себя и окружающего мира.

В теологическом смысле:

·     основа и главная причина любой веры и религиозности.

В религиозном смысле:

·     отношения человека или объединения людей с тем или иным объектом (духом) служения (Богом, богами, духами, идолами, кумирами и др.), реально существующим духовным миром, бесплотными духовными существами, а также отражение этих отношений в другие сферы общественной деятельности.

 

Вера (религиозная)

Вера есть индивидуальное внутреннее самоопределение, позиция человека в духовно-нравственном и религиозном пространстве, которую он неизбежно обретает при нахождении для себя тех или иных ответов на важнейшие вопросы, относящиеся к духовно-нравственной и религиозной сфере. Позиция эта может изменяться в связи с разными обстоятельствами, однако она всегда существует. Вера возникает в результате проявления духовности, присуща всем людям в их сознательном возрасте и состоянии, хотя может быть и неосознанной. Она может видоизменяться у человека качественно и количественно. Вера коренным образом отличается от убежденности, доверия и уверенности. Она, прежде всего, является источником каких-либо духовных знаний, умения и опыта. Содержание конкретной веры напрямую связано с отношением этой личности к феномену «Истина». Многочисленные разновидности веры весьма несхожи в своем отношении к морали, нравственности, праву, власти, государству, обществу, семье, человеку, культуре, природе и миру в целом.

Примеры определений веры:

В политологическом, социологическом и теологическом смысле:

·        определенная позиция в духовно-нравственном пространстве, избранная каждой личностью в процессе ее индивидуального духовного внутреннего самоопределения, поэтому не бывает личности без той или иной веры;

·     свойство всякой личности (ее души, ее «я»), которое позволяет проявляться указанному устремлению и отображать его во внешнюю реальность (в поступках, обрядах, традициях, верованиях, творчестве и т.п.).

В обыденном смысле:

·     полная и безоговорочная уверенность в том, что определенные идеи, события, явления и т.п. являются истинными.

В спекулятивном смысле:

·       подмена ее действительного содержания понятиями «убежденность», «уверенность», «доверие».

В теологическом и религиозном смысле:

·     одна из основных форм проявления духовности у всякой личности, следствие действия духовности как таковой, реализация духовной потребности.

В религиозном смысле:

·     индивидуальная внутренняя духовная связь, добровольное духовное общение, взаимодействие личности с тем или иным объектом (духом) служения; получение таким путем какого-либо духовного знания, умения и опыта.


 

Свобода

Свобода в идеальном ее смысле есть способность личности к самобытию сущности, самодвижности души и самоопределению разума. В религиозной сфере «свобода» связана с понятиями «свобода воли», «свобода совести», истина, предопределение, справедливость и ответственность. Православие чтит внутреннюю свободу воли человека, ибо это такой дар Божий, который есть причина самой себя. Свобода воли есть способность человека к внутреннему самоопределению в своих предпочтениях и желательных действиях, в том числе в религиозной сфере. Она реализуема лишь при наличии ряда условий: первое — доступность объективной, своевременной и полной информации о ситуации, второе — уровень компетенции, позволяющий правильно оценить ситуацию, третье — определенная зрелость личности. Имеется еще свобода духовная — власть личности над собой, над своей природой, над своим эгоизмом, своими страстями и греховными влечениями. Православие утверждает, что лишь истина делает человека свободным: «познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8, 32). Совесть определяется православием как нравственное и онтологическое отношение человека к абсолютной Истине, как обличающий голос Бога, а также как обобщенная и принятая в свое «эго» позиция ближних людей, закон Христов внутри человека. Со светской юридической точки зрения «свобода совести» — «основополагающее неотъемлемое право человека на свободный мировоззренческий выбор, не влекущий за собой ограничения в других гражданских правах и свободах или их утрату. Она включает право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, менять и распространять религиозные или иные убеждения и действовать в соответствии с ними, не ущемляя свободы и личного достоинства других».

Примеры определений свободы:

В правовом и политологическом смысле:

·        правомочия людей, которые они могут реализовывать самостоятельно, не вступая в отношения с государством и иными властными правомочными или социальными структурами, сообразуясь и не конфликтуя с внешними правовыми пределами;

·        отсутствие ограничений и внешнего целеполагания, независимость.

В криминальном смысле:

·       произвол, при котором сильные существуют за счет слабых.

В атеистическом смысле:

·     возможность проявления личностью своей воли на основе полного осознания всей бесконечной совокупности законов, явлений и процессов мироздания.

В православном смысле:

·       пребывание личности с Истиной и в Истине, с Любовью и в Любви, то есть с Сыном Божьим — Иисусом Христом и в Иисусе Христе;

·       воля Божия;

·     независимость и защищенность от греха.


 

Законность вероучения

Законность вероучений связана с их отношением к объективным духовным законам. Существенной характеристикой вероучений является законность духовного общения с объектом служения, которая свидетельствует, каким образом выбранные средства соответствуют тем, которые объект служения  сам установил и разрешил для своих поклонников (2 Тим.2, 5). Если Бог, то, как Личность, обладающая наивысшей властью и наибольшей силой по отношению к людям, социальным институтам и миру; как высочайший источник природных и общественных законов, морали и нравственности.

В случае если Объект служения – Бог есть Истина и Любовь, то понятие «законность» совпадает по смыслу с понятием «истинность», ибо в конечном итоге все, что действительно истинно – от Бога, то есть, законно. В свою очередь, все, что не от Бога, является незаконным, ошибочным или очевидно ложным. Таким образом, присутствует множество форм относительной законности духовного общения с объектами служения внутри каждого культа и лишь одна абсолютная законность богообщения, характерная для единственного истинного вероучения. Например, среди объединений, объявляющих себя христианскими,  законной Вселенской Церковью является лишь та, которая возникла в г. Иерусалиме в 33 г. нашей эры в день Пятидесятницы, никогда не прерывала своей жизни, существует ныне и будет всегда, отвергая все, что нарушает духовные законы.

Значимой стороной законности духовного общения с объектами служения является степень соблюдения прав и свобод человека. Эта характеристика напрямую связана с духовно-нравственной и криминологической характеристикой каждого конкретного основоположника религиозного объединения и вероучения.

Созидательной и законной религией в истинном смысле этих слов должно называть лишь ту, которая в процессе реальной духовной деятельности принимает и выполняет без исключения максимальные позитивные условия, предъявляемые к объекту служения (Абсолюту – Идеалу – Личности – Богу) и человеку, их взаимодействию, к своему возникновению, к участию в социальной жизни, включая охрану духовно-нравственного здоровья человека, семьи и общества.

Примеры определений законности вероучения:

В социологическом и политологическом смысле:

·     вероучение, соблюдающее права и свободы личности, а также признающее государственную власть и конструктивно взаимодействующее с ней.

В теологическом смысле:

·     вероучение, не изменившее свои духовные характеристики (например, законность и преемственность священства и таинства), полученные от своего основателя, а также имеющее специальные внутренние механизмы сохранения и подтверждения этих характеристик.

В православном смысле:

·     вероучение, данное человечеству и всему миру, ограждаемое и сохраняемое непосредственно Самим Богом, а также имеющее специальные внутренние законные механизмы сохранения и подтверждения своих основных характеристик.


 

Религия

Каждая религия есть коллективное явление. Любая религия зарождается от той или иной конкретной личной веры. Главнейшим свойством всякой религии является единство ее веры и ее духа. Если в религии слаба самозащита, они могут изменяться, что приводит к трансформации ее вероучения, а затем и иных ее частей. Внешняя составляющая религии представляет собой инфраструктуру, созданную для ее существования в мире и обществе. Внутренняя составляющая — специфическая духовная жизнь, влияющая на деятельность религии, на мотивации и образ жизни верующих.

Примеры определений религии:

В политологическом и теологическом смысле:

·        организационно, духовно и обрядово оформленная коллективная связь (союз) объединений верующих с тем или иным объектом служения;

·     одна из основных форм проявления духовности в обществе.

В политологическом и социологическом смысле:

·     социальный институт, союз объединений верующих, для которого характерно единство вероучения, духовного общения, определенной системы предписаний (норм, заповедей и т.п.), стандартов поведения и организационных форм;

·     солидарная система представлений веры и поведения, относящаяся к сакральным вещам, система, которая объединяет в моральную общность всех тех, кто ей привержен (Э. Дюркгейм);

·     всегда определенная концепция человека и его жизненного мира, конкретный способ отношения к нему, этически определенная модификация человеческого существования (М. Вебер). Религия — это образ жизни.

В теологическом и религиозном смысле:

·     система, комплекс устойчиво и организованно взаимодействующих существ, предметов и явлений: объекта служения; духов (прежде всего — духа, принятого основателем и лидером культа); своей единой духовности; своей единой веры; своего вероучения (включая культовую практику); адептов; структуры управления, своих единых правил, имущества.

В православном смысле:

·     духовно, священнодейственно, обрядово и организационно оформленная благодатная связь Вселенской Православной (Единой, Святой, Соборной и Апостольской) Церкви с единым и единственным Богом — Пресвятой Троицей;

·     жизнь такого общества верующих, которая учреждена на Откровении Божьем, истинном вероучении и существует как деятельность единого Богочеловеческого Организма, где один Глава — Сам Бог (Дух, Истина, Любовь) и единственное Тело — Вселенская Православная Церковь, всегда находящаяся в благодати Божией, в Духе Святом, имеющая ясные и доступные доказательства своей истинности и законности.


 

Секта

В духовно-религиозном понимании секта есть любое объединение верующих, по-своему толкующее духовные законы, что приводит к разным формам внешней и внутренней деструктивности. Секты возникают по ряду причин: духовные искания; корпоративные интересы; поиск комфортности и рациональной понятности; стремление к острым эмоциям; склонность к элитарности и власти; духовные и психические болезни; криминальные интересы; борьба с традиционными созидательными вероучениями; агрессия с целью развязывания противоборства и анархизма в духовном пространстве нашей страны. Первые два источника могут быть позитивны, если опираются на созидательную духовность. Остальные — деструктивны. Искушения разумом приводят к  рациональным ложным вероучениям, а искушения страстями — к ложным экзальтациям. Тоталитарные секты  используют жесткую внутреннюю иерархию власти и агрессивный прозелитизм.

Примеры определений секты:

В политологическом и социологическом смысле:

·        объединение лиц, замкнувшихся в своих интересах (в том числе культовых), не совпадающих с интересами общества или безразличных им;

·        любое объединение верующих, отошедшее от какой-либо религии;

·        религиозное объединение, которое: разрушает духовность и психику личности, а также созидательные традиции и культуру, социальные нормы и общество в целом; практикует контроль сознания — насилие над личностями для введения их в состояние неестественной и противозаконной зависимости; стремится через своих адептов к незаконной власти и обогащению;

·     любые группы, которые: применяют духовно-психологическую дестабилизацию своих адептов с целью добиться от них безусловного подчинения, уменьшения критического восприятия, отказа от общепринятых норм (этических, духовных, научных, гражданских, общеобразовательных); опасны для свободы и здоровья личности, образования, созидательных общественных институтов; используют философскую, религиозную, медицинскую или иную маскировку.

В теологическом и религиозном смысле:

·     религиозное объединение, нарушающее духовные законы.

В православном смысле:

·     всякий культ, отсекающий себя от полноты общения с Богом, создавший и распространяющий свое самовольное толкование этих отношений, поэтому находящийся вне благодати Божией;

·     по отношению к Вселенской Православной Церкви, которая основана Самим Богом, секта — любое религиозное объединение, действующее вне и против этой Церкви, то есть против Бога.


 

Коренные основы формирования образа жизни

человека, семьи, народа и общества

 

 

 

 

Любовь

Свобода

Идеал и смысл

Дух и вера

 

Религия

Мировоззрение

Культура

Творчество

Человек

Семья

Народ

Общество

Молитва

Язык

Сознание

Мышление

 

Мораль и этика

Право и закон

Власть и цель

Желание и воля

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Содержание, приоритеты, а также взаимодействие сущностей и явлений, описываемых категориями по вертикали и горизонтали креста, определяют, какое будет социальное качество жизни

человека, семьи, народа и общества.

 


 

 

 

Религия – 

Истина

или ложь

 

 

 

 

Мировоззрение

и идеология

 

 

Власть

законность

или

беззаконие

Политическая

система

Социальные институты

Мораль и

правосознание

Личная вера

– Истина

или ложь

 

 

Хозяйство,

наука

и экономика

 

 

 

 

Труд – домострой или хрематистика

(служение наживе)

 

 

 

Институциональный выбор пути России с учетом духовной безопасности.

Альтернатива жизни или гибели страны и населяющих ее народов.

2. Направления изучения религий, действующих в России

 

2.1. Религиоведение и теология

Обучающиеся в государственных, ведомственных, муниципальных и иных учебных заведениях Российской Федерации будущие специалисты многих профессий знакомятся с религиями и их проявлениями в обществе в разных дисциплинах, например, в философии, праве, этике, истории, социологии, культурологии. Однако преимущественно и целенаправленно их изучают на курсах религиоведения и теологии. Эти два научных направления, при некотором внешнем сходстве, заметно различаются по существу.

Термин «религиоведение» предполагает некое знание (ведение) обо всех религиях. Однако служащим органов исполнительной власти необходимо помнить о том, что в силу исторических причин в религиоведении подчас это знание имеет вовсе не научные, а эзотерические, оккультно-мистические или атеистические основы (например, аксиоматику).

В свою очередь, термин «теология» происходит от соединения двух слов: «Теос» – Бог, и «логос» – понятие, мысль, разум. Таким образом, теологию можно определить как науку о Боге или божественном.

Кроме того, как в религиоведении, так и в теологии имеются две области: первая – светская, внерелигиозная, секулярная или профанная (называемая иногда внеконфессиональной), а также вторая – сакральная или религиозная (зачастую именуемая конфессиональной).

Так как светское религиоведение делает преимущественно упор на сугубо материалистическое или оккультно-мистическое понимание всех религий и их источников, то внутренние духовные особенности деструктивных культов часто остаются не выявленными. Материалистическое религиоведение исследует религии как бы извне, в некоей эволюции ее внешних форм, попутно считая ученого–религиоведа якобы нейтральным относительно любых вероучений, что не соответствует действительности. В свою очередь, оккультно-мистическое религиоведение концентрирует свое внимание на используемых во многих религиях (но не во всех) эзотерических средствах и методах, потоке некоего универсального и многообразного духовного опыта, игнорируя несовместимые между собой сущностные (духовные, онтологические, гносеологические, антропологические, аксиологические, правовые, этические и иные) различия вероучений.

Светская теология (распространенная и развитая во многих странах), в связи с меньшими по сравнению с исторически сложившимся религиоведением негативными внутренними установками к сакральности и святости как таковым, подходит к этой проблеме шире и глубже. Она открыто привлекает непосредственные религиозные источники, учитывает духовные знания, взгляды и опыт самих религий. Светская теология активно использует методологию изучения религий изнутри их, принимая как объективный факт принадлежность к той или иной вере любого человека, в том числе каждого религиоведа и теолога. Это облегчает выявление той деструктивности в соответствующих культах, которая вытекает из самой сущности их вероучений. Опять-таки, деструктивность присуща многим, но отнюдь не всем религиям.

Кроме того, имеются религиозные теологии, свои во всякой конкретной религии, признающей или существование единого Бога (монотеистические религии), или многих богов (политеистические религии), или иные объекты служения. Необходимо отметить, что по отношению к религиям, отрицающим существование божественности и божественной святости, термин «теология», вообще говоря, некорректен. Кроме того, в ряде религий имеется богословие (например, в православии), которое в духовном смысле гораздо выше теологии. Например, архиепископ Тобольский и Тюменский Димитрий отмечает, что «Православие приняло греческий святоотеческий взгляд на богословие как единство с Богом, а не как академи­ческую дисциплину. Признавая важность дискурсивной богос­ловской рефлексии, оно рассматривало ее главным образом как следствие литургического богослужения и единства с Богом, достигаемого посредством аскетического делания. Когда воз­никали конфликты между православным богословием и наукой, они обычно рассматривались с точки зрения православной бо­гословской перспективы как ошибки в понимании, проистекаю­щие от смешения двух планов бытия – тварного и нетварного. В православной традиции богословие, прежде всего, основано на мистическом опыте. Это богословие не является «научным» по своему методу исследования, но аскетическим, и феория или тео­рия, что означает буквально «богосозерцание», подразумевала не богословское рассуждение, но созерцание Бога, Который от­крывается в аскетическом делании и молитве». (http://www.tobolsk-eparhia.ru/)

Теология, как и религиоведение, и наука в целом, начала свое существование с глубокой древности. Однако подлинное самоосознание, глубокое развитие и оформление она приобрела в так называемые «средние века». Это время характерно возникновением принципиально нового взгляда на личность, сделавшего, в частности, невозможным рабство. Появившееся в конце рабовладельческих веков христианство рассматривало человека как созданного по образу Божьему, то есть имеющего ценность, превышающую весь внеличностный мир. Согласно этому взгляду абсолютный суверенитет принадлежал только личности (Богу и человеку). Подобное отношение к человеку невозможно во всех иных древних языческих религиях. Средневековая теология широко использовала астрономические и иные знания ученых того времени. Современная теология также активно совершенствуется, опираясь на достижения наук, независимо от их отношения к религии. Однако знания как таковые гораздо больше, чем собственно научные знания. Светская область и религиозные области теологии критически исследуют и обогащают друг друга.

Так как настоящее пособие опирается не только на достижения религиоведения (причем изложенные с ориентацией на профессиональные интересы служащих государственных и муниципальных структур), но и на теологию, то, в учебно-ознакомительных целях, кратко познакомим читателя с Государственным Стандартом (специальность 031901.65 ­ Теология).

В соответствии с ним светская теология – это комплекс наук, изучающих историю вероучений и институционных форм религиозной жизни, религиозное культурное наследие (религиозное искусство, памятники религиозной письменности, религиозное образование и научно-исследовательскую деятельность), традиционное для религии право, археологические памятники истории религий, историю и современное состояние взаимоотношений между многообразными религиозными учениями, а также всевозможными религиозными объединениями. Предметом светской теологии являются накопленные в ходе исторического развития религиозный опыт, памятники религиозной культуры, а также интеллектуальное и духовное богатство.

Очевидно, что изучение теологии в системе профессионального государственного образования носит светский характер, даже если на преподавание конкретных предметов приглашаются священнослужители (как светские специалисты и ученые). Важно то, что в соответствии с действующим законодательством в процессе изучения составляющих теологию отраслей научного знания не предусмотрено совершение культовых обрядов и иных сакральных действий. Образование будущих специалистов по светской теологии не преследует цели подготовки священнослужителей. И, тем более, теология не приравнивается к богословию.

Для ознакомления с особенностями светской теологии приведем названия некоторых ее учебных программ по специальным дисциплинам (для подготовки бакалавров, специалистов по христианским религиям): введение в специальность, история архаических и нехристианских религий, религиозная философия, этика и аксиология в религиях, наука и религия, история древней христианской церкви, новые религиозные движения, государственное законодательство о религии, конфессиональное вероучение, сакральные тексты, вероучительная литература, история конфессий, конфессиональное право, культ конфессий, древние языки.

Из Государственного Стандарта (специальность Теология) следует, что широта и профессиональный уровень преподавания теологии весьма высок. Поэтому на него можно ориентироваться и при разработке программ по преподаванию религиоведения. Возможные варианты тематического плана преподавания религиоведения в учебных заведениях целесообразно составлять на основе общих учебно-методических рекомендаций и своей конкретной специфики.

Итак, в этом разделе завершено краткое и выборочное ознакомление с некоторыми общими особенностями и различиями религиоведения и теологии. Перейдем к основным характеристикам религиоведения.

 

2.2. Структура религиоведения и религиозности

Религиоведение делится на две заметно различающиеся области, потому что им занимаются не только те светские ученые, которые декларируют свою нейтральность к религиям, но и специалисты внутри самих религий (теологи, богословы, священнослужители и открыто верующие светские исследователи). Напомним, что первую область иногда называют неконфессиональной или внерелигиозной, а вторую – конфессиональной или религиозной.

В случае если религиоведы (даже светские) предпринимают попытки рассмотрения религий «изнутри», их изучение, весьма часто, явно или скрытно преследует религиозные интересы. Светская область религиоведения обычно основывается на иных исходных мировоззренческих принципах, стремится, как бы, отстранить себя от какой бы то ни было религии или иной раз утаить свою религиозную принадлежность. Светское религиоведение в целом является надстройкой (стоящей на позициях конкретных идеологий или, зачастую, эзотеризма) над специализированными научными исследованиями религии как одной из объективно существующих форм общественного сознания. В нем предполагается также исследование свойств личности и групп, социального и психологического феномена религий.

По религиозным вопросам написано множество литературы. Она исключительно разнообразна, но внешне, подобно самому религиоведению, разделяется на две разновидности: светскую (внерелигиозную или, чаще, скрытно-религиозную), а также сочиненную открыто верующими, в том числе, официальными представителями религиозных объединений. Однако внерелигиозного и одновременно в строгом смысле научного подхода к этим вопросам не существует и не может существовать по нескольким причинам.

Во-первых, коренные основы любой веры, даже если в качестве объекта служения выбраны, к примеру, материя, информация или наука, относятся к сугубо ненаучной иррациональной (более того, зачастую сверх-иррациональной), сфере человеческого бытия, хотя и существует безукоризненно научное богословие.

Во-вторых, наука, по определению, есть строго нейтральное относительно всех идеологий обнаружение и изучение объективно существующих закономерностей (законов). Однако любой человек, включая научных сотрудников, обязательно является духовным, а, следовательно, в кого-то или во что-то верующим. Даже если он верит в отсутствие Бога, или убежден в своем неверии.

В-третьих, если все-таки предположить возможность существования ни во что неверующего человека, то необходимо учитывать еще одно значимое обстоятельство. Нельзя написать содержательную книгу, скажем, по физике или эстетике, не будучи в этой науке специалистом, не изучив ее изнутри, не постигнув на практике ее принципов. То же относится и к духовности. Если светский ученый искренне заявляет, что в своих исследованиях он нейтрален к разным типам духовности (то есть, якобы полностью бездуховен и внерелигиозен), то грош цена его исследованиям о причине, существе и источниках духовности, вероучений, религий. Ибо тогда он в этой сфере беспомощен, также как слепой в картинной галерее.

Если же религиовед духовен, то есть,  он – верующий, то закономерен вопрос: какова его духовность и вера? И почему он их или не осознает, или не понимает, или, зачастую, скрывает? А ведь он все воспринимает и толкует через призму своей личной духовности и веры. Знание подлинной духовности и веры религиоведа весьма помогает понять цели, мотивации, методы и результаты деятельности лично его или научной (или псевдонаучной) школы, к которой он принадлежит. Хотя очевидно, что по специализированным направлениям истории, этнографии, языкознания, культуры, философии, феноменологии, социологии, психологии и иным аспектам религий накоплены весьма интересные, ценные и глубокие научные результаты. Поэтому объективной общей внерелигиозной науки по религиям, вероучениям и сектам нет, и не может быть. Заметное количество работ в светском религиоведении является на самом деле реализацией заказов тех или иных религиозных объединений, того или иного вероучения. Делается это или без утайки, или по каким-либо причинам замаскировано.

В содержательной литературе по вопросам религиозных объединений и вероучений можно выделить несколько групп, в зависимости от религиозной принадлежности авторов:

-     вероучение, критика иных вероучений и сектоведение традиционных созидательных религий;

-     вероучение, критика иных вероучений и сект представителями протестантских и неопротестантских конфессий;

-     обличительная литература людей, порвавших с сектами, или пострадавших от них;

-     сектантская миссионерская, критическая, оправдательная, пропагандистская, рекламная и иная литература;

-     светские научные издания по специализированным направлениям.

Отдельную группу составляет заказная спекулятивная псевдонаучная скрытно-религиозная литература, авторы которой стремятся, например, дискредитировать традиционные созидательные религии, раздуть нездоровую сенсацию с целью рекламы и т.п.

В ходе противодействия сектантской деструктивной деятельности, а также при раскрытии и расследовании преступлений, совершенных по религиозным мотивам, иногда возникает необходимость изучения подлинной сектантской литературы, в том числе предназначенной для внутреннего пользования в культе. Это тяжелое и опасное занятие, допустимое только при наличии защитных духовно-психологических мер, заниматься которым допустимо лишь в режиме интенсивной позитивной духовной жизни. Иначе возможно заражение чуждой, враждебной духовностью. Известны печальные случаи, когда ознакомление с учениями деструктивных культов постепенно приводило любопытствующего исследователя к многократному его посвящению в адепта наиболее одиозных из них (неосознанная инициация), и, в итоге, превращало в приверженца не только внешне благообразного эзотеризма, но и демонизма.

Светское религиоведение, стоящее ныне в силу духовно-исторических причин преимущественно на материалистической и атеистической позиции, изучает религии, прежде всего, в их предполагаемом историческом изменении в первобытном обществе, Древнем мире, Средневековье, в Новое и Новейшее время. При этом самостоятельное внутреннее духовное развитие религий и нелинейный генезис (развитие, рост) религиозности накладываются, как на прокрустово ложе, на историю тех или иных социальных производственно-экономических процессов и как бы подчиняются им.

Религиоведение сделалось одним из важнейших разделов и инструментов материализма и атеизма именно в Новое время (так называемый воинствующий материализм). Поэтому можно сказать, что светское религиоведение формируется с XIX века. Хотя те или иные сведения о религиозных объединениях и вероучениях – теологические, эзотерические, оккультно-мистические, философские, исторические, психологические, правовые, социологические и др. – собирались с древнейших времен.

Предметом современного религиоведения, как уже отмечалось ранее, стали преимущественно внешние закономерности возникновения, развития и деятельности религий, их формирования в истории общества, взаимозависимости религий и культур. Ставя себя как бы вне религий, веры и духовности, светское религиоведение исследует их на уровне общества, групп, семьи и личности, не выходя на мета-уровень сверхбытия или отвергая его.

Религиоведение, в силу специфики предмета своего исследования, изучает закономерности, относящиеся к миру, обществу и человеку, и поэтому является комплексной дисциплиной. Это вытекает из коренных свойств религий. Дело в том, что конкретный выбор той или иной религии определяет стратегическую позицию, мотивацию и поведение людей в широком спектре права, закона, власти, свободы, обязанности, гражданственности, патриотизма, справедливости, счастья, добра, совести, красоты.

Оттого, для оправдания тех или иных своих установок, а также исходя из объективных потребностей научного поиска, религиоведение (и теология) вбирает в себя знания многих теоретических и прикладных наук. В нем можно обнаружить элементы философии, социологии и истории, культурологии, этики, эстетики, психологии, лингвистики, политологии, права, этнологии, медицины, археологии и т.п. Отсюда, религиоведение, как и теология, имеет сложное содержание, строение и структуру.

Все научные школы религиоведения и теологии в числе ключевых своих категорий по необходимости рассматривают «трансцендентность» (все, выходящее, перешагивающее за пределы), а также «имманентность» (пребывающее внутри, свойство, внутренне присущее предмету). Кроме того, они различают понятия «трансцендентное» (все, выходящее за пределы возможного опыта) и «трансцендентальное» (априорные формы познания и сознания). Даже откровенно материалистические течения в светском религиоведении не могут обойтись без рассмотрения этих применяемых всеми более или менее развитыми религиями понятий.

И в светском, и в конфессиональном религиоведении существуют разные направления, определяемые другими научными дисциплинами. К главным из них светские религиоведы относят: философию, феноменологию, социологию, психологию, историю и культурологию религий.

Философия религий служит, наряду с феноменологией, методологической основой светского материалистического религиоведения, так как пытается разрабатывать его наиболее общие взгляды и позиции, тем не менее, часто пренебрегая объективностью духовных явлений и духовности как таковых. Философия всегда интересовалась религиями. В свою очередь, развитые религии активно используют достижения философии для более точного научного описания своей веры и своего вероучения. Созревание философии религий, как указывают отечественные религиоведы, происходит с XVII–XIX вв. усилиями нидерландского философа Б. Спинозы (†1677), английского философа Д. Юма (†1776), французского философа П.А. Гольбаха (†1789), немецкого философа И. Канта (†1804), немецкого протестанского теолога и философа Ф. Шлейермахера (†1834), немецких философов И.Г. Фихте (†1814), Ф.В.И. Шеллинга (†1854), Г.В.Ф. Гегеля (†1831), Л.А. Фейербаха (†1872), датского теолога и философа С. Кьеркегора (†1855), К. Маркса (†1883), Ф. Энгельса (†1895), русского философа В.С. Соловьева (†1900), Э. Гартмана (†1906), голландского теолога и историка религии К.П. Тиле (†1902) и др.

Симптоматично, что многочисленные, глубокие, талантливые и яркие представители традиционных созидательных религий — специалисты по философии религий (особенно священнослужители) как бы неведомы для некоторых светских религиоведов. Достаточно посмотреть на списки упоминаемых ими источников и публикаций. В этом, в частности, наглядно проявляется реальное отсутствие «нейтральности» в их научной и духовно-нравственной позиции.

Упомянем в связи с этим согласно исторической последовательности, некоторых крупнейших православных философов религий, большинство которых причислено христианской Церковью к лику святых: I век – апостол Иоанн Богослов, Климент Римский; II век. – Игнатий Антиохийский, Иустин Философ, Ириней Лионский; III век. – Ипполит Римский, Киприан Карфагенский; IV век – Макарий Египетский, Афанасий Великий, Кирилл Иерусалимский, Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Амвросий Медиоланский, Григорий Нисский; V век – Кирилл Александрийский, Августин, Нил Синайский; VI век – Авва Дорофей, Григорий Двоеслов, Варсонофий Великий; VII век. – Софроний, Иоанн Лествичник, Максим Исповедник, Андрей Критский; VIII век – Исаак Сирин, Иоанн Дамаскин; IX и X века – Федор Студит, Фотий Константинопольский; XI век – Симеон Новый Богослов; XII век – Феофилакт Болгарский, Петр Дамаскин; XIII век – Фиолипт Филадельфийский; XIV век – Григорий Синаит, Григорий Палама, Нил Кавасила; XV век – Симеон Солунский, Марк Ефесский, Нил Сорский; XVI век – Максим Грек; XVII век – Дмитрий Ростовский; XVIII век – Паисий Величковский; XIX век.– Платон и Филарет Московские, Игнатий Брянчанинов, Феофан Затворник, Иоанн Кронштадский, Амвросий Оптинский… Подчеркнем здесь факт неукоснительной и непрерывной преемственности православных учителей от апостолов до современных дней.

Среди многочисленных отечественных представителей философии религий отметим: М. Ломоносова (†1765), св. Тихона Задонского (†1783), Г. Сковороду (†1794), М. Сперанского (†1834), Н. Гоголя (†1852), Ф. Голубинского (†1854), архиеп. Иннокентия Борисова (†1857), И. Киреевского (†1856), А. Хомякова (†1860), Н. Пирогова (†1881), Ф. Достоевского (†1881), К. Леонтьева (†1891), В. Кудрявцева-Платонова (†1891), архиеп. Никанора Бровковича (†1890), Н. Федорова (†1903), С. Трубецкого (†1905), Л. Толстова (†1910), В. Розанова (†1919), Е. Трубецкого (†1920), М. Тареева (†1934), митр. Антония Храповицкого (†1934), В. Несмелова (†1937), П. Флоренского (†1937), Л. Шестова (†1938), Д. Мережковского (†1940), С. Булгакова (†1944), Н. Бердяева (†1948), С. Франка (†1950), В. Зеньковского (†1962), И. Ильина (†1954), Г. Флоровского (†1979), И. Мейендорфа (†1992), Н. Лосского (†1965), А. Лосева (†1988)…

С XX века представители различных философских школ активизируют изучение религий. Толкования религий практически всегда осуществляются религиоведами, исходя из какого-либо доминирующего в их кругах и научных школах мета-учения – материализма, натурализма, экзистенциализма, прагматизма, позитивизма, аналитической философии, философской антропологии, персонализма, неотомизма, синергетики, информациологики.

Объективно в современном религиоведении, как справедливо отмечают сами ученые, имеются проблемные направления, напрямую относящиеся к философии религий:

ð   особенности попыток философского осмысления религий, философские методы изучения религий и др. а также статус философии религий в общей системе религиозных и иных знаний;

ð   особенности и структура религиоведческого знания, закономерности его развития, место религиоведения в ряду других наук;

ð   сущность религий, подходы к ее определению, философское определение религии;

ð   онтологические основы религий в бытии мира, человечества, этноса, человека и т. д., гносеологические предпосылки религии;

ð   гносеология и религиозное сознание;

ð   различные религиозные мировоззрения и верования, понятия, представления, суждения, высказывания, структуры умозаключений, язык религий, учения об объекте поклонения, соотношения этих учений с иными взглядами на основы мира, познания, морали, права и т. д.;

ð   специфика и содержание религиозной философии – религиозная метафизика и онтология, эпистемология, историософия, антропология, право, этика и др.

Необходимо заметить, что современная материалистическая и эзотерическая философия религий иногда претендует на мировоззренческую и методологическую функции не только в познании различных внешних сторон религий, но даже в попытках вскрытия и объяснения их сущности.

Феноменология религий складывается в XX веке. В ней заметно влияние, например, немецкого философа Э. Гуссерля (†1938), экзистенциализма немецкого философа М. Хайдеггера (†1976), англо- и франкоязычного философа, историка и оккультиста М. Элиаде (†1986), представителей конфессиональных наук.

Это направление религиоведения наиболее близко подходит к духовным сущностным основам религий. Однако и ей присущи методологические ограничения, свойственные философии религий. Центральными понятиями феноменологии религий представляются «священное» в отличие от «профанного». Она с точки зрения религиозных значений, мифов и смыслов пытается понять религии, получить их систематическое описание и классификации. В светской феноменологии религий сильно воздействие оккультно-мистических взглядов на религии, обычно с принижением знаний и опыта традиционных созидательных вероучений. В конфессиональном религиоведении феноменология религий весьма близко приближается к богословию (которое есть не только наука, но также молитва и мистика).

Материалистическая и эзотерическая психология религий возникает в конце XIX – начале XX вв. Как обычно, исследователи, открыто принадлежащие к традиционным созидательным религиям, в этой науке упоминаются редко. В данном направлении религиоведения используются общепсихологический и социально-психологический способы изучения религии. Оно ищет психологические закономерности возникновения, развития и действия религиозных явлений, их воздействие на внерелигиозную жизнь личности, групп, общества.

Это направление светского религиоведения базируется на гипотетическом предположении об якобы единственно психологических основах религий. Поэтому, а также исходя из своей специализации, психологию религий интересуют преимущественно психологические аспекты религиозных проявлений. Она изучает специфику религиозно-психологических явлений, присущих личности и группе; опирается на внешние проявления религиозно-психологического опыта. Наряду со стандартными научными технологиями ее представители разрабатывают свои методики исследований религиозности, в том числе с использованием в экспериментах над людьми психотропных и наркотических веществ. Полученным результатам зачастую придается всеобъемлющий и рекламный характер.

Психологические процессы исследуются, исходя из принадлежности людей к определенным общественным системам, классам, слоям, этносам, демографическим и профессиональным группам, религиозным объединениям. Для трактовок религиозных явлений привлекаются психологические гипотезы и направления – бихевиоризм, гештальт-психология, интеракционизм, теория поля, психоанализ (фрейдизм и неофрейдизм), когнитивизм, гуманистическая психология, психология самости, трансперсонализм, культурно-историческая теория и теория деятельности. Здесь изучается (но, неизбежно, односторонне, как психологический феномен) теоретический и практический опыт самих религий, в первую очередь эзотерических экстатических направлений.

Материалистическая и эзотерическая социология религий, как отмечают религиоведы, возникает в середине XIX века. Основали социологию религий немецкий социолог, историк, философ М. Вебер (†1920), французский социолог, философ Э. Дюркгейм (†1917), немецкий философ, социолог Г. Зиммель (†1918), немецкий теолог и философ Э. Трельч (†1923). Опять же, православные, исламские и буддийские ученые в этой области светского религиоведения обычно как-бы не замечаются. Главным предметом светской материалистической социологии религий являются религии как часть общества, общественные основы религий, общественные закономерности; их возникновение, развитие и функционирование; их элементы и структура, место, функции и роль в обществе; их влияние на социальные структуры; специфика обратного влияния последних на рели­гии. В состав материалистической и эзотерической социологии религий входят, прежде всего, описание общественно важных характеристик религий, основных факторов, влияющих на них в обществе. Это направление религиоведения разрабатывает собственные методики социологических исследований религий (зачастую позволяющие целенаправленно получать "заказные" нужные результаты, например, о религиозной ситуации в России).

Современная история религий критически наследовала многочисленные летописные сведения о религиях. Однако материалистическая и эзотерическая трактовка истории религий в основном базируется на исследованиях, проводившиеся с Нового времени. Среди многих историков религий здесь можно отметить православного богослова и историка А.В. Карташова (†1960). Как обычно, исторические исследования, выполненные принадлежащими к традиционным созидательным религиям учеными и священнослужителями, материалистические религиоведы часто игнорируют.

История религий изучает преимущественно внешние факты, имеющие отношение к историческому происхождению религии, так называемые ранние формы верований и культов, изменение этнокультурного и иного фона религий, собирает историческую информацию о ранее существовавших и нынешних религиях. Исследования проводятся в рамках всеобщей истории, истории конкретных религий, конфессий или деноминаций, сект, страноведческой истории; привлекается археология и этнография. Религии обычно рассматриваются в контексте развития экономических, производственных, социально-политических, государственно-правовых, нравственных и других отношений, истории культуры в целом. Однако внутренняя духовная история религий, весь драматизм духовных исканий, достижений и ошибок, духовной борьбы практически полностью остаются за рамками светского религиоведения.

При изучении религий полезно объективно выявлять и знать источники, историю, сущность и законность их собственных живых преданий, мистических и устных традиций. Весьма часто возникает необходимость познания смежных дисциплин: истории, философии, естествознания и многих иных.

Современное светское атеистическое, эзотерическое и материалистическое религиоведение активно связывает между собой мифологию и религии. Причем обычно представляет первое как универсальную основу второго. Следует подчеркнуть, что это – лишь одна из нескольких разных по существу научных гипотез (то-есть, не доказанных предположений).

Действительно, многие языческие религии основаны на мифах (греческое слово, означающее речь, слово, рассказ, повествование, сказание, предание). Мифология состоит из совокупности мифов. В мифах персонажи и события признаются или объективно существовавшими (существующими), или связываются с такими конкретными духовными проблемами, которые невозможно выразить рациональными средствами. Мифология возникла под воздействием духовных потребностей человека в условиях общинно-родового строя как результат коллективного творчества или под влиянием харизматических личностей. Она постигала и моделировала мир с помощью воображения или иносказания, в форме наглядно-чувственных метафоричных образов. В мифах сплавляется разумное, рассудочное, эмоциональное и волевое отношение к миру как к некоему единству. Поэтому в мифах используются все виды творчества.

Известны три формы мифотворчества: в первой утверждается, что существует то, чего на самом деле нет, а во второй, наоборот, считается кажущимся то, что на самом деле существует. Третья форма мифотворчества появилась и активно используется в религиях в связи с объективной потребностью словесного и символьного описания реально существующих иррациональных и сверх-иррациональных духовных явлений.

Значительное место, как отмечают религиоведы, в мифологическом (в первую очередь – языческом) сознании занимают двойные контрасты типа: «небо – земля», «свет – тьма», «правое – левое», «мужское – женское», «жизнь – смерть», «добро – зло» и пр. Системы мифов в языческих религиях многообразны и строятся на повествованиях о том, «почему», «откуда», «каким образом», «для чего» что-либо возникло. Мифы всегда пытаются поставить целевые и смысловые задачи, а также предложить их решение. Поэтому в них распространены легенды о возникновении вселенной (космогонические мифы), о происхождении богов (теогонические), солнца, луны, звезд (астрогонические), человека (антропогонические), рода и его институтов (этногонические), сказания о конце мира, о всеобщем потопе, о душе, о героях, календарные, близнечные мифы и др.

В первобытном мифологическом мире возникали и развивались разные языческие верования и связанные с ними ритуалы. Материалистическое религиоведение приписывает им образование некоей своеобразной проторелигии. К числу этих верований относят фетишизм, тотемизм, аниматизм, анимизм и др. Однако концепция «проторелигии», имея определенные основания, тем не менее, не учитывает такие важнейшие для религий духовные феномены, как преемственность и законность, а также нелинейность их генезиса.

В современном обществе мифотворчество по-прежнему сильно развито, приобретая новые и даже иногда примитивные формы (вспомним, хотя бы, нынешний бум астрологии и празднований по восточным календарям в России). Зачастую мнения обыденного светского сознания о религиях, вере, науке, политике, духовности и т.п. представляют собой откровенные мифы, причем весьма скудоумные и несоответствующие действительности. Активно для целенаправленного воздействия на массы применяет мифотворчество социальная психология.

В ходе социального развития ослабляется традиционная цельная мифологичность сознания, человек противопоставляется природе, индивидуальное начало берет верх над коллективным, расчленяются образ и предмет, субъективное и объективное и т. д. Язык теряет метафоричность и духовную емкость, миф перестает быть универсальным способом трактовки первопричин действительности. Вместо первичной монотеистической религии и синкретической мифологии появляются языческие религии с их противоречивыми взглядами на мораль и мир, одновременно формируются и самоосознаются политика, право и наука. Мифы способствуют развитию слухов и обычаев, эпоса и сказки, впитываются языческими религиями, искусством и т. д. Но сам по себе миф исчезнуть никогда не может. Хотя бы потому, что каждый человек в своей жизни постоянно сталкивается с массой непонятных и непостижимых явлений, хочет думать и рассказывать о них, познавать их в меру своих возможностей. Мифология сохраняется в обществе, во всех формах общественного сознания, даже в науке (типичных форм научной мифологии много – к примеру, ее неизбежная аксиоматика, эволюционизм, многие астрофизические модели…), но, в особенности, на обыденном уровне.

Исследователям известны тысячи религий, хотя и имеющих некоторые схожие черты, однако, весьма различающихся между собой по коренным признакам духовности, обрядов, мистики, учений и отношения к миру. Кроме того, у разных народов неодинаковы внутренние языки религий. Это затрудняет для светских ученых поиск собственно религиозных явлений, очищенных от этнокультурных, этнопсихологических и других напластований. При решении социально значимых задач, при раскрытии и расследовании преступлений, совершенных по религиозным мотивам, возникают схожие проблемы. Однако для духовно развитого верующего человека, особенно принадлежащего к традиционным созидательным религиям, выявление даже целенаправленно и тщательно замаскированных вероучений не представляет, как правило, особых трудностей.

Можно утверждать, что любая религиозность в социальной среде порождается каким-либо конкретным религиозным объединением или, как минимум, конкретной харизматической личностью. В свою очередь, напомним, что религиозным является такое объединение, которое: создает какое-либо всеобъемлющее мировоззрение; имеет какой-нибудь объект служения (Бога, тех или иных духов, вселенский или космический разум, материю, информацию, знание, науку, учителя и т.д.); формирует, исповедует и распространяет учение, связывающее этот объект служения с мирозданием, высшими ценностями, проблемой добра и зла, отношением к человеку как таковому, с высшими причинами бытия всего существующего и мира в целом; имеет и применяет какие-либо средства и методы почитания (обожествления) своего объекта служения.

Религиоведы выделяют две основные методологические группы: теологические (вероучительные) и философские (мировоззренческие), претендующие на раскрытие сущности религий. Известны и более мелкие направления, опирающиеся на теоретические положения и эмпирический материал соответствующих наук.

Ученые ищут у религии специфические признаки, выделяют «общее» свойство религиозного сознания, «специфическое действие», «специфическую функцию» и т. д. С другой стороны, в религиоведческой среде сохраняется традиция расширительного толко­вания религий, вплоть до приписывания всем религиям некоей универсальной сущности. Конечно, что-то общее в религиях имеется, так же, как, скажем, есть нечто общее у человека и амебы. Однако на таком пути неизбежно игнорируются основополагающие духовные, этические, логические и иные законы, действие которых, собственно, и вызывает принципиальные несовместимые различия в религиях.

Дело в том, что как таковая религия не просто вид каких-то связей, взаимоотношений и действий людей, некоторая когнитивная психология. Она есть одна из сфер духовной жизни общества, групп, индивида, способ духовного освоения и восприятия мира, область духовного делания. С материалистической позиции религия представляет собой: необходимо возникающий и активный аспект деятельности человека и общества; способ борьбы с человеческим самоотчуждением; отражение действительности; феномен культуры.

Религии не случайные образования, навязанные людям философами, жрецами, обманщиками, тиранами, душевнобольными, как наивно полагали и полагают некоторые мыслители. Религии имеют, в частности, онтологические основы, подвержены историческим из­менениям под действием многих, в том числе и социальных процессов. В религиях об­наруживаются внутренние, скрытые от непосредственного наблюдения уровни бытия человека и общества. Но, просвечиваясь в религиях, эти связи могут маскироваться. Это в принципе не есть ре­зультат чьего-либо сознательного обмана или примитивности; это объективное проявление бытия человека, общества и иных факторов. Религии могут сообщить о них мно­гое, важно только правильно понять их знания, умения, опыт и язык.

Религии не пассивны, они имеют свою жизнь, обладают внутренней волей и сознанием, рождают идеи, понятия, образы, нормы, ценности, материальные объекты. В творческой деятельности человека духовный процесс первичен по отношению и к его идеальным результатам, и к материальным воплощениям. Религии активно влияют на экономику, на различные виды общественного сознания – политику, право, науку, мораль, искусство, философию и др. Религии бывают созидательными или деструктивными.

В материалистическом и эзотерическом религиоведении наиболее широко представлена точка зрения, согласно которой существование религий связыва­ется, прежде всего, с отношениями несвободы, зависимости, той областью человеческого существования, которая недоступна целенаправленному регулированию. Высказывается и обратное мнение: религии коренятся в свободе и духовности человека, в его стремлении к Вы­сшему, к Абсолюту, к Идеалу. В первом случае имеются в виду отношения, обусловившие развитие языческих религий. В любой сформировавшейся религиозной системе человек может ощущать избавление от сковывающих обстоятельств, преодолевать огра­ниченность. Значимую роль в стимулировании религиозных процессов имеет социальное и иное отчуждение, при которых происходят: подмена отношений людей отношениями вещей, деперсонализация; аномия, отчуждение от ценностей, норм и ролей, социальная дезорганизация, конфликты; изоляция человека от человека. Внутренняя противоречивость мира проявляется в языческих и, особенно, в так называемых новейших (Новый век) религиях.

Религиозные языческие персонажи и мифы об их взаимосвязях, представляя от­чуждение человека в социальных областях, сами как бы объективируются и проявляются во взаимоотношениях между людьми. Характерным примером является современное увлечение виртуальным компьютерным миром, наркотиками и психотропными веществами, оккультизмом, эзотеризмом и магизмом.

Любая религия не замкнута только на себя, она создает свою модель мира – образ человека, природы, общества. Языческие и так называемые новейшие религии, прежде всего, отражают те стороны многообразной действительности, которые обуславливают несвободу и зависимость людей. Они как бы покоряют царящие над людьми силы и отношения, закрепляют результаты в сознании, традициях, нормах, ор­ганизационных «матрицах».

Религии, как ранее отмечалось, всегда живут двойной жизнью – внутренней сакральной и внешней – как один из социальных институтов. Во втором случае они играют весьма значительную роль в жизни общества. Фактически, после семьи, религии и религиозные объединения являются важнейшим фактором социализации, зависящим от специфики стран, этносов и вероучений. При выявлении религиозных явлений в социальных целях важно помнить, что религиозная социализация влияет как на собственно верующих, так и на близких им людей. Кроме того, многим религиозным объединениям присущи миссионерство и прозелитизм, последний особенно характерен для деструктивных культов.

Религиозные объединения используют в разной мере практически все механизмы социализации. Например, в Русской Православной Церкви наиболее активно применяются традиционный и институциональный механизмы. В христианских и псевдохристианских сектах обычны институциональный и стилизованный, а в восточных и неовосточных культах – институциональный и рефлексивный. В ходе социализации члены религиозных объединений выполняют ряд функций, знание которых облегчает обнаружение религиозности, в том числе и при управленческих, а также следственных действиях.

Прежде всего, нельзя забывать о том, что главной функцией религий является (или, по крайней мере, должно являться) то или иное удовлетворение объективно существующих духовных потребностей человека. Игнорирование этих потребностей приводит к серьезным нарушениям и кризисам в жизни человека, семьи и общества.

Ценностно-ориентационная функция состоит в том, что у людей формируется определенная система верований, взглядов и ценностей. Это достигается, прежде всего, в религиозном служении и просвещении.

Регулятивная функция обнаруживается в том, что в адептах культивируется поведение, соответствующее религиозным нормам. В сектах для этого используется жесткий контроль над всей жизнью верующих.

Коммуникативная функция проявляется в создании условий для интенсивного и регламентированного общения верующих с лидерами объединения и между собой.

Благотворительная функция свойственна практически всем культам, особенно традиционным и созидательным. Однако большинством сект рассматривается эту функцию, прежде всего, как средство для улучшения имиджа объединения, для целей саморекламы и маскировки своей деструктивности. В некоторых сектах благотворительность используется для скрытного сакрального воздействия на людей.

Компенсаторная (утешительная) функция направлена на гармонизацию духовного и душевного мира верующих, на повышение устойчивости к негативным жизненным факторам.

Воспитательная функция – специализированное религиозное воспитание и просвещение, включающее и некоторые светские компоненты. В процессе религиозного воспитания адептам культов целенаправленно и планомерно прививаются или внушаются (в случае зомбирования) мировоззрение, мироощущение, правила поведения и жизни определенного вероисповедания. Причем религиозное воспитание имеет два уровня – рационально-педагогический и духовно-мистический. Ряд сект стремится скрытно осуществлять (перехватывать) воспитательную функцию в светских учебных заведениях, проникая в них под видом нерелигиозных организаций. Для этого они специально регистрируются как общественные объединения.

Служащим органов исполнительной власти, исходя из профессиональных, социальных и личных потребностей, зачастую приходится выявлять представителей деструктивных культов в различных общественных структурах. Для этого, прежде всего, необходимо найти признаки деструктивной религиозности. Исключительно важно понять, что это есть, главным образом, область объективных духовных отношений и законов (их соблюдения или, наоборот, нарушения). Здесь нельзя допускать никаких иллюзий. Необходимо помнить, что есть черты, характерные для любой начинающейся религиозности (в том числе и созидательной), а есть типичные признаки только деструктивных культов и сект.

Главнейшим признаком попадания человека в секту является всесторонняя негативная трансформация его личности. Происходит существенное изменение его духовности, мировоззрения, общественных связей, взаимоотношений в семье, отношения к самому себе. Часто проявляется раздраженно-критическая, слабо аргументированная и агрессивная позиция к православию, Русской Православной Церкви, иным традиционным созидательным религиям, государству и государственным институтам, патриотизму, традициям, святыням (крайне сильны эти приметы у сатанистов и адептов демонических культов).

В настоящем разделе рассмотрены направления обнаружения религиозных явления для научных, управленческих, правоохранительных и иных целей. Перейдем теперь к изучению различных типов религий и их основных характеристик, то есть, к типологизации религий.

 

3. Типологизация религий, действующих в России

3.1. Типологизация мировоззрений

3.1.1. Определение мировоззрений с позиции религиоведения

Деятельность человека в обществе, как правило, целенаправлена и целесообразна. Чтобы правильно и успешно действовать в сложном реальном мире, он должен не только много знать и понимать, но и уметь выбрать ориентиры и цели, уметь принять то или иное оптимальное решение. Именно для этого человеку жизненно необходимо, в первую очередь, глубокое и всестороннее осмысление окружающего его мира – мировоззрение.

Мировоззрение – это система взглядов на окружающий мир и место в нем человека, а также сложившиеся на основе этих взглядов убеждения, идеалы, принципы познания и деятельности, ценностные ориентации человека, определяющие его жизненную позицию и поведение.

В данном смысле одним из факторов формирования мировоззрения служат религии.

Мировоззрение – это сущностная социально-психологическая характеристика личности. В обществе человек проявляет себя в определенных отношениях и взаимодействии с другими людьми, в семье, в коллективе, тем самым, выражая свою мировоззренческую позицию.

Осваивая и познавая мир, человек задумывается о тайнах мироздания, судьбах человечества, о жизни и смерти, о смысле жизни, о сути своего жизненного предназначения и осуществлении полноценной самореализации на всех этапах жизненного пути. Эти и другие «вечные» вопросы, заново решаемые новыми поколениями, составляют круг вопросов, необходимых человеку для ориентации в мире, для понимания своего места и роли в нем. Ответы и решения на эти вопросы человеком составляет основу его мировоззрения (а также идеологии и веры).

Значение мировоззрения в жизни челове­ка обусловлено его разумностью, тем, что его взаимодействие с окружающим миром опосредуется сознанием и интуицией. Необходимость ориентироваться в меняющейся социальной и природной среде порождает у каждого человека, у социума, в целом человечества потребность в системе взглядов на мир, на свое место в нем, на смысл и цель жизни.

Развитые системы современных мировоззрений включают в себя в обобщенном виде религиозные, философские, социальные, естественнонаучные, эстетические и этические, антропологические, политические и прочие взгляды, а также ориентации и установки, определяющие поведение и действия людей. В мировоззрении выделяются познавательные, ценностные и нормативно-поведенческие компоненты, мировоззрение – это не просто набор взглядов и сведений, но определенная целостность, система. В нем отражается стремление увидеть мир как упорядоченное целое, включающее человека, а также сам человек со всем его духовным и душевным миром – знаниями, нравственными, художественно-эстетическими, мистическими, жизненно-практическими переживаниями. Иначе говоря, в мировоззрении отражается интеллектуальный, духовный, душевный и эмоциональный опыт людей, их миропонимание и мироощущение.

Структурно мировоззрение можно представить следующим образом:

-мироощущение – отражение мира через настроение, чувства, эмоции;

-мировосприятие – представления о мире в сознании человека;

-миропонимание – суждения, умозаключения, интуиция личности.

Важным компонентом мировоззрения являются идеалы. В них содержится высшая цель устремлений человека к истине, добру, красоте, справедливости. Идеалы формируются в духовной сфере. Они служат духовным ориентиром во всей человеческой деятельности, придают ей осмысление и целостность.

Мировоззрение носит исторический характер, оно меняется в зависимости от изменений условий и образа жизни, накопления знаний и умений, характера социальных связей между людьми. Тем не менее, в генезисе любых мировоззрений всегда присутствует некая преемственная, традиционная часть. Связи и контакты между социальными общностями и личностями обусловливают взаимное влияние различных мировоззрений.

В современном светском религиоведении преобладает мнение о четырех исторически сложившихся типах мировоззрения: мифологическом, религиозном, философском и научном.

Согласно этим взглядам, мифологическое мировоззрение формируется на ранних стадиях развития языческого общества и представляет собой первую попытку человека объяснить происхождение и устройство мира, появление на Земле людей и животных, причины стихийных явлений природы, определить свое место в окружающем мире. Сотворение мира изображалось обычно как превращение хаоса в космос, который формируется путем отделения неба от земли и выделения суши из океана. В результате появляются три мира: небесный, земной и подземный. Весь процесс становления действительного мира сопровождается борьбой богов и героев против демонических сил. Подобные воззрения с теми или иными вариациями присущи всем языческим и восточным религиозным системам.

Таким образом, для мифологического языческого мировоззрения характерно фантастическое отражение действительности в виде чувственно-наглядных представлений. Порожденные фантазией первобытного человека мифические существа – боги, духи, герои – наделялись человеческими чертами. В мифах (греч. mythos – повествование, сказание) выражались слитность, нераздельность человека и природы, сочетание реальности и фантазии, естественного и сверхъестественного, обожествление сил и явлений природы.

Мифология, как особый способ понимания мира, была присуща всем народам наиболее явно на ранней стадии общественного развития, воплощая в себе особенности становящегося, формирующегося человеческого сознания, того человечества, которое еще сохраняло ощущение своей теснейшей связи с природным миром. Тогда была характерна нерасчлененность сознания, отсутствие четких разграничений мира и человека, эмпирических знаний и фантазий, субъективного и объективного, мысли и эмоций, идеального и вещественного. Mиф, выражая мысли в поэтической, образной, эмоциональной форме, имел этиологическое (греч. Aitia – причина, logos – учение), значение. Отвечая на многочисленные «почему», он как бы заменял рациональную теорию, предлагал доступное всем образно-наглядное объяснение природы, явлений окружающего мира. Среди многочисленных мифов каждого народа присутствовали и такие, которые определяли характер мировоззрения, объясняя происхождение природы и человека, место человека в мире, его отношение к миру в целом и к другим людям. И хотя каждое племя, народ, социальная общность в своем мировоззрении отражали мир своего обитания, свой образ жизни, между различными видами мифологического мировоззрения имелось и много общего в решении важных мировоззренческих вопросов.

Развитое религиозное мировоззрение, как считают некоторые направления светского религиоведения, сформировалось на более высокой стадии развития древнего мира. Согласно этой гипотезе, являясь, как и мифология, отражением действительности, религиозное мировоззрение отличается от мифологического верой в существование сверхъестественных сил, Бога или иных высших начал, и их главенствующей роли в мироздании и жизни людей.

 Вера в сверхъестественное – основа религиозного мировоззрения. Духовным началом мира, его центром, точкой отсчета всего сущего является Бог (или некое безличное Единое), который придает целостность и единство Вселенной и ее природным законам. Человеческий разум должен полностью подчинить себя вере в существование Бога. Это и определило фундаментальное содержание религиозного мировоззрения: мир приобретает смысл не в силу того, как к нему относится человек, а или в силу того, как в нем реализуется воля Бога, или в силу взаимодействия двух воль – Бога и человека.

Религиозное мировоззрение – это широ­кое обобщающее понятие для значитель­ного числа различных систем миропо­нимания и мироотношения, исторически существовавших в рамках многочисленных религий. Религиозное мировоззрение де­монстрирует чрезвычайно эффективное взаимодействие двух мировоззренческих уровней – обыденного и священного. Условием прочности, распространенности того или иного мировоз­зрения является то, насколько оно укоренилось на уровне обыден­ного сознания, насколько оно отвечает образу повседневной жизни людей, их культуре, уровню знаний, их потребностям. Религиозное решение мировоззренческих проблем, благодаря своей образно-на­глядной форме, аналогичной художественно-поэтической, вполне доступно для усвоения на этом уровне сознания, так же как и на любых других. Следует отметить, что религиозно-мифический взгляд на действительность в значительной мере подтверждался опытно.

Главным способом усвоения религиозного мировоззрения вы­ступает вера, воспринимаемая от предшествующих поколений во всем исторически-культурном и духовном контексте, и опирающаяся на личный опыт человека. А практика культовых действий располагает механизмами подкрепления и формирования этой веры приме­нительно к особенностям обыденного сознания. На уровне теоретического сознания в теологии и других науках совершается процесс систе­матизации и обновления мировоззрения в соответствии с происхо­дящими изменениями, как в самой жизни, так и в области знаний и развития культуры в целом.

В содержании многих религиозных мировоззрений имеется ряд повторяющихся фундаментальных идей: творения мира Богом (креационизм), предопределения Богом происходящих в мире событий (провиденциализм), целесообразности мирового устрой­ства (телеология), души как особой сущности в человеке, связи человека и Бога, воскресения и посмертного существования и др.

Философское мировоззрение, в отличие от мифологического и большинства видов религиозного, развивается на уровне преимущественно рационального сознания. Философия унаследовала от мифологии и религий их мировоззренческий характер, их мировоззренческие схемы, то есть всю совокупность вопросов о происхождении мира в целом, о его строении, о происхождении человека и его положении в мире. Она унаследовала также весь объем позитивного знания, которое на протяжении тысячелетий накопило человечество. Однако решение этих мировоззренческих проблем в философии происходит под иным углом зрения, а именно с позиций рациональной оценки, с позиций рационалистического и критического разума.

Философское мировоззрение отражает систему общих теоретических взглядов на мир в целом, место в нем человека, уяснение различных форм отношения человека к миру, человека к человеку. Мировоззрение в философии выступает в форме знания и аксиом, носит систематизированный характер. Если религии выступают от имени своей истины (каждая в конкретном ее понимании), то философия как бы конструирует, моделирует ее. В этом отношении философия и религии движутся навстречу друг другу.

История свидетельствует, что рациональная теоретическая форма обоснования действительности, область обобщенных знания формируется именно в рамках философии. Философское мировоззрение (особенно в его материалистической форме) нацелено на постижение мира как целостной, беспредельной в пространстве и непреходящей во времени самостоятельной объективной реальности, с которой человек должен постоянно взаимодействовать.

Эта методологическая позиция возможна лишь при забвении «неудобных» мета-исторических вопросов. Скажем, почему в мире скорее существует нечто, чем не существует ничего? Ведь небытие менее затратное и более устойчивое, чем бытие. Отчего существуют законы природы и как они едины во всей Вселенной в любой момент времени? Ведь это единство, да и сам факт законов (закономерности) должны обеспечиваться чем-то реальным. Историческое единство природы может порождаться лишь мета-историческим Единым. Если материя существует и развивается бесконечно долго, то почему она уже сейчас не бесконечно совершенна? Как вообще появились биологические органы в живых организмах, если на промежуточных стадиях их развития они бесполезны или даже опасны и поэтому уже в зародыше должны неизбежно уничтожаться в соответствии с основополагающими принципами «эволюции»? Подобные вопросы имеют прямое отношение к генезису философии. Существенно, что те или иные варианты ответов на них приводят к разным историческим трактовкам фактов и их совокупностей, способствуют свободе человека и общества или, наоборот, их несвободе.

Английский философ Б. Рассел определил место философии в духовной жизни человека как «ничейную землю» между наукой и религией – двумя основными формами освоения им мира. Подобно науке, философия полагается на разум, но в то же время философские проблемы таковы, что однозначного ответа на них получить невозможно. Вопросы философского мировоззрения нельзя разрешить исчерпывающе, раз и навсегда именно потому, что с каждым шагом вперед, прежде всего с каждым новым уровнем социальных отношений, в общественном мире человека складываются иные ситуации, созревают иные противоречия. И чтобы понять, оценить их, требуется напряженная и безостановочная работа философской мысли на данном этапе социокультурного развития.

Для научного мировоззрения характерна интеграция знаний, их практическая направленность на преобразование и покорение человеком реальной действительности. Оно выражает познание сущностных особенностей окружающего мира, его закономерностей и развития. Научное мировоззрение отражает как постижение человеком некоторой части бесконечной совокупности (континуума) взаимосвязанных законов природы, так и общества в целом, не только интеллектуальную сферу, но и эмоциональное состояние, волю и поступки человека.

Главное отличие научного мировоззрения от религиозного и философского состоит в том, что оно строится на определенных фундаментальных научных теориях и гипотезах. Они же, в свою очередь, основаны на принятом наборе аксиом и предположений, служащих ее обоснованием (однако, доказательство которых в рамках этих теорий принципиально недостижимо).

В структуре научного мировоззрения можно выделить два основных компонента: концептуальный (понятийный) и чувственно-образный. Концептуальный компонент представлен категориями и принципами. К категориям относятся — материя, движение, пространство, время, субстанция, поле, заряд и др. К принципам — материальное единство мира; всеобщность связей; принципы наименьшего действия, относительности, дополнительности, приоритетности количественного (математического) описания, зависимости результата наблюдения от условий познания, неопределенности, симметрии, инвариантности и др.  Чувственно-образный компонент – это совокупность наглядных и интуитивных представлений о природе, обществе и человеке. В особый тип мировоззрения выделяют обыденное, жизненно практическое, которое складывается в зависимости от уровня образования и культуры, национальных, религиозных установок его носителей.

В настоящее время проявляется тенденция к нахож­дению взаимодействия, а не противопоставления веры и разума в рамках религиозного, а также нерелигиозного мировоззрений. Не отка­зываясь от исходных принципов, теологи отдают должное достижениям человеческого разума в тех областях науки, которые способствуют улучшению жизни людей. С другой стороны, предс­тавители философского мировоззрения все активнее осмысливают значение веры и религий как объективного социально-психологического и духовного феномена, признают, что принципиальные глубинные теоретические положения мировоз­зрения становятся предметом веры или неверия, а не рационального обоснования.

Таким образом, возможность и пределы диалога определяются тем, как религиозные и нерелигиозные мировоззрения отражают реально существующий мир, в какой степени ориентированы на интересы и благополучие человека, на утверж­дение гуманизма, справедливости, мира, на гармоничное развитие человека.

 

3.1.2. Взгляд на мировоззрения с позиции теологии

Любое мировоззрение явно или скрытно имеет внутри себя несколько как-либо оформленных основных направлений (учений, взглядов, мнений, позиций, слухов), прежде всего:

     о бытии и реальности (онтология);

     о познании и знании, истине и правде (гносеология);

     о человеке и его месте в мире, о жизни и смерти (антропология);

     о морали и нравственности, добре и зле (этика);

     о власти и законности (право, кратология, справедливость);

     систему ценностных оценок по основным направлениям (аксиология).

Мировоззрение – это набор как-либо согласованных между собой предпосылок или аксиом (истинных, правдоподобных или очевидно ложных), которых придерживается конкретный человек или объединение людей (осознанно или бессознательно, последовательно или непоследовательно) в своем отношении ко всякому бытию.

Каждый человек, начиная с сознательного возраста, выбирает себе какое-либо мировоззрение, как-то оправдывает и придерживается его. Но далеко не всякий человек осознает свое мировоззрение, стремится сделать его более объективным, ясным и обоснованным. Люди всегда действуют, исходя не из знания действительности, а согласно масштабу своего мышления. Еще меньше людей целенаправленно стремится к истине, а не к удобному или выгодному подобию ее. То же относится и к религиозной вере.

Можно упрощенно изобразить процесс генезиса мировоззрения  спиральной последовательностью: духовность ↔ вера ↔ идеал ↔ разум ↔ мировоззрение ↔ духовность ↔ …

Вся история становления и развития мировоззрений в Европе связана с противоборством двух направления. Первое через умозрение стремится замкнуть мир в пределы безличного однозначного логоса, «Космического разума», информации или иных моделей. Второе через откровение прорывается к сверхбытию. Основанием светских мировоззренческих систем служит философия (любовь к мудрости). Философия находится как бы на границе этих двух направлений, рассуждая об основах самих основ и началах самих начал, корнях всего (метауровень бытия, познания, нравственности и права).

Эллинские мыслители Аристотель и Плотин определяют философию как самое ценное, важное, самое главное. Платон пишет, что те, которые искренне и добросовестно отдавались философии, не стремились ни к чему иному, как к тому, чтобы умирать и умереть. Это означает, что философствование, по существу, есть приготовление к смерти и попытка заглянуть за грани нашего земного бытия, попытка преодоления противоположности между жизнью и смертью, постижение единства мира. Основой философии в человеческом разуме является изумление, путь схождения с привычного пути или выхода из обыденного ума.

Некоторые философы определяют философию как попытку достигнуть цельного единства представлений и мыслей о форме и связи, о смысле и значении всех вещей. В этом – сходство философского и религиозного путей постижения. Но не только в этом. Для успешности подобной попытки необходимо труднейшее внутреннее делание и перерождение, как бы второе рождение. Нужно очищать (катарсис) себя от всего, затрудняющего видение истины – от неправды, обыденности, низменной чувственности. В религиях эта особенная жизнь называется аскезой (деланием). На таком пути человек становится добродетельным. Но тогда философская истина неизбежно преобразуется в религиозную истину. Человек от рассуждений об Истины переходит к пониманию возможности и необходимости живой встречи с Ней.

Итак, в этих разделах показано, что между религией, верой, религиоведением, теологией, мировоззрением и философией, а также в выборе отношения личности к ним есть много общего, но наличествуют и существенные различия.

 

3.1.3. Атеистическое мировоззрение

Свободомыслие в отношении религии проявляется в различных формах (так же как в отношении к праву, морали, традициям и науке). Уже на ранних этапах развития человеческого общества возникает критика языческой религии, сомнение или прямое неверие в существование загробного мира и бессмертия души. Общепринято считать, что критическим настроениям способствовала социальная несправедливость, царящая в мире, которая заставляла человека усомниться во всемогуществе богов, питала всевозможные богоборческие настроения, скептическое отношение к официальным культам и священству.

Наряду с появлением самостоятельной по отношению к языческой религии философии, которая создает свое объясне­ние мира и стремится понять его только с помощью разума и рационального опыта, развивается и атеизм как мировоззрение, агрессивно противостоящее религиозным учениям и системам.

Атеизм – (безбожие, отрицание Бога), система взглядов и убеждений, отрицающая существование Бога, каких-либо сверхъестественных, трансцендентных сил и существ, религию вообще. Часто атеизм и некоторые направления материализма принимают форму сциентизма или сайентизма (от лат. scientia – знание, наука) – одной из разновидностей многих имеющихся в обществе мировоззрений, рассматривающей науку не только как главный фактор прогресса в истории, но и как якобы единственное надежное средство решения в будущем всех социальных и личных проблем. Как правило, атеистические позиции занимают люди, лишенные гармонии и баланса между духовными и рассудочными способностями.

Атеизм – это мировоззрение, совокупность взглядов и гипотез, характеризующихся активным неприятием религиозных представлений о мире. Атеистические идеи находили выражение в искусстве, художественной литературе, народном творчестве, в научных, этических, философских и псевдорелигиозных сочинениях.

Содержание понятия «атеизм» изменялось в ходе истории, и было неразрывно связано с социокультурным уровнем общества на данном этапе, а также с характером и направленностью религиозных учений.

Например, в Древней Греции атеизм был развит в учении Эпикура (342 – 271 до н. э.). Отправная точка атеистического мировоззрения мыслителя: «Ничто не происходит из несуществующего: если бы это было не так, то все происходило бы из всего…» Эпикур выдвигает тезисы, которые в дальнейшем, по сути, стали основой атеизма в европейской культуре. Чтобы жить достойной человека жизнью, считает он, нужно освободиться от страха смерти, от власти суеверий: «Глупо просить у богов то, что человек способен сам себе доставить». Человек должен понять главное: никто извне, «свыше» не вмешивается в его жизнь. Он должен полагаться во всем на самого, стремясь к счастью в земной жизни, потому что никакой другой ему не дано: смертно не только тело, но и душа. Бессмертие – лишь утешительная иллюзия. Она обесценивает в глазах человека его жизнь, которой он должен дорожить и разумно распорядиться именно потому, что другой у него нет. Источник религии, по мнению этого философа, – отсутствие знаний об устройстве мира.

Эпикур полагал, что причиной веры в языческих богов являются страх и бессилие людей. Особенно настойчиво он учил не бояться смерти, опровергал веру в загробный мир, где греческая мифология сулила человеку нескончаемые муки. Вне посюстороннего мира, считал Эпикур, ничего нет.

В Древнем Риме атеистическое учение Эпикура имело большое количество сторонников. Возникла философская школа эпикуреизма, которая просуществовала около шести веков – со II в. до н.э. до IU в. н.э. Крупнейшим материалистом и атеистом римского периода является Тит Лукреций Кар (I в. до н.э.) Он создал грандиозное античное философское атеистическое произведение, знаменитую поэму «О природе вещей», в которой самоуверенно попытался дать законченное и всеобъемлющее толкование мира (что свойственно всем атеистам во все времена). В ней философ всесторонне освещал и обосновывал учение Эпикура, подвергая критике идеализм, «линию Платона». Но главный объект критики – религия, которой Лукреций пытался противопоставить науку, исследование, основанное на точно установленных фактах, и разумном их объяснении.

Исходный материалистический тезис Лукреция – «Вещам невозможно из ничего возникнуть и, родившись, в ничего обращаться». Лукреций говорил о вечно существующей материи, движении, в котором «первичные тельца вечно бывают», тем самым, отвергая сотворение мира богами. Он считал, что все в мире совершается по неизменным законам, исключающим вмешательство божественных сил в естественный ход событий. Лукреций избегал вопросов о том, откуда появились незыблемые законы, движение и само бытие. Лукреций еще в большей степени, чем Эпикур, считал религию вредным и пагубным для человека явлением.

Возникновение и развитие атеизма в Античности происходило на фоне доминирования языческой религии не только в духовной жизни людей, но и в общественных и государственных отношениях. Атеистами называли всех, кто отрицал божества, государственные культы или народные верования. Отвергая государственные культы, которые были неразрывно связаны с языческой религией, атеистически настроенные мыслители вступали в противоречие не только с существующим рабовладельческим социально-политическим укладом общества, но и с объективными духовными потребностями людей. Они подвергались преследованию со стороны государства. Покушение на веру в богов воспринималось и оценивалось как покушение на существующий государственный строй. Платон, например, усматривал в атеизме «величайшее из зол», источник смут беззакония и безнравственности, считал, что атеисты разрушают основы общества.

Античный атеизм отрицал божественное обоснование социальных порядков, утверждал приоритет проблематики человека, видел свою цель в том, чтобы, по словам Лукреция, «освободить человека от тягостного гнета религии». Именно в этот период были заложены основы атеизма как системы взглядов, защищающих материалистическую трактовку свободы человеческого духа, право человека бороться за социальную справедливость, видеть окружающую действительность исключительно в материалистической реальности.

В период средневековья христианство сформировало современное понимание абсолютного статуса личности, прав и свобод человека. Возникло разделение христианства на западное (римо-католическое) и восточное (православие). Эпоха средневековья в западно-европейской культуре, примерно с U по CU в., прошла под тотальным контролем Римо-католической церкви. По сути, все направления западной общественной мысли развивались в русле ее догматики. В это время открытый атеизм проявлялся очень редко, поскольку это влекло за собой самые суровые последствия. Тем не менее, ряд известных мыслителей выступили с критикой религии и Римо-католической церкви.

Крупнейшим атеистом западного средневековья был французский философ Пьер Абеляр (1079 – 1142 гг.) В своем трактате «Введение в теологию» он заявил о том, что сверхрациональные трансцендентно-имманентные истины религии подлежат контролю разума. Абеляр провозгласил веру в высший авторитет человеческого разума, однако призывал ничего не принимать на веру. «Не потому веришь, что так сказал Бог, говорит мыслитель, а потому, что ты убежден, что так оно и есть». Единственный разумный путь к достижению истины, утверждал Абеляр, – сомнение, которое должно быть исходным пунктом при решении любого вопроса. «Сомневаясь, – писал он, – мы начинаем исследование, а благодаря исследованию мы приходим к истине». Такая высокая оценка сомнения имела огромное значение для попыток подрыва религиозного средневекового католического мировоззрения и вела к свободомыслию. Правда, возникал каверзный вопрос по поводу сомнения в отношении самого сомнения и по поводу того, что принималось за истину. Например, можно отвергать существование Абсолютной Истины, но тогда необходимо решить проблему абсолютности или относительности самого этого отвержения.

В Новое время атеизм получил дальнейшее развитие в связи с буржуазными революциями и зарождением естествознания, великими научными открытиями. Тем не менее, многие ученые относили себя к верующим. В это время религия была подвергнута критике с разных позиций. Становление капиталистического способа производства требовало как бы ничем не ограниченного развития науки и товарных отношений (развития вне морали и традиционных созидательных ценностей), что привело к столкновению с Римо-католической церковью и религиозной догматикой. Французские материалисты XVIII в. Д. Дидро (1713-1784гг.), П. Гольбах (1723-1789гг.), К. Гельвеций (1715-1771гг.) рассматривали религию и Римо-католическую церковь как опору деспотизма и тирании. В религиозных учениях они видели только предрассудки и суеверия, воплощение невежества, обрекающего человечество на слепоту и рабство, считали религию тормозом дальнейшего развития науки. Религия представлялась им источником социального зла. Они утверждали, что религии несовместимы с научным знанием и просто здравым смыслом.

Главным в их взглядах был тезис о материальности человека, что нет ничего вне материи и движения. К. Гельвеций развивает это учение в своей работе «О человеке», где он утверждает природное равенство человеческих способностей, единство успехов разума с успехами промышленности, природную доброту человека, всемогущество воспитания.

Против союза духовной и светской власти наиболее остро выступил видный французский материалист П. Гольбах. Он высказал ряд резких суждений, направленных против католического духовенства. Достаточно просто открыть глаза, писал он, чтобы увидеть опасную для человека деятельность духовенства. Он считал, что католическое духовенство, чтобы держать в подчинении своих сограждан, стремится обречь их на невежество, нужду, что оно разрушает в человеке талант и способность к позитивному социальному действию.

Французский материализм этого периода во многом непоследователен, но в нем можно вычленить характерную особенность: атеизм развивается здесь как составная часть крайне экстремистского революционного движения. Он приобретает определенную социальную направленность, с одной стороны как бы призывая народные массы к просвещению, но, с другой, атеизм постепенно превращался в идеологическое оружие беспощадной и жестокой революционной борьбы.

Атеистические идеи получили некоторое распространение в русской культуре в начале CIC века. Атеизм в России также был неразрывно связан с подъемом революционного движения, внешне направленного против крепостничества и царизма. Безусловно, на развитие воинствующего атеизма в России повлияли и отдельные направления в околонаучной идеологии.

Заметную страницу в историю атеистических учений вписали русские революционеры-демократы – А.И. Герцен, В.Г. Белинский, Н.Г. Чернышевский, Н.А. Добролюбов. Идейной основой их атеизма была материалистическая философия. Религия в их понимании – продукт определенной эпохи, общества. Так, А.И. Герцен писал, что религия заставляет людей поднимать взоры к небесам, чтобы не видеть того, что творится на земле. В.Г. Белинский указывал на якобы прямую связь Русской православной церкви с самодержавием, с крепостническим строем в России. Он писал в 1845 г., что в словах «Бог и религия» он видит «тьму, мрак, цепи и кнут», духовную опору самодержавия и крепостничества. В.Г. Белинский утверждал, что только цивилизация и просвещение могут обеспечить социальный прогресс. Устремленность православия к всекосмической любви и абсолютной ценности каждого человека атеисты игнорировали.

Атеизм русских революционеров-демократов проявился в резком обличении религии и духовенства, критике официальной идеологии православия как основы, по их мнению, самодержавно-крепостнического строя. Можно констатировать, что в европейском и русском революционном движении CIC века (как и во все иные исторические эпохи) критика религии постепенно становится составной частью социальной борьбы, идеологическим оружием для достижения различных экстремистских политических целей. Богоборчество стало одним из инструментов оправдания экстремизма и терроризма.

Немалый вклад в развитие атеизма внес немецкий философ, создатель теории антропологического материализма Л. Фейербах (1804-1872 гг.). В 1841 году выходит главный труд Л. Фейербаха – «Сущность христианства», где с позиций философского материализма были предложено считать, что земные корни религии кроются в фантастическом отражении сущности человека. Вне природы и человека, считал Л. Фейербах, нет ничего. Бог – создание человеческой фантазии. Богу человек приписывает свои черты, он их как бы проецирует вовне, «отчуждает» от себя и переносит на «небо». И чем больше он приписывает Богу, тем больше опустошает себя. «Всякий бог, – писал Л. Фейербах, – есть существо, созданное воображением, образ, и притом образ человека, но образ, который человек полагает вне себя и представляет себе в виде самостоятельного существа». Философ провозглашает: «Никакой религии! – такова моя религия!». Л. Фейербах не дошел до понимания возможности общественных преобразований, влияющих на религиозность людей. Ключ к объяснению религии мыслитель видел исключительно через призму рассудочного сознания человека. Однако на последнем этапе творчества Л. Фейербах пришел к новой оценке роли религии. Мыслитель признал ее позитивные нравственно-этические функции. Любовь человека к человеку, по его мнению, должна вытеснить традиционную религию и стать истинной, отвечающей всем духовным запросам человека «религией любви».

CIC век был ознаменован рядом выступлений некоторых ученых-естесвоиспытателей о несовместимости религии с научным миропониманием. Так, опираясь на эволюционную гипотезу Ч. Дарвина, английский биолог Т. Гексли (1825-1895 гг.) подверг критике один из основных устоев религиозного миропонимания – веру в божественное творение человека. Т. Гексли утверждал, что бытие Бога не может быть познано и доказано как научная истина. Он делал предположение, что этого вполне достаточно для исключения Бога как объекта достоверного познания. Ч. Дарвин, развивая свои эволюционные взгляды, тем не менее, указывал на их серьезные противоречия (в частности, научно зафиксированное отсутствие промежуточных, переходных форм между биологическими видами). Существует историческая связь между борьбой Великобритании за мировое господство и дарвиновской концепцией эволюции. Один из английских шовинистов послал своего молодого родственника Ч. Дарвина, тогда никому неизвестного начинающего ученого, в кругосветное путешествие с единственной целью – найти «научное» оправдание господства англичан над всеми иными народами. На псевдонаучное обоснование подобных взглядов были брошены огромные государственные ресурсы. Так была начата история эволюционизма, ныне догматически принятого почти во всех научных школах.

Большую роль в защите и распространении атеизма сыграл немецкий биолог Э. Геккель (1834-1919 гг.), чьи эволюционные взгляды активно использовал в дальнейшем фашизм и другие экстремистские учения. Этот ученый известен своими скандальными фальсификациями эволюционных сравнительных рядов, после разоблачения которых, и последующего обличения его в мошенничестве, он был вынужден уйти из университета Иены. В своей работе «Естественной истории творения» Э. Геккель отразил свои атеистические взгляды, считал недопустимым и несостоятельным обращение к сверхъестественному началу при объяснении возникновения и эволюции живых существ, пытался обосновывать автогенез жизни из неживой материи.

Наукообразную форму атеизм приобретает в учении К. Маркса (1818 - 1883) и Ф. Энгельса (1820 - 1895). Оба атеиста крайне негативно относились к России и к ее народам. Имя «Карл Маркс» есть псевдоним религиозно-политического деятеля Мардохея Леви. Материалистическое понимание истории дало возможность Марксу и Энгельсу трактовать религию как своеобразную форму отражения бытия и приписать ее возникновение и существование исключительно материальными условиями жизни общества. Марксизм считал, что на протяжении истории классового общества религия выполняла функцию оправдания существующей социальной несправедливости, служила (как, впрочем, и все формы общественного сознания, включая науку) интересам господствующего класса. По словам Маркса: «Религия – это вздох угнетенной твари, сердце бессердечного мира подобно тому, как она дух бездушных порядков. Религия есть опиум народа»1.

Марксистский атеизм есть воинствующий и революционный атеизм, предлагающий любые средства и методы для истребления религий. Свою основную задачу он видит не в том, чтобы просто еще раз подвергнуть религию критике, а в том, чтобы экстремистским революционным путем преобразовать социум, создать некое общество, в котором существование религии станет излишним.

Упразднение религии по марксизму связано с осуществлением глубочайших социально-политических преобразований в обществе, формированием совсем иных, нежели при капитализме, человеческих взаимоотношений, построенных на утопических марксистских началах. Исходя из этого, Маркс и Энгельс сформулировали основные задачи трудящихся по отношению к религии и Церкви. Основоположники марксизма думали, что борьба рабочего класса против религии есть составная часть всей его борьбы с угнетателями-капиталистами, за установление диктатуры пролетариата. Маркс особо подчеркивал, что требование свободы совести, являющееся по своему характеру общедемократическим, не может удовлетворить партию рабочего класса, конечной целью которой по отношению к религии является ее полное преодоление. Таким образом, Маркс и Энгельс не только создали утопическую «теорию научного атеизма», в которой были использованы принципы исторического и диалектического материализма, но и дали практическую программу борьбы рабочего класса и его партии за полное уничтожение религии.

Согласно прогнозу Маркса, который исторически не подтвердился, религия сама собой исчезнет, отомрет в обществе, в котором исчезнут социальные антагонизмы, отчуждение, обществе, в котором человек будет не порабощенным существом, а свободным строителем своей жизни. Маркс писал: «…религия будет исчезать в той мере, в какой будет развиваться социализм. Ее исчезновение должно произойти в результате общественного развития, в котором крупная роль принадлежит воспитанию».1 Таким образом, центральной в марксистской критике религии становится проблема преодоления религии и связанный с этим анализ тех общественно-исторических условий, которые якобы порождают религиозность, тех социальных тенденций и механизмов, которые питают религию.

После победы Октябрьской революции 1917 и декрета от 5 февраля 1918 года об отделении Церкви от государства и школы от Церкви Россия стала первой в мире страной централизованно и массово насаждаемого атеизма (причем насаждаемого любыми средствами и методами). В обозримой социокультурной истории человечества впервые право атеистической пропаганды было закреплено в конституции и возведено на уровень государственной идеологии. Период строительства социализма в нашей стране – это время воинствующего, тотального атеизма. Все основные сферы духовной и интеллектуальной жизни советского общества: наука, искусство, образование, политика были инструментом в борьбе с религией. Были изуверски уничтожены десятки миллионов верующих людей. Со стороны советского руководства, коммунистической партии СССР была предпринята грандиозная и кровавая попытка преодоления религии как формы общественного сознания и формирования в стране безальтернативного мировоззрения, называемого «научный материализм». Однако многие широко опубликованные факты указывают на то, что основой марксистского атеизма на самом деле был замаскированный сатанизм.

Сегодня можно с уверенностью констатировать, что «историческая миссия» социализма по искоренению религии, как ее трактовали классики марксизма, не нашла своего практического подтверждения и потерпела полный крах. Удивительные параллели в этих процессах можно обнаружить в истории и ряда других внешне якобы атеистических идеологий.

Например, атеизм был одной из основ (наряду с оккультно-мистическими учениями Е. Блаватской и скандинавских языческих культов) фашистского мировоззрения в гитлеровской Германии. Один из фашистских идеологов и лидеров – М. Борман в 1939 г. писал: «Национал-социалистические и христианские концепции несовместимы. Христианские церкви рассчитаны на невежество людей… Национал же социализм зиждется на научной основе. Непреложные христианские принципы, изложенные почти две тысячи лет тому назад, превратились в одеревеневшие, застывшие догмы, далекие от жизни. В противоположность им национал-социализм… должен руководствоваться новыми данными научных исследований»[6].

В CC столетия атеизм как форма свободомыслия развивается в различных социокультурных течениях: начиная с крайне нигилистических и кончая гуманистическо-демократическими. Современный атеизм продолжает опираться на линию просветительства, критического рационализма, материализма, утопизма. Характерной его чертой является отсутствие единой, четко выраженной, концепции развития данной системы взглядов. В настоящее время можно проследить плюрализм атеистических идей, наиболее полно выразившихся в социальной философии, литературе и искусстве. Среди известных направлений в западном свободомыслии можно выделить: неопозитивистское, течение атеистического экзистенциализма и эволюционного гуманизма.

Основоположник неопозитивистского направления в современном западном свободомыслии английский философ, ученый Б. Рассел (1872-1970) проводит мысль о том, что современный человек в условиях техногенной цивилизации уже якобы расстался с верой в Бога, он ищет теперь новую точку опоры и способен найти ее только в себе самом. Он может рассчитывать только на себя. По сути, формулируется основная проблема современного атеизма: проблема смысла жизни нерелигиозного человека.

Вот как отвечает на этот вопрос Б. Рассел: «Нам надо стоять на своих собственных ногах и глядеть прямо в лицо миру – со всем, что есть в нем хорошего и дурного, прекрасного и уродливого; видеть мир таким, каков он есть, и не бояться его. Завоевать мир разумом, а не рабской покорностью перед теми страхами, которые он порождает. Вся концепция бога является концепцией, переня­той от древних восточных деспотий. Это концепция, совершенно недостойная свободных людей... Хорошему миру нужны знания, добросердечие и мужество... Хорошему миру нужны бесстрашный взгляд и свободный разум».1 Рассел считает, что утверждения теологии не могут поддаваться сопоставлению с чувственными, теоретико-познавательными данными. Вследствие этого они не верифицируются на формальном языке науки. Исходя из этого, философ пытается опровергать аргументы, указывающие на бытие Бога.

Идея свободного выбора современного человека образует лейтмотив творчества известного французского философа, представителя атеистического экзистенциализма, Ж.-П. Сартра. В его понимании религия – губительная для личности иллюзий, некая, по его выражению, «дурная вера». В работах « Экзистенциализм – это гуманизм», «Бытие и ничто», «Дороги свободы», философ в центр внимания ставит вопрос о мучительных поисках личностью исторической и социальной самостоятельности, свободной возможности реализации и развития своей творческой активности. Свобода человека, по Ж.-П. Сартру, неотчуждаема и неистребима. Основа человеческого существования – борьба за свое человеческое достоинство и свободу. В этой борьбе Бог – чисто человеческое изобретение, – совершенно бесполезен. Свобода человека есть неотъемлемая характеристика человеческого бытия, и она несовместима с идеей Бога. Но, в то же время, Ж.-П. Сартр считает, что свобода, право нравственного выбора, данного человеку, является и тяжелым грузом для него, который человек несет до самой смерти. Человек обречен быть свободным. «Даже если бы бог существовал, – говорит Ж.-П. Сартр, – это ничего не изменило… суть дела не в том, существует ли бог. Человек должен обрести себя и убедиться, что ничего не может его спасти от себя самого, даже достоверное доказательство существование бога».2 Этот тезис философа имел определенный успех в середине CC века в антирелигиозно мыслящей социальной среде, выдвигающей на передний край, так называемый, «индивидуальный план» личности.

Основы атеистического направления эволюционного гуманизма разработаны английским философом, ученым Дж. Хаксли (1887-1975). Главный тезис мыслителя – религия есть орган психосоциальной организации человека. В труде «Религия без откровения»  Дж. Хаксли выражает свое видение на проблему возникновения религии. Он считает, что появление религиозных воззрений обусловлено определенными обстоятельствами, вытекающими из связи человека и природы, а на более высокой стадии развития – с обществом. В своих трудах он проводит сравнительный анализ религий различных народов на разных ступенях социокультурного развития. Философ пытается объяснить наличие религиозных феноменов у человека определенным влиянием неких психологических факторов. Он приходит к выводу о сходстве между человеческим единством и единством религиозных систем. По его мнению, в современном обществе необходимо создать «новую религию», которая должна иметь дело с реальным миром и основываться на общечеловеческих ценностях. В «новой религии», считает он, не должно быть элементов сверхъестественного. Она будет связана с «чистой» силой интеллекта и логикой современного человека. В теории «эволюционного гуманизма» Дж. Хаксли нашли свое отражение современные идеи гуманистической этики и «теории эволюции».

Атеизм как историческая форма свободомыслия достаточно актуален и в наши дни. Фактом является то, что наибольшая часть людей (более 90%) убежденно считают себя верующими – христианами, мусульманами, буддистами, индуистами… Некоторые люди не имеют твердых религиозных взглядов, но подвержены различным суевериям. Тем не менее, сегодня определенная, достаточно многочисленная доля населения, не исповедуя ни одной из существующих религий, относит себя к атеистам (приблизительно 3% от всего населения Земли).

Основная доктрина атеизма: для нерелигиозного человека мир, частицей которого является он сам, существует по своим законам, над ним не стоит никто, мир доступен для нашего понимания, никто не вмешивается в него извне, произвольно. Человек – соучастник вечного в прошлом и будущем саморазвития мира. Он обладает способностью познавать мир и ставить цели в своей деятельности. Человек в этом мире заслуживает уважения, представляет собой высшую ценность не потому, что он творение Бога и создан по его образу и подобию. Человек ценен сам по себе, просто потому, что он человек – существо, в котором природа и мир познает себя. Не приемля веру в Бога, человек по-своему приходит к пониманию смысла и ценности человеческой жизни. В атеизме декларативно человек трактуется как творец своей собственной судьбы и мира. Атеизм считает, что он пронизан глубоким гуманистическим пафосом. Правда, возникают нескончаемые каверзные вопросы: сам ли человек выбрал для себя этот мир и его законы, дату и место своего рождения, своих родителей и предков, национальность, дату и место своей естественной смерти и т.д.?

Погружаясь в псевдонаучные утопии, атеизм плодит очередные «Поэмы о природе вещей», «Изложения системы мира», «синергетические или информационные Вселенные» – непрекращающиеся ряды искусственных «абсолютов». Он приписывается самодостаточность, самобытность Космосу, реально состоящему из совокупности отнюдь не самодостаточных объектов[7], игнорирует Первопричину всеобщего закона причинности и бытия как такового.

Эта методологическая ущербность возможна лишь при забвении «неудобных» мета-вопросов. Скажем, почему в мире скорее существует нечто, чем не существует ничего? Ведь небытие менее затратное и более устойчивое, чем бытие. Отчего существуют законы природы и как они едины во всей Вселенной в любой момент времени? Ведь это единство, да и сам факт законов должны обеспечиваться чем-то реальным. И это реальное более реально, чем реальность нашего мира. Историческое единство природы может порождаться лишь мета-историческим Единым. Если материя существует и развивается бесконечно долго, то почему она уже сейчас не бесконечно совершенна? Как вообще появились биологические органы в живых организмах, если на промежуточных стадиях их развития еще неработоспособные части органов бесполезны или даже опасны и поэтому уже в зародыше должны неизбежно уничтожаться в соответствии с принципами «эволюции»? Подобные вопросы имеют прямое отношение к исследованию исторического генезиса человеческого мировоззрения, в котором, увы, зачастую преобладает механический фактор. Лаплас заявил, что, зная скорость, массу и движение всех частиц мира, теоретически можно вычислить  будущее. Ньютоновская модель мира, воспринимавшая Вселенную, как гигантский часовой механизм, тоже не отрицала подобной возможности (хотя Ньютон был глубоко, активно и сознательно верующим человеком). И только физика Эйнштейна разрушила механическое понимание мира. Однако великий физик пришел к своей теории, оперируя не только логикой, но и обращаясь к Священным текстам. А когда Нильс Бор – ученый и убежденный христианин, предположил, что некоторые элементарные частицы несомненно обладают собственной непрогнозируемой волей, урон атеизму был нанесен крайне болезненный. Понятие физики как точной науки, подобной арифметике, прекратило существование. Физика вошла в области, которые не могут быть поняты с помощью голых цифр (достаточно вспомнить, хотя бы, про квантовую декогерентность, квантовое запутывание и Копенгагенскую интерпретацию).  

Однако полемизировать можно всяко и разно, но так или иначе атеизм предстает как неотъемлемая составная часть духовной культуры, отражающей драматизм развития человеческого духа, сознания и мышления. Атеизм сыграл заметную роль в развитии познания, предполагая, что мир может и должен быть объяснен из него самого, естественными причинами, без ссылок на сверхъестественное, трансцендентное. С его точки зрения есть только одна истина, – та, которую в процессе познания, опираясь на опытные данные, усилиями собственных разума и воли добывает человек. Атеизм на современном этапе является социальной доктриной, активно противостоящей религиям и потому требующей внимательного анализа и изучения. Нельзя также забывать, что государства, сделавшие атеизм своей официальной доктриной, уничтожили по идеологическим соображениям сотни миллионов людей во имя своих утопических целей (прежде всего: СССР, Китай, Кампучия, Германия). Атеизм в своей основе агрессивен и всегда переходит в открытое богоборчество, чреватое социальными конфликтами.

 

 

3.2. Исходные положения для типологизации религиозных объединений и их вероучений

 

3.2.1. Общие подходы к типологизации религиозных объединений и вероучений

В прошлом существовало и поныне наличествует множество вероучений (специалисты насчитывают их тысячами), а также возникших на их основе религий. Они сильно отличаются друг от друга, хотя и имеют схожие черты. Для того чтобы как-то разбираться в этом многообразии, используются разные система­тизации, с помощью которых выделяют типы вероучений (религий). Указанные систематизации напоминают те, которые используются в биологии. Типы отражают общие для некоторых религий признаки, что позволяет условно объединять ре­лигии и вероучения в соответствующие группы или семейства. Типология характеризует опреде­ленные историко-религиозные тенденции; она выявляет не только некое сходство религий данной группы и несходство их с религиями других групп в определенном отношении, но и какие-либо связи между религиями раз­ных типов. При этом важно учитывать то, что духовный генезис религий (появление новых религий) представляет собой существенно нелинейный процесс. Бытуют разные типологические схемы и соответственно по-разному различают религии, например, «языческие и откровения», «естественные и «богодухновенные», «естественные и этические», «зависимости и свободы», «политеистические, генотеистические и монотеистические» и т.д. С точки зрения социальных критериев религии бывают государственно-образующие и культуро-созидательные, и наоборот, лишенные таких признаков. Выделяют также, к примеру, родо-племенные, народностно-национальные и мировые религии.

Родо-племенные языческие религии сложились в условиях первобытно-общинного строя. Первоначальные языческие религиозные верования были по большей части общими для каждой данной родственной группы народов, но после разделения таких групп развивались у каждой своеобразно. Родо-племенные языческие религии формировались под влиянием условий жизни рода и племени, срастались с развивавшимися типами этносов и одухотворяли (сакрализовывали) их. Важное место в таких религи­ях занимает культ предков, основанный на генетическом единстве и кровно-родственных связях. Для языческих религий характерен культ пле­менного вождя и система возрастных (а также прочих) инициаций. Широко распространяются фетишистские, тотемистические, ма­гические, анимистические верования и культово-обрядовые действия. На стадии развитого родо-племенного строя из многих духовных явлений мог возвышаться образ одного духа – покровителя, который приобретал черты племенного языческого бога. Племенные боги выражали сплоченность людей внутри конкретной группы и отгораживание групп друг от друга. Власть этих языческих богов не переходила за границы их этнической области, вне которой правили иные боги.

По мере развития общества, народностей, наций возникают народностно-национальные и мировые религии. Однако более развитые религии, сохраняя свою сущностную уникальность, вобрали в себя некоторые элементы родо-племенных. В ряде случаев складываются синкретические или эклектические системы, в которых переплетаются верования и культы религий разных исторических и духовных типов. Это явление свойственно сектам. В настоящее время родо-племенные религии распространены у народов Южной, Восточной и Юго-Восточной Азии, Малайзии, Австралии и Океании, у индейцев Северной и Южной Аме­рик и связаны с общественными структурами, в силу каких-либо их частных особенностей застывших в своем историческом развитии. Поэтому брать их как универсальный образец для общего анализа архаических религий не корректно с научной точки зрения.

Народностно-национальные религии впитали в себя некоторые историко-культурные черты родо-племенных, но в отличие от последних складывались и развивались в период становления классового общества. Носителя­ми народных и национальных религий являются в основном предста­вители соответствующего этноса, хотя лица иной этнической принадлежности могут, при определенных условиях, стать их последователями. Этим религиям свойственно законничество – дета­льная ритуализация обыденного поведения людей в его традиционных формах (вплоть до сакральной регламентации приема пищи, отправления естественных потребностей, соблюде­ния гигиенических правил, бытовых традиций и т. д.), специфическая обрядность, строгая система религиозных предписаний и запретов, отчуждение и отделение от других этно-религиозных общностей. Из ныне существующих ре­лигий к этому типу относятся иудаизм (Талмуд), индуизм (законы Ману), конфуцианство, сикхизм, синто­изм и др.

Мировые религии – буддизм, христианство, ислам – связаны в той или иной мере с родо-племенными и народностно-национальными религиями, заимство­вали некоторые их внешние этнокультурные элементы, но, в то же время, существенно отличны от них. Имеются также определенные духовно-исторические связи между мировыми религиями. Мировые религии появились в эпо­хи перехода от одного типа общественных отношений к другим и во многом влияли на эти процессы. Основные причины появления каждой из мировых религий скрываются в глубочайших духовных процессах. Возникавшие на основе таких религий государства охватывали большие территории, включали различные экономические уклады, этносы, культуры. Поэтому в появлявшихся вероучениях и религиях находи­ли отражение образы жизни многих социальных структур, эпох и народов.

Мировым религиям в той или иной степени свойственны миссионерство и проповедническая активность, имеющие межэтнический и космополитический характер, обращенные к различным, а, зачастую, ко всем социально-демографическим группам. В этих религиях проповедуется идея равенства людей (понятие «ближний») по каким-либо признакам. Например, в православии под ближним понимается любой человек, независимо от его веры, национальности, пола, профессии и любых иных признаков. В исламе под ближним понимается любой другой мусульманин. В иудаизме под действительно ближним понимается только иудей и еврей. Для сравнения — в сатанизме понятие «ближний» отвергается вообще, в конечном итоге в нем каждый борется сам за себя.

Любая мировая религия имеет внутри себя тенденцию к определенной унификации этнической и религиозной принадлежности. Однако реально, в конкретных исторических условиях различ­ные направления в мировых религиях приобретают некоторую специфическую этническую окраску. Сами мировые религии весьма отличаются друг от друга по принципиально важным признакам, характеризующим: объекты служения; место и значение человека в мире; основателя; лидера; отношения к нравственности, справедливости, добру и злу, жизни и смерти, власти и праву, и т.д. Поэтому заведомо бессмысленны, утопичны и обречены на провал всякие попытки создания некоей «единой религии».

При изучении любых многообразных явлений (в том числе и религий), удобно использовать какой-либо общеизвестный образец. По данным официальной статистики, среди совокупности верующих в России больше всего – христиан, а среди христиан заметно преобладают православные. Поэтому, учитывая очевидную историческую созидательную культуротворческую и государственно-образующую роль православия, а также православную основу этнокультуры большинства граждан в нашей стране, целесообразно рассмотреть вероучения, начиная с сопоставления с ним. Подобное рассмотрение в более ограниченных масштабах возможно, конечно, и с позиций иных российских традиционных созидательных религий.

Исходной точкой сравнительного анализа являются вероучительные особенности:

·      принятия идеалов – философских (прежде всего, онтологических, гносеологических, антропологических), духовных, нравственных, правовых и иных характеристик объекта служения;

·      понимания духовности;

·      трактовок происхождения и взаимоотношения добра и зла;

·      построения системы нравственности;

·      определения смысла жизни и ценности каждого человека;

·      отношения к общественным институтам и личности;

·      выбора средств и методов достижения своих целей;

·      духовных, нравственных, правовых и иных характеристик основателя и лидеров культа.

Для любого человека признание объективности или хотя бы предположительной возможности существования духовно-нравственного пространства связано с необходимостью введения в нем какой-либо системы координат и ориентиров. Духовную координату допустимо обозначить как восходящую вертикаль, ведущую (через отношение к внутренним основам бытия) от отсутствия бытия (опустошенного бытия, полного небытия) к высшему, то есть предельно наполненному, бытию. Горизонтальная линия может вести от зла, как ущербности, порчи, разрушения, безобразности, жестокости, преступности…, – к добру, как созиданию, совершенству, красоте, гармонии, милосердию, правопосознательности… Подобная трактовка в какой-то мере соответствует распространенному обыденному восприятию святости, духовности и нравственности. Человечество образует в духовно-нравственном пространстве некий конгломерат весьма сложной и причудливой формы. Духовно-нравственное содержание людей гораздо более многообразно, чем различия их внешнего облика, биохимии или психики.

Наиболее важной характеристикой вероучений следует признать характеристику их Объекта служения, то есть принятого Идеала. Именно уподобление своему идеалу считается высшей целью для человека в каждой религии. Среди весьма многообразных вариантов выбора этой характеристики выделяются два основных подхода.

 В разных вероучительных и мировоззренческих системах тот или иной принятый идеал может замыкаться в рамках области «бытие – небытие» или обращаться к трансцендентно-имманентному сверхбытию. Одним из серьезных недостатков первого подхода является приписывание самодостаточности, самобытности Вселенной (Миру, Космосу), реально состоящей из совокупности только лишь не самодостаточных объектов (не имеющих в себе источника своего бытия, существования и зависящих в этом и во многом ином от других объектов). Логическую ошибку первого подхода можно изобразить простым мысленным примером. Пусть берется неограниченное количество абсолютно черных шариков и собирается в одном месте. Вначале будет кучка, затем холм, потом гора этих шариков. Но из них никогда не возникнет белая фигура. Отсюда ясно, что самодостаточность не может появиться в любой большой совокупности объектов, если каждый из них и любая малая группа из них всегда и везде при любых условиях несамодостаточны.

В таком подходе не раскрывается (или умалчивается) первопричина всеобщего закона причинности и бытия как такового. Поэтому он чаще всего обречен на принятие деструктивных схем повторяющихся циклических вращений бытия в причинно-следственных рядах, приводит к признанию симметрии добра и зла с допустимостью того и другого, отрывает идеал от нравственности, а, следовательно, деструктивен по своей сущности. Это очень важно при оценке правосознания и морали соответствующих культов.

К одной из разновидностей первого подхода относится атеизм, то есть вера в отсутствие Бога (в не-бога). (См. также раздел 3.1.3.) Атеизм есть одна из аксиоматических (принимающих свои основы без доказательств как аксиомы) систем и поэтому сталкивается с серьезными непреодолимыми трудностями при попытках обоснования своих ключевых мировоззренческих и этических позиций. Например, в трактовках причин возникновения и существования материи, Вселенной, природных законов, жизни, сознания, разума, нравственности, смысла бытия человека и человечества и т.п. (в 1931 году австрийский математик К. Гедель доказал принципиальную неполноту математических моделей подобных систем).

В стратегическом отношении атеизм вынужден прибегать к недостижимым утопическим целям и идеалам, как бы подменяющим самодостаточный и самобытный Абсолют. При оценке атеизма нельзя забывать о непреодолимых внутренних противоречиях диалектического материализма. Например, согласно этому мировоззрению, материя существовала всегда и всегда развивалась (в рамках атеизма невозможно даже представить, что она вдруг откуда-то появилась). То есть она прошла уже до нас бесконечную эволюцию, в соответствии с диалектическими законами осуществившуюся в течение бесконечного прошлого времени. А, следовательно, материя должна быть сейчас уже бесконечно совершенна в каждой области пространства (от любой большой, до, сколь угодно, малой), пройдя стадии бесконечного изменения форм и содержания. И если этого нет, значит, вовсе не было бесконечного прошлого и вечной материи. Значит, нет саморазвития материи как универсального закона.

В последнее время стали известны неопровержимые научные доказательства несостоятельности так называемой «теории эволюции». Хотя сама по себе эволюция, как внутривидовое приспособительное явление, очевидно присутствует и ее возможность изначально заложена в живые системы.

«Теория эволюции» – умозрительное построение, не основанное ни на одном объективном подтверждении появления нового биологического вида из какого-либо иного за всю историю нашей планеты. Противоречащих ей фактов много, в каждом живом существе встречающихся с избытком. В частности, органы, обладающие так называемым «порогом сложности». Они способны правильно функционировать, лишь уже имея определенную сложность, а до этого их зачатки часто не только бесполезны, но даже опасны для животного. Поэтому еще до достижения «порога сложности», до обретения целесообразности, эволюция неизбежно уничтожила бы такое вредное новообразование.

Серьезной неразрешимой проблемой для атеизма является известный науке факт одинаковости (единства) законов во Вселенной. Какой-то фактор мгновенно, вне времени и пространства, делает эти законы строго тождественными для любых как угодно удаленных друг от друга во времени и пространстве галактик, звезд, атомов и элементарных частиц. Как на еще одну неразрешимую проблему для атеизма можно указать на универсальный природный принцип наименьшего действия (что отметил известный физик Макс Планк). Принцип наименьшего действия делает энергетически невероятным само существование жизни, ибо вся материя стремиться к состоянию с наименьшей энергией.

В связи с тем, что атеизм склонен к утопизму, он обычно прикрывается наукой и даже пытается причислять себя к ней, уместно кратко рассмотреть проблему ограниченности научного познания.

Наука в своих возможностях познания мира имеет четыре вида объективных ограничений (в целом не зависящих от научных способностей конкретных ученых или дефицита реального ресурсного обеспечения их деятельности):

·      Методологическое. Это серьезное, принципиально непреодолимое ограничение, абсолютный порог. Оно вытекает из самого определения науки, как такого вида общественного сознания, которое ищет и использует для выгоды людей закономерности (умозрительные, естественные, искусственные). Любая закономерность основана на повторении. В силу отмеченного обстоятельства науке не доступно постижение сущности и всей полноты каждого единичного объекта. Это касается не только трансцендентного Бога или мира в целом, но и любых конкретных материальных вещей и процессов, а также их совокупностей. Ибо в своей безраздельной индивидуальности каждый объект абсолютно неповторим (хотя и связан со всеми иными и содержит схожие детали с подобными объектами), в частности, тем, что занимает свое определенное место в пространстве и времени, имеет свою субъективную историю. Поэтому его, в целом, невозможно описать каким бы то ни было законом и никакой совокупностью законов.

·      Историческое. Это асимптотическое ограничение вытекает как из относительности любой научной истины, так и из относительного исторического несовершенства каких угодно научных средств и методов. Кроме того, здесь сказывается конечность любых ресурсных возможностей человечества во все времена вплоть до гипотетического бесконечного будущего.

·      Этическое, моральное и нравственное. Данное ограничение направлено против безнравственных исследований, в частности, на живых людях или создающих угрозу жизни человека, биосферы, существованию мира.

·      Правовое. В каждом обществе обязательно существуют те или иные правовые ограничения на действия людей, препятствующие нарушениям, скажем, здоровья, прав и свобод каждого гражданина или, хотя бы, некоторых групп граждан (например, властных элит).

С правовой и нравственной точек зрения весьма опасно то, что атеизм стремится создавать будто бы цельные (но утопические по существу) мировоззренческие системы, в том числе и в духовно-нравственной сфере.

Второй подход признает наличие самодостаточного трансцендентного Абсолюта. Здесь деструктивная линия, прежде всего, связана с отвержением личностного начала в Абсолюте, что ведет к пренебрежению бытием (вплоть до отрицания материи), увлекает к сверх-небытию и обезличенной гибели принявшего такое учение человека. Указанная линия отвергает в Абсолюте свойство самоосознания, рефлексии. В ней, в пределе, разъединяются идеал и нравственность.

Религиозные системы, возникающие на основе принятия «сверх-личностного» или «трансперсонального» идеала, не могут выйти за пределы безличной формальной логики, в соответствии с которой действует наш рассудок. Поэтому даже в своих субъективных ощущениях сверхбесконечности пришедшие в подобные культы люди остаются, на самом деле, в земном мире.

Другим источником деструктивности в этом подходе являются вероучения, признающие личностное начало в Абсолюте, но ставящие его выше этики, морали и нравственности, превыше добра и зла. Поэтому здесь идеал часто становится источником вседозволенности, безнравственности и правонарушений, махрового национализма, экстремизма и иных деструктивных качеств.

Созидательная духовность обязательно связана с самодостаточным самобытным Абсолютом – Личностью, Святостью, Любовью, Добром, Светом, Истиной и Правдой, то есть с абсолютизацией и объединением в Идеале полной совокупности позитивных духовно-нравственных качеств.

Принятие религиозным объединением подобной созидательной духовности не является следствием искусственного уподобления Бога человеку, то есть антропоморфизма. Оно вытекает из признания Бога как Духа и Личности, как высочайшего источника этики, морали и нравственности. Понятно, что такой тип духовности будет весьма правосознателен и высоконравственен. Только подобная духовность является по-настоящему и полноценно государственно-образующей и культуротворческой.

Другим главнейшим критерием оценки вероучений следует назвать их отношение к личности.

В наиболее совершенных религиозных системах любая личность воспринимается как созданная и существующая по образу всеблагого Бога, имеющая абсолютный суверенитет и ценность большую, чем целый внеличностный мир (космос, вселенная), предназначенная для участия в решении вселенских задач. Причем Бог в таких системах не только предоставляет личности в ее свободном волеизъявлении все необходимые средства для ее спасения от разрушения и смерти, но и Сам жертвует Собой для этого путем прямого полноценного взаимодействия божественного и человеческого.

Уникальность, цельность и неповторимость каждой человеческой (и любой иной) личности и индивидуальности показывает сомнительность гипотез о реинкарнации (перевоплощения, переселения душ, метемпсихоза). С духовной точки зрения отрицание реинкарнации неизбежно следует из признания Бога не только как Абсолюта и Истины, но и как постоянно действующей сверх‑Любви.

В вероучительных системах, использующих идею реинкарнации, может снижаться ценность каждой конкретной личности, особенно – не принадлежащей к кругу избранных. Возникает каста или социальный слой отверженных людей, не имеющих права на жизнь. Поэтому вероятность правонарушений и аморальности в подобных культах резко увеличивается, а понимание принципа ненасилия извращается. Пример – оккультно-мистическое учение Е. Блаватской, в свое время взятое, как известно, на вооружение А. Гитлером, или вероучение современных западных кришнаитов.

К весьма важному критерию оценки вероучения относится характеристика его основателя. Кто конкретно, как и почему научил первых адептов культа? Трансцендентный Единый Бог, ангел, космический разум, один из многих богов или человек? Если последнее, то кто он – харизматическая личность, обманщик, больной или правонарушитель? Какова подлинная биография основателя? Были ли в его жизни нарушения нравственности и закона? Покушался ли он на жизнь человека? Призывал ли к убийству? Существенно, откуда и от кого у человека – основателя вероучения полномочия и власть совершать культовые обряды и таинства, утверждать преемственность, трактовать или изменять ранее написанные вероучительные книги и практику? Наличествуют ли посторонние и независимые свидетельства его утверждений? Имеются ли надежные исторические пророчества об обстоятельствах его жизни, смерти и учении?

Большинство религий считают, что даже после физической смерти основателя любого культа его дух продолжает воздействовать на адептов через духовные процессы, вероучение, последователей и мистическую практику, передавая им свои качества – позитивные или, наоборот, негативные.

Изучение истории возникновения деструктивных культов показывает, что достоверность новых учений часто пытаются обосновать явлением духовных посланцев, называющих себя ангелами, а иногда даже богами, или появившейся внутренней убежденностью, что основатель вероучения сам стал якобы богом, исполнился каким-то «святым духом» и т.п. Причем научно достоверные подтверждения подобных обоснований, как правило, отсутствуют. В этой связи представляется, что наиболее совершенная религиозная система должна быть основана самим Идеалом-Богом, минуя посредников и посланников, с достоверным проверяемым набором исторических, теологических и иных фактов, пророчеств, свидетельств, документов.

Вопросы преемства и возложения рук также исключительно важны в любом вероучении, так как связаны с проблемой духовной законности. Это один из критериев их правильности (законности) по отношению к духовному содержанию первичного учения, каноническим вероучительным книгам, внутренним установлениям. Зачастую религиозные объединения, не имеющие преемства из-за недавнего возникновения или изменения вероучения, заявляют о незначительности этого критерия и соответствующих обрядов. Однако все они стремятся как можно быстрее создать свою преемственность и всячески оправдать ее. А ведь в Новом Завете конкретно указано, в частности, что «Если же кто и подвизается, не увенчивается, если незаконно будет подвизаться» (2 Тим. 2, 5).

Рассмотрим в качестве примера отношение к преемственности в православии. Среди традиционных религий православие неизменно сохраняет преемство и таинство рукоположения, основанные непосредственно Иисусом Христом, то есть, согласно христианскому вероучению, данные Богом, а не самовольно придуманные человеком. Исключительно важно то, что каждый новый православный епископ рукополагается только одновременно (соборно) в единоверии и единомыслии несколькими православными епископами разных епархий, а не каким-либо одним учителем или гуру единственной общины. Указанные факты легко проверяются, в том числе документально по многовековым спискам рукоположенных православных епископов.

Другим не менее надежным и доступным инструментом проверки преемственности православного вероучения является изучение истории развития богослужебных текстов. Самые первые литургии (основное православное богослужение) были написаны апостолами Иаковом и Марком непосредственно под влиянием Иисуса Христа. Используемые в настоящее время православные литургии в своих ключевых элементах точно повторяют эти древнейшие апостольские обряды, сохраняют и таинство причащения. Более того, в православные богослужения преемственно входят неотъемлемой частью многие ветхозаветные обряды и молитвы иудеев того времени.

Далеко не второстепенной характеристикой вероучений следует назвать особенности их обрядов (ритуалов, служений, действий). Существенно, кем они введены, в каком направлении и насколько сильно действуют на здоровье человека, в какой степени применяются или, наоборот, отвергаются психотехника, нейролингвистическое программирование (НЛП) и иные методы воздействия на личность. Совершенные религиозные системы используют в богослужении, обрядах и ритуалах лишь те средства, которые в основе своей предложены непосредственно самим Богом, гармонизируют человека, усиливают его цельность, возвышают и укрепляют его духовность и психику, благотворно влияют на его здоровье. Категорически отвергая разрушающие человека приемы, они стремятся к молитвенной полноте и всеохватной образно-символической красоте обрядов, создают объемный многомерный сакральный мир (духовность, пространство, время, форма, цвет, звук, запах) и вводят в нем гармоничный порядок (чинопоследование). Поэтому совершенные религиозные системы широко, продуманно и в меру, для целей богословия и молитвы используют краски, пение, ваяние, зодчество, облачения, шрифты, благовония, движения и т.п. Человек, достаточно активно и искренне живущий в таком мире, приобретает внутреннее единство (цельность), в нем возрастают все положительные способности и уменьшаются отрицательные.

Очевидно, что многие религиозные объединения стремится к наибольшей в их понимании полноте и действенности духовного общения со своими объектами (духами) служения, в некоторых случаях это общение трактуется как богообщение или, действительно, является таковым. В случае истинного богообщения абсолютная цель – спасение каждого человека, всего человечества, всей жизни и мира. Характером цели определяются средства и методы ее достижения.

Весьма существенной характеристикой вероучений является законность духовного общения с объектом служения, которая, прежде всего, свидетельствует, каким образом выбранные средства соответствуют тем, которые объект служения (или Бог) сам установил и разрешил для своих поклонников. Если Бог, то, как Личность, обладающая наивысшей властью и наибольшей силой по отношению к людям, социальным институтам и миру; как высочайший источник природных и общественных законов, морали и нравственности.

При служении монотеистическому Богу понятие «законность» совпадает по смыслу с понятием «истинность», ибо в конечном итоге все, что действительно истинно – от Бога, то есть законно. В свою очередь, все, что не от Бога, является незаконным, ошибочным, правдоподобным или очевидно ложным. Таким образом, присутствует множество форм относительной законности духовного общения с объектами служения (сугубо внутри каждого культа) и одна абсолютная законность богообщения, характерная для истинного вероучения. Среди многочисленных христианских объединений, например, законной Вселенской Церковью является та, которая возникла в г. Иерусалиме в 33 г. нашей эры в день Пятидесятницы, никогда не прерывала своей жизни, существует ныне и будет всегда.

Другой, несомненно, значимой для служащих органов исполнительной власти, стороной законности духовного общения с объектами служения (богообщения) каждого конкретного вероучения представляется степень соблюдения прав и свобод человека. Об этом гласит, в частности, Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений (провозглашена резолюцией 36/55 Генеральной Ассамблеи от 25 ноября 1981 г.). В статье 1, части 3. Декларации написано: «Свобода исповедовать религию или выражать убеждения подлежит лишь ограничениям, установленным законом и необходимым для охраны общественной безопасности, порядка, здоровья и морали, равно как и основных прав и свобод других лиц». Эта сторона законности духовного общения с объектами служения (богообщения) напрямую связана с духовно-нравственной и криминологической характеристикой каждого конкретного основоположника и лидера религиозного объединения (организации, группы) и вероучения.

Главная особенность сект – нарушение духовных и, как следствие, иных типов законов. Духовный мир имеет свои специфические законы. Как известно, закон – это существенная, необходимая, повторяющаяся и устойчивая связь между взаимодействующими явлениями. Законы бывают разные, например: природные, социальные, общественные, нравственные, духовные. Они появляются в результате взаимодействия и субординаций  природных, социальных и духовных систем. Само свойство закономерности как таковой существует в результате действия высшей духовной Первопричины – Истины.

Несоблюдение законов всегда приводит к деструктивным разрушительным процессам в соответствующих сферах: физиологии, психологии, технологии, экономики, политики, этики, права, науки, искусства и т.д., а также… духовности.

Возможные последствия нарушения некоторых типов законов указаны в нижеследующей таблице:

 

Последствия нарушения законов

Типы законов

Последствия нарушений

Средства укрепления

безопасности

Природные

Травматизм, аварии, болезни, смерть

Техника безопасности, медицина, спорт

Общественные

Криминал, беззаконие, бесправие, беспорядки, бунты, революции

Криминалистика, органы защиты правопорядка

Нравственные

Аморальность, распущенность,

деградация, цинизм

Этика, культура, семья,

позитивные традиции

Духовные

Сектантство, оккультизм,

эзотеризм, магия, колдовство,

суеверия

Сектоведение, криминотеология, позитивная духовность

 

 

По существу, созидательной религией в истинном смысле этого слова должно называть лишь ту систему, которая в процессе реальной духовной деятельности принимает и выполняет без исключения вышеуказанные максимальные условия, предъявляемые к объекту служения (Абсолюту – Идеалу – Личности – Богу) и человеку, их взаимодействию, к своему возникновению, к участию в социальной жизни.

Все остальное есть различные вероучения, содержащие, в неодинаковой мере, ту или иную деструктивность (прежде всего — духовную, правовую, нравственную). К ним принадлежат и секты.

Секты – одно из самых сложных и драматических проявлений человеческого бытия. Их систематическое научное изучение требует комплексного подхода по разным направлениям, в том числе по политологическому и криминологическому. Служащим органов исполнительной власти при изучении сект полезно выявлять и знать источники, историю, сущность и законность их собственных преданий.

В качестве примера покажем православный взгляд на два варианта выбора духовно-нравственного пути человека.

 

Два пути – путь жизни и путь смерти

Путь жизни (православный)

Путь смерти

Любовь, вера, надежда, целомудрие, праведность, верность, кротость, миролюбие, ответственность, мудрость, великодушие, терпимость, жертвенность, милосердие, сочувствие, отзывчивость, внимательность, честность, искренность, принципиальность, воздержание, трудолюбие, профессионализм, культурность, гражданственность, патриотизм, оптимизм, жизнелюбие.

Гордыня, кощунство, бессовестность, идолопоклонство, чародейство, гнев, злоба, ненависть, убийство, воровство, разбой, подлость, измена, блуд, зависть, осуждение, лживость, наглость, цинизм, клевета, интриги, трусость, лицемерие, коварство, жестокость, мстительность, корысть, властолюбие, эгоизм, тщеславие, хвастовство, лесть, верхоглядство, упрямство, дерзость, сквернословие, пьянство, уныние, самоубийство.

 

Рассмотрим подробнее, что же такое – секта.

В Российской Федерации известны сотни действующих на ее территории религиозных объединений. Среди них, к сожалению, встречаются весьма деструктивные секты. Можно определять понятие «секта», используя разные научные направления: психологические, политологические, правовые, этические, философские, культурологические, религиоведческие, теологические, богословские и т.д. В духовно-религиозном понимании монотеистических религий к секте относится любое вероучительное объединение, отсекающее себя от полноты общения с Богом, создавшее, развивающее и культивирующее свое толкование этих отношений.

Неизбежным следствием указанного разрушительного подхода становится искажение бытия секты и ее адептов в мире, захват этим искажением всех ее сторонников, проявление различных форм внешней и внутренней деструктивности, в том числе и явного экстремизма. Поэтому для государственного права и властных структур важно иметь надежные инструменты выявления сект и определения их характеристик.

Религиоведы и теологи предложили многие, зачастую противоречащие друг другу, способы сравнительного описания религиозных объединений. Закономерно возникает вопрос, имеется ли некая абсолютная и объективная, исходящая из сути явлений и способствующая обнаружению их, система классификации вероучений. Такие системы есть. Они исходят, прежде всего, из объективных критериев, раскрывающих сущность вероучений. С их помощью можно достаточно эффективно выявлять духовно и социально опасные культы. Здесь своевременно напомнить, что официальные уставы и рекламные материалы многих религиозных деструктивных объединений лукаво скрывают глубинные основы своих вероучений. Более того, чем вреднее подобное объединение, тем, как правило, тщательнее маскируются и скрываются его негативные особенности.

Возможны критерии, позволяющие не только качественно, но и количественно оценивать вероучения с целью их объективного сравнения. В таких критериях используются богословские, онтологические, гносеологические, культурологические, этические, правовые, аксиологические и иные характеристики вероучений. Эти критерии вводят математическую метрику в духовно-нравственное пространство. Они позволяют количественно определить величину социальной созидательности (культуротворчество, нравственность, правосознание, законопослушность), или, наоборот, социальной деструктивности (разрушение культуры, безнравственность, криминальность) конкретного культа. Помимо этого, по ним обнаруживаются духовная созидательность или духовная деструктивность вероучений. Подобные критерии дают способ более детально, качественно и количественно определять понятие «секта», другие религиозные понятия (например, «традиционные религии»), а также проводить социологические и прочие исследования религиозности.

В качестве примера упомянем о такой важной характеристике, как та или иная вера в Иисуса Христа. Среди религиозных объединений, заявляющих о признании подобной веры, к сожалению, имеются весьма одиозные представители деструктивных сект, допускающих и осуществляющих злоупотребления, включая убийство людей, по религиозным мотивам.

Ситуация осложняется тем, что строго нейтральную систему оценки вероучений построить невозможно. Это вытекает из очевидного наличия той или иной конкретной духовной позиции у любого человека, в том числе разрабатывающего или применяющего сходные системы. Формулировки критериев, разработанных автором данной книги, сознательно сделаны зачастую несколько более универсальными, отражая общие рациональные абсолютные требования к вероучению, понятные любому разумному человеку. В то же время известно, что рациональность есть лишь часть учения и практики любой религии. Как правило, религии содержат в себе и иррациональную часть. Однако имеются очень немногие религии, которые превосходят не только рациональность, но и иррациональность.

Напомним, что одни и те же по форме понятия в разных вероучениях могут иметь не совпадающее, а иногда даже противоположное содержание. Например, одно из фундаментальных для православия понятий – Церковь. Во многих псевдохристианских вероучениях в него вкладывается, как правило, узкий приземленный смысл объединения, сообщества, собрания единоверцев. С другой стороны, значительное количество вероучений категорически отвергает его применительно к себе. К примеру, подобную позицию в отношении этого понятия занимает ислам, в котором Церкви, как богоустановленного института, действительно вообще нет. У них существует «Умма» (мировое мусульманское сообщество). Поэтому для мусульман негативно воспринимается, в частности, такое выражение как «Государственно-церковные отношения». Также нет понятия «Церковь» в иудаизме и буддизме. Не все вероучения признают единого Бога (скажем, буддисты и атеисты). Ясно, что претендующие на универсальность классификаторы и критерии не могут полностью удовлетворять догматике какого-либо одного вероучения (даже абсолютного), но обязаны исходить из неких общих принципов, в то же время не теряя пригодность к объективному различению религиозных объединений.

Очевидно, что подобные критерии должны быть надежным средством различения вероучений. Желательно с их помощью раскрывать подлинные (а не изображаемые в целях саморекламы или сокрытия правды) характеристики вероучений. Особо значимы следующие составляющие вероучений: принятые идеалы (объекты служения); понимание духовности; трактовка происхождения добра и зла; определение смысла жизни; построение системы нравственности; отношение к общественным институтам и личности; выбор средств и методов достижения целей.

Сформулируем этические и философские требование к любой религии. Наивысшим теоретическим требованием к религии следует считать то, чтобы она строилась на учении реально существующего Абсолютного позитивного Идеала, который есть абсолютные Любовь и Истина, а также на живом общении с Ним. Этот Идеал должен быть всесильным, непобедимым и гармонично деятельным, все и всегда без исключения объемлющим и созидающим. Однако Себя никому силой или обманом не навязывающий (вплоть до неощутимости для отвергающих его).

Очевидно, что этот Идеал, согласно настоящим требованиям, в истинном вероучении действительно является реально существующим источником и первопричиной всякой любви и разума во Вселенной. Идеалом такой религии Любви и Истины должен быть создаваемый в ней новый человек, здоровая цельная личность. Эта безгранично и созидательно возрастающая личность проявляет осознанные и целенаправленные качества: общение с собой и иными; самопожертвование себе и иным; познание себя и иных; стремление к гармоничной совместной полноте бытия с иными; уважение свободы воли любой личности.

Однако во многих реальных религиях обнаруживается большое количество негативных (деструктивных) признаков. Необходимо отметить, что любой, даже на первый взгляд малозначительный, деструктивный признак может сделаться источником деструктивности, влияющим негативно на все направления деятельности религиозного объединения. Нелинейность духовно-нравственного пространства и тесная взаимосвязонность разных характеристик в любых религиозных системах приводит к тому, что здесь нет «мелочей».

 

3.2.2. Абсолютная система критериев сравнительной оценки вероучений

Настоящий раздел ориентирован преимущественно на тех служащих органов исполнительной власти Российской Федерации, которые  профессионально занимаются сравнением и оценкой религиозных объединений (например, в задачах профилактики или прогнозирования). При этом автор осознает, что некоторые  положения раздела дискуссионны и непривычны для многих религиоведов.

Духовная безопасность в контексте «свободы совести» и национальной безопасности предполагает, что государство и общество знают образ жизнедеятельности и основные особенности вероучений религиозных объединений, действующих на территории страны. Иначе, как показывает международный опыт, возможны непредсказуемые социальные последствия вплоть до религиозных войн. Дело в том, что принцип отделения государства от религий в реальности есть утопия, так как любой чиновник и его окружение являются теми или иными верующими или склонными к вере личностями, а каждый адепт всякого культа — житель какого-либо конкретного государства. На самом деле от светского государства может быть отделена лишь внутренняя сакральная жизнь религиозных объединений. Поэтому религии зачастую весьма сильно и неожиданно влияют на общество.

В нашей стране действуют сотни религиозных объединений. Среди них, к сожалению, встречаются весьма деструктивные секты. Неизбежным следствием указанного разрушительного подхода становится искажение бытия секты и ее адептов в мире, захват этим искажением всех ее сторонников, проявление различных форм внешней и внутренней деструктивности, в том числе и явного экстремизма. Поэтому важно обладать надежными инструментами заблаговременного выявления деструктивных сект и определения их характеристик. Подобный подход никак не нарушает принцип «свободы совести».

Религиоведы и теологи предложили многие, зачастую противоречащие друг другу, способы сравнительного описания религиозных объединений. Закономерно возникает вопрос, имеется ли некая абсолютная и объективная, исходящая из сути явлений и способствующая обнаружению их, система классификации вероучений. Такие системы есть, и один из примеров их описан в настоящем разделе. Они исходят, прежде всего, из объективных критериев, раскрывающих сущность вероучений. С их помощью можно достаточно эффективно выявлять духовно и социально опасные культы. Здесь своевременно напомнить, что весьма часто официальные уставы и рекламные материалы деструктивных религиозных объединений лукаво скрывают глубинные основы своих вероучений. Более того, чем вреднее  подобное объединение, тем, как правило, тщательнее маскируются его негативные особенности.

Автором предлагаются виды критериев, позволяющих не только качественно, но и количественно оценивать вероучения с целью их объективного сравнения. В критериях используются богословские, теологические, религиоведческие, онтологические, гносеологические, культурологические, этические, правовые и иные характеристики вероучений. Эти критерии вводят математическую метрику в духовно-нравственное пространство. Они позволяют количественно определить величину социальной созидательности (культуротворчество, нравственность, законопослушность и т.п.), или, наоборот, социальной деструктивности (разрушение культуры, безнравственность, криминальность и т.п.) конкретного культа. Помимо этого, по ним обнаруживаются духовная созидательность или духовная деструктивность самих вероучений. Фактически появляется возможность введения типового духовно-нравственного индекса религиозного объединения (ДНИРО), применимого, в частности, в системах государственной и иной регистрации, а также в иных целях.

Числовая значимость каждого критерия определяется стандартным экспертным методом по шкале в каком-либо интервале, например, от +10 до –10. Все группы критериев, имеющие первый порядковый номер (№1), являются позитивными и условно максимальными. Поэтому им присвоен положительный наибольший балл. Конкретные значения критериев определяются экспертным советом по совокупности предложений, подготовленных самим тестируемым религиозным объединением, экспертными заключениями специалистов по религиям (теологов, религиоведов), а также по другим материалам, всесторонне характеризующим культ. Здесь могут оказаться полезными, при критическом подходе, отзывы о культе со стороны иных религиозных объединений. Предлагаемые критерии дают, кроме того, возможность более детально, качественно и количественно определить понятие «секта», другие религиозные понятия (например, «традиционные религии»), а также проводить социологические и прочие исследования религиозности. Изучение вероучений на основе подобных критериев позволяет использовать все общепринятые средства теоретического и прикладного научного системного анализа и синтеза.

Здесь своевременно вспомнить, что отдельные специалисты по религиям активно применяют так называемые «генеалогические древа», построенные на основе какого-либо родства по историческому происхождению или иным характеристикам вероучений. Однако генезис вероучений представляет собой весьма нелинейный духовно-нравственный процесс, включающий в себя, например, законную преемственность или отказ от нее. Поэтому внешне наглядное отображение развития вероучений (и их взаимоотношения между собой)  с помощью генеалогического древа скрывает их принципиальные глубинные духовные отличия друг от друга и создает обманчивую иллюзию некоего их сходства, равноправия, якобы духовной преемственности и, даже, единства. Подобным недостатком обладают многие системы группировки и классификации. Здесь открывается широкое поле спекулятивной деятельности сторонников создания вроде бы «единых» и «универсальных» религий, а также экуменизма, духовного эклектизма и, даже, духовной вивисекции.

В связи с такими «генеалогическими древами» напомним одно из решений Юбилейного архиерейского Собора Русской Православной Церкви (Москва, 13-16 августа 2000 г.) о том, что «совершенно неприемлема… так называемая «теория ветвей», утверждающая нормальность и даже провиденциальность существования христианства в виде отдельных «ветвей» (Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию, п.2.5.).

В целом могут быть предложены, например, следующие виды качественных и количественных критериев оценки вероучений (конкретные значения баллов могут, при необходимости, меняться):

 

Наименование вида критериев

Наибольшая значимость

(баллы)

Этногеографические

2

Демографические

5

Этические

7

Правовые

7

Этнокультурные

8

Вероучительные

10

 

Общая значимость вероучения определяется как сумма значимостей всех критериев по всем видам, или любым иным способом, принятым в методах кластеризации. Детальность проработки критериев может изменяться в зависимости от поставленных целей и решаемых задач. В настоящем разделе предлагается лишь общий подход к затронутой проблеме.

Вероучительные критерии являются основными, так как с их помощью оцениваются характеристики культов, самые значимые в деятельности религиозных объединений. В тоже время они наиболее сложны по сравнению с другими видами критериев. Именно через них раскрываются богословские, онтологические, гносеологические и этические основы вероучений. Правильное использование и понимание вероучительных критериев требует применения достаточно глубоких и разносторонних знаний, высокой профессиональной подготовки. Вместе с тем они должны быть доходчивы для государственных чиновников, по роду своей деятельности решающих вопросы, относящиеся к религиозным объединениям. Религиоведы, враждебные позитивной духовности, обычно уклоняются от использования подобного подхода и таких объективных вероучительных критериев.

Ситуация осложняется тем, что строго нейтральную систему оценки вероучений построить невозможно. Это вытекает из очевидного наличия той или иной конкретной духовной позиции у любого человека, в том числе разрабатывающего или применяющего сходные системы. Поэтому предлагаемая система критериев, создавалась, по возможности, с учетом позиций различных вероучений. Но преимущественно она опирается на православное видение проблемы. С другой стороны, необходимо отметить, что эти вероучительные критерии не являются неким вариантом изложения православной догматики, хотя, безусловно, принимают во внимание ее, и, более того, как представляется, по своей сути в основном не противоречат ей. Формулировки критериев сознательно сделаны зачастую несколько более универсальными, отражая общие рациональные абсолютные требования к вероучению, понятные любому разумному человеку. В то же время известно, что рациональность есть лишь часть учения и практики любой религии. Как правило, религии содержат в себе и иррациональную часть. Однако имеются очень немногие религии (например, — православие), которые превосходят не только рациональность, но и иррациональность.

Напомним, что одни и те же по форме понятия в разных вероучениях могут иметь не совпадающее, а иногда даже противоположное содержание.  Например, одно из фундаментальных для православия понятий — Церковь (Тело Христово). Во многих псевдохристианских вероучениях в него вкладывается, как правило, узкий приземленный смысл объединения, сообщества, собрания единоверцев. С другой стороны, значительное количество вероучений категорически отвергает его применительно к себе. К примеру, подобную позицию в отношении Церкви занимает ислам, в котором ее, как богоустановленного института, действительно вообще нет. У них существует «умма» (мировое мусульманское сообщество). Поэтому для мусульман негативно воспринимается, в частности, такое выражение как «Государственно-церковные отношения». Также нет понятия «Церковь» в иудаизме и буддизме. Не все вероучения признают единого Бога (скажем, буддисты и атеисты).

Повторим в связи с этим определения понятия «Православная Церковь»  — 1) от Бога единожды установленное и непрерывно существующее вселенское общество верующих во Христа, соединенное словом Божиим, законным священноначалием и таинствами, управляемое Самим Господом и Духом Божиим, для вечной жизни и спасения верных; 2) живое, бессмертное и обладающее сознанием, единственное и единое Тело; всегда оживляемое, очищаемое и освящаемое Духом Святым; постоянно от Бога имеющее благодать Божию; созданное и неизменно возглавляемое Самим Богочеловеком Господом Иисусом Христом — средоточием православной веры; 3) Вселенская Православная Церковь — единая Святая, Соборная и Апостольская Церковь — все входящие в нее Поместные Православные Церкви.

Ясно, что претендующие на универсальность классификаторы и критерии не могут полностью удовлетворять догматике какого-либо одного вероучения (даже абсолютного), но должны исходить из неких общих принципов, в то же время не теряя пригодность к объективному различению религиозных объединений.  Высказанная позиция не имеет никакого отношения к экуменизму, так как относится только к описанию и оценке вероучений.

Очевидно, что подобные критерии должны быть надежным средством различения вероучений. Желательно с их помощью раскрывать подлинные (а не изображаемые в целях саморекламы или сокрытия правды) характеристики вероучений. Особо значимы  следующие составляющие вероучений: принятые идеалы (объекты служения); понимание духовности; трактовка происхождения добра и зла; определение смысла жизни; построение системы нравственности; отношение к общественным институтам и личности; выбор средств и методов достижения целей.

К группе возможных критериев необходимо причислить полноту, действительность  и действенность духовного общения с объектом служения (богообщения), включающие в себя качественные и количественные признаки, например: разнообразие, силу, законность. Здесь различаются духовное общение с объектом служения, присущее любому культу (даже внешне нерелигиозному или атеистическому, например, коммерческому, политическому), и собственно богообщение. Понятно, что истинное общение с Богом свойственно далеко не всем вероучениям, несмотря на их претензии. Более того, принимая во внимание единственность, цельность, неделимость и объективность абсолютной Истины, можно утверждать, что богоучрежденным духовным общением с Богом как Объектом служения, то есть, именно богообщением, обладает одно (единственно истинное) вероучение из всех — то, которое основано и сохраняется Им Самим. Объективный духовный опыт показывает, что проблема богообщения тесно увязана с богословием, богопознанием, богооткровением и боговидением.

Теоретически смоделируем идеальные позитивные характеристики некоей «эталонной религии». Сформулируем рациональное абсолютное требование к такой религии. Абсолютным требованием (начальной точкой отсчета) к такой религии следует, по нашему мнению, считать то, чтобы она строилась на вероучении реально существующего Абсолютного позитивного Идеала, то есть абсолютной Любви и Истины, причем всесильной, совершенно непобедимой и гармонично деятельной, все и всегда без исключения объемлющей и созидающей. Однако Себя никому силой или обманом не навязывающей (вплоть до неощутимости для отвергающих ее).

Этот Идеал, согласно настоящей модели, в истинном вероучении действительно является реально существующим источником и первопричиной всякой любви между людьми и во Вселенной, а также каждого бытия и сущности. Основные признаки этого Идеала раскрывают строки Библии: «Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф. 22, 36-40). «Иисус сказал ему: Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14, 6). «А Господь Бог есть истина; Он есть Бог живый и Царь вечный» (Иер. 10, 10).

 Идеалом такой абсолютной религии — Любви и Истины должен быть создаваемый в ней новый человек, здоровая цельная личность. Эта формируемая, безгранично и созидательно возрастающая в абсолютной религии личность обнаруживает себя («я») как осознанное и целенаправленное: общение с собой и иными; самопожертвование себе и иным; познание себя и иных; стремление к гармоничной совместной полноте бытия с иными; уважение свободы воли любой личности.

На основе вышеприведенного абсолютного требования строится логически обоснованный минимальный набор исходных абсолютных положений, — рациональный абсолютный базис для выбранной системы критериев оценки вероучений (напомним, что для пригодности к анализу всяких вероучений частично употреблена универсальная терминология, однако, там, где возможно, даются православные аналоги). Подчеркнем еще раз, что предлагаемый рациональный подход есть лишь одно из средств оценки вероучений и религий, а отнюдь не способ их внутреннего познания или, тем паче, усвоения, требующих тех или иных духовно-мистических усилий.

Рациональный исходный абсолютный базис состоит из нескольких посылок (которые, при необходимости, могут быть дополнительно обоснованы автором) о том, что:

1) Абсолютный Объект служения, поклонения и почитания (далее — Объект служения):

-         самоосознает Себя, осознает все, обладает свойством абсолютной рефлексии и саморефлексии, то есть, Он — Личность;

-         безмерен во всех Своих возможностях, а, значит, Он — Бог;

-         имеет ничем не ограниченное и уникальное существование вне и превыше материи, то есть, Он — Дух;

-         не зависит ни от чего и ни от кого, ничем и никем не сотворен, стало быть, Он — самодостаточен и самобытен;

-         не имеет (превышает) ни начала (безначален), ни конца (безконечен), ни места, ни изменения, абсолютно совершенен в статическом и динамическом смысле;

-         неизмеримо превосходит все в мире, все качества в мире и весь мир, а также все личностные качества (например, все человеческие понятия обо всем существующем, все личные местоимения единственного и множественного числа);

-         создал все существующее из ничего (привел из небытия в бытие) и определяет сущность всего, отсюда, Он — единственная и абсолютная Истина;

-         знает и понимает все о Себе, о мире и существующем в мире, следовательно, Он — всеведующий;

-         проявляет Себя в Себе и мире как Ему угодно, в любых естественных формах и сверхъестественно (но не противоестественно), то есть, Он — всемогущий;

-         непрерывно и целенаправленно воздействует на все существующее, с любовью заботится обо всем и обо всех, поэтому Он — везде присутствующий и милосердный;

-         предстает вовне и внутри Себя исключительно источником всех позитивных духовно-нравственных качеств и событий, стало быть, — добра;

-         не проявляет Себя нигде и никогда источником и причиной никаких негативных качеств и событий (в том числе смерти), то есть, — зла;

-         есть Любовь (общение, самопожертвование, познание, уважение) не только во вне Себя, но и в Своем внутреннем соборном простом существовании Себя и в Себе Иного, поэтому Он — Пресвятая Троица.

2) Человек:

-         создан Объектом служения по Его Образу;

-         создан Объектом служения цельным, уникальным и неповторимым;

-         имеет навсегда от Объекта служения личностную и природную ценность самого себя, превышающую весь внеличностный мир (бесконечная ценность любого человека);

-         получил от Объекта служения назначение полноценно участвовать в решении вселенских задач;

-         никогда не уничтожается Объектом служения;

-         получил от Объекта служения непрекращающееся и непрерывное духовное и телесное бытие (дана вечная жизнь);

-         получил от Объекта служения абсолютно свободную волю;

-         может в любой момент сам без посредников обращаться к Объекту служения;

-         имеет всегда возможность свободного выбора своего духовного пути;

-         свободный выбор человеком своего духовного пути определяет все его будущее;

-         после земной жизни получает для себя преображенное бытие, то есть — воскресение в преображенном теле;

-         имеет всегда возможность приобретения нескончаемого счастливого, деятельного, созидательного существования, соответствующего всем его позитивным наклонностям, следовательно, — уподобления Объекту служения, обожения (подобие Богу).

3) Взаимоотношения Объекта служения с человеком:

-         Объект служения и человек всегда и везде могут общаться друг с другом без посредников;

-         Объект служения однозначно сообщил людям, как нужно с Ним правильно (значит, законно) общаться, правильно славить, приближаться к Нему и жить с Ним и в Нем, следовательно, — освящаться;

-         Объект служения создал, оживляет, поддерживает, предохраняет и возглавляет Свою единственную непрерывно существующую религиозную организацию, — Свое Богочеловеческое Тело для людей, которая осуществляет свою неизменную законную духовную деятельность во всей возможной полноте и в наивысшем совершенстве, стало быть, создал — Свою единственную Православную Вселенскую Церковь;

-         Объект служения создал все необходимые условия для вечного, непрерывного, правильного и полноценного существования своего религиозного объединения (Своей единственной Православной Вселенской Церкви);

-         Объект служения Сам отбирает для служения в Своей единственной Православной Вселенской Церкви желающих этого людей (священнослужителей);

-         Объект служения поставил перед своим религиозным объединением (Своей единственной Православной Вселенской Церковью) задачу духовного просвещения, освящения, врачевания и излечения людей, освящения всех сторон их бытия;

-         Объект служения дал своему религиозному объединению (Своей единственной Православной Вселенской Церкви) особые духовные устойчивые священнодействия и обряды (Таинства) для Своего непосредственного освящающего воздействия на желающих этого людей;

-         полноценные (не усеченные) отношения человека с Объектом служения (то есть, спасение) могут быть лишь в Его единственной Православной Вселенской Церкви;

-         Объект служения любит всяких и всех людей, независимо от их веры, мировоззрения, личных качеств и отношения к Нему;

-         Объект служения желает каждому человеку счастливого существования  и всегда готов помогать ему в достижении этого (уподобления Богу в добровольном  взаимодействии Бога и человека);

-         Объект служения, будучи Любовью (то есть, Пресвятой Троицей), дал всем людям (во всем пространстве и времени исторического существования всех поколений человечества без исключений) все необходимые возможности и средства для их добровольного спасения от греха и смерти;

-         Объект служения принес Себя в жертву через Себя, Самому Себе Иному, (в Себе и в мире) во всей Своей полноте для спасения людей и мира, то есть — единственную Евхаристическую Жертву;

-         Объект служения все знает о каждом человеке в его прошлом, настоящем и будущем, но не умаляет его свободной воли;

-         Объект служения уважает свободную волю любого человека, но чтит также волю всех иных людей;

-         Объект служения никогда и ни в чем не навязывает человеку Своей воли;

-         человек сам выбирает свой духовный путь, свободно решает, общаться ли ему с Объектом служения, получать ли от Него свое спасение или отсекать себя от Него, то есть — гибнуть;

-         при любом отказе человека от Объекта служения (Бога) в мире возникает зло, которое не существует само по себе, а означает отсутствие добра;

-         зло (отсутствие добра) проявляется в мире из-за отпадения людей от Абсолютного Объекта служения (Бога) и может полностью исчезнуть только после добровольного возвращения всего человечества к Нему;

-         зло непрерывно уменьшается там, где люди приближаются к Абсолютному Объекту служения (Богу), то есть в Его единственной Православной Вселенской Церкви, оно вообще не возможно там, где люди живут в Нем (обожение).

Система критериев строится на основе этого  рационального исходного абсолютного базиса (теоретической модели). В зависимости от того, какие особенности вероучений отображают критерии, они распределены по соответствующим группам разновидностей. При необходимости допустимо их непротиворечивое дополнение. Некоторые характеристики вероучений могут в той или иной мере повторяться в различных критериях, что объясняется частично пересекающимися многозначностями и многомерностью духовного пространства, присутствием в нем нелинейных областей. Кроме того, предлагаемая система критериев, конечно, не исчерпывающа и открыта совершенствованию. Полнотой обладает только само абсолютное вероучение.

Общая значимость культа по вероучительным критериям определяется также как и для остальных выше рассмотренных групп, — это функционал коэффициентов всех критериев в группе или любым иным способом, принятым в математической теории кластеризации.

 Однако в рассматриваемой модели для определения созидательности или, наоборот, деструктивности культов, в связи с особой важностью указанных критериев, при вычислении их числовой значимости используется специальное правило.

Вначале составляются два отдельных списка. Первый (положительный) — в него включаются все критерии с положительными весовыми коэффициентами. Второй (отрицательный) — в него входят те критерии, которые получили отрицательные коэффициенты. При этом учитывается, что в одной ячейке таблицы может быть группа из нескольких критериев. В каждом из двух списков подсчитывается своя сумма всех коэффициентов использованных критериев с сохранением соответствующего знака. В случае отсутствия коэффициентов какого-либо знака к соответствующей нулевой сумме прибавляется положительная единица. Общая значимость определяется как произведение полученных двух сумм: суммы первого списка (то есть, положительных коэффициентов) и суммы второго списка (то есть, отрицательных коэффициентов). Таким образом, наличие хоть одного критерия  с отрицательным коэффициентом делает общую значимость отрицательной.

Подобное жесткое правило определения указанной числовой значимости вероучительных критериев предлагается в нашей модели потому, что любая характеристика вероучения, описываемая критерием с отрицательным коэффициентом, может сделаться источником деструктивности, негативно влияющим на деятельность религиозного объединения.

Укажем в связи с этим (в качестве пояснения) на такой обряд, как ритуальное отрезания или порча каких-либо телесных человеческих органов, в частности, крайней плоти, волос, ушей и т.п. Данная характеристика вероучений может не использоваться в классификаторе. Однако в духовности она имеет существенное значение. 

Абсолютная религия исходит из того, что человек создан Богом в гармоничной полноте и единстве, и, поэтому, все части его тела обладают тем или иным незаменимым и важным функциональным назначением, зачастую нам не ведомым в силу ограниченности человеческого разума. Поэтому такая религия отвергает ритуальное физическое уродование и, тем более, отсечение любых человеческих органов. Подобные, часто изуверские, обряды нельзя путать с разумным подчинением своих органов самому себе с целью решения высших созидательных духовно-нравственных задач.

Рассмотрим в качестве экстравагантного примера отношение вероучений к волосяному покрову. Напомним, что волосы — естественная и живая часть человеческого организма, такая же как, скажем, уши. На практике наличествуют три причины стрижки волос. Первая — подстригание для благообразности и чистоты. Вторая — обрядовая частичная и однократная стрижка (например, при крещении, принятии в монашество, других изменениях духовного состояния). Третья — постоянное ритуальное удаление части волосяного покрова (сбривание бороды или всех волос на голове и т.п.). Оказывается, что третий случай является признаком, свидетельствующим о высокой вероятности наличия какого-либо отклонения от внутренней полноты и единства вероучения.

Рассмотрим виды используемых в модели критериев подробнее (они расположены по возрастанию важности для различения сущности вероучений). Детальность проработки критериев может быть разной в зависимости от поставленных целей и решаемых задач. В настоящем разделе предлагается лишь общий подход к данной проблеме.

 

1)  Этногеографические критерии.

 

Критерии вклада в этногеографическую социальную жизнь:

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Большой созидательный вклад

2

2

Малый созидательный вклад

1

3

Незаметный вклад

0

4

Малый разрушительный вклад

-1

5

Большой разрушительный вклад

-2

 

Под вкладом вероучения в этногеографическую социальную жизнь понимается характер изменения и устойчивость существования религиозных объединений и контролируемых ими социальных групп во времени и пространстве.

 

2) Демографические критерии.

 

Критерии вклада в демографическую социальную жизнь:

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Большой созидательный вклад

5

2

Малый созидательный вклад

1

3

Незаметный вклад

0

4

Малый разрушительный вклад

-1

5

Большой разрушительный вклад

-5

 

Под вкладом вероучения в демографическую жизнь понимается характер изменения и устойчивость демографических характеристик религиозных объединений и контролируемых ими социальных групп.

 

3)  Этические критерии.

 

Критерии вклада в этическую социальную жизнь:

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Большой созидательный вклад  общенародного значения

7

2

Малый созидательный вклад

2

3

Незаметный вклад

0

4

Малый разрушительный вклад

-2

5

Большой разрушительный вклад

-7

 

Под вкладом вероучения в этическую социальную жизнь понимается влияние на официальную мораль, нравственность религиозных объединений и контролируемых ими социальных групп, отдельных людей и всего народа.

 

4)  Правовые критерии.

 

Критерий вклада в правовую социальную жизнь:

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Большой созидательный вклад  общенародного значения

7

2

Малый созидательный вклад

2

3

Незаметный вклад

0

4

Разрушительный вклад

-2

5

Большой разрушительный вклад

-7

 

Под вкладом вероучения в правовую социальную жизнь понимается влияние на правовую деятельность государства, отношение к государству и власти, правопослушность (законопослушность) религиозных объединений и контролируемых ими социальных групп, отдельных людей и всего населения, а также соблюдение прав и свобод личности.

 

5)  Этнокультурные критерии.

 

Критерии вклада в этнокультурную социальную жизнь:

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Большой созидательный вклад  общенародного значения

9

2

Малый созидательный вклад

3

3

Незаметный вклад

0

4

Малый разрушительный вклад

-3

5

Большой разрушительный вклад

-9

 

Под вкладом вероучения в этнокультурную социальную жизнь понимается влияние на формирование и изменение: языка, обычаев, культуры, образования, самосознания народа и личности, восприятия патриотизма и государственности, роли семьи, отношения к традициям.

 

6)  Вероучительные критерии.

 

Вероучительные критерии являются основными, так как с их помощью оцениваются характеристики культов, самые важные по значению и последствиям в деятельности религиозных организаций. Эти критерии наиболее сложны по сравнению с другими видами критериев. Правильное использование и понимание вероучительных критериев требует вдумчивого и корректного применения теологических, богословских, религиоведческих и иных знаний.

 

6.1) Критерии, учитывающие характеристики объекта служения.

 

6.1.1) Духовно-нравственная характеристика объекта служения.

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Сверхвысший, трансцендентно-имманентный, находящийся вне мира, самоосознающий Себя источник (Бог—Дух—Личность) всех форм созидательной деятельности и позитивной нравственности (истины, света, жизни, любви, добра). Сам есть Сверх‑любовь. Не представляет собой источника и причины какой-либо деструктивной деятельности и безнравственности (зла).

10

Максимально возможная сумма — +30

2

Находящийся в мире источник созидательной деятельности и позитивной нравственности, при отсутствии явной деструктивной деятельности и безнравственности (зла)

5

3

Не является источником духовно-нравственной деятельности (добра или зла).

0

4

Любой, находящийся вне мира или в мире, источник созидательной и деструктивной деятельности, нравственности и безнравственности (своевольный выбор добра или зла). Отсутствие сущностного различия между добром и злом. Произвольно определяемый культом (в мире или вне мира) источник созидательной и деструктивной деятельности, нравственности и безнравственности (добра или зла).

-5

Максимально возможная сумма — -15

5

Любой источник деструктивной деятельности и безнравственности (зла, лжи, смерти)

-10

 

6.1.2) Онтологическая (сущностная) характеристика объекта служения.

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Трансцендентно-имманентное свободное духовное личностное сверхбытие. Абсолютные качества: самодостаточность, самобытность, самоосознание, знание и понимание всего, независимость. Неизменность и абсолютная полнота личностного сверхбытия. Внутренняя (в Себе) сверх-любовь к Иным (Пресвятая Троица) как независимые ни от чего сверх-общение, сверх-жертвенность, сверх-познание, сверх-уважение.

10

Максимально возможная сумма — +30

2

Трансцендентное свободное духовное личностное сверхбытие. Абсолютные качества: самодостаточность, самобытность, самоосознание и независимость. Неизменность и абсолютная полнота личностного сверхбытия. Отсутствие внутренней сверх-любви (Пресвятой Троицы).

0

3

Трансцендентное духовное безличностное сверхбытие —сверхнебытие. Отсутствие самоосознания и сверх-любви.

-5

Максимально возможная сумма — -10

4

Любая зависимость от чего бы то ни было, существующего в мире.

-10

 

6.1.3)     Характеристика отношения объекта служения к истине.

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Объект служения Сам есть самобытная абсолютная Истина (Первопричина и основание всего существующего).

10

2

Эта характеристика в вероучении не проработана.

0

3

Объект служения не является самобытной абсолютной Истиной (причиной и основанием всего существующего)

-10

 

6.1.4)     Характеристика отношения объекта служения к миру.

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Трансцендентно-имманентное сверхбытие вне мира. Свободное и ничем не обусловленное творение мира из «ничего». Первопричина возникновения и существования мира и жизни. Трансцендентно-имманентный высший источник любви, всего позитивного и созидательного в мире.

10

Максимально возможная сумма — +40

2

Создание мира из чего-либо уже существующего.

0

3

Источник каких-либо деструктивных процессов (зла) в мире.

-5

4

Высший источник деструктивных процессов (зла) в мире.

-10

 

6.1.5)     Характеристика отношение объекта служения к человеку.

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Создание людей по Своему образу. Боговоплощение. Принесение Себя во всей Своей полноте в жертву любому желающему человеку для спасения его от гибели. Дарование ему вечной блаженной жизни. Любовь ко всем людям без исключения. Абсолютное уважение их воли, права выбора веры и жизненного пути. Предоставление любому желающему человеку всех средств, необходимых для спасения его от гибели.

10

Максимально возможная сумма — +70

2

Создание людей. Проявление Своей любви лишь к тем из них, кто сам полюбит Его, единоверцам.

0

3

Совершение в отношении людей безнравственных и злобных поступков. Первопричина наличия страданий и смерти в мире.

-10

Максимально возможная сумма — -20

 

6.1.6)     Характеристика полноты взаимного общения объекта служения с человеком.

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Высшая форма общения — подлинное вочеловечение Бога. Использование всех доступных для человека созидательных средств и символики в гармоничной полноте: мысли, речи, пения, текстов, красок, облачений, зодчества, ароматов, движений, жестов, ритма, мелодий, музыки и т.д. Раскрытие вероучения через все имеющиеся средства. Опора на сакральность и святость. Полное отсутствие разрушающих личность средств и методов: экзальтации, экстаза, возбуждения и т.п. Трезвость, единство и ясность ума, воли и чувств. Охват всех сторон бытия человека.

10

Максимально возможная сумма — +70

2

Использование ограниченных средств и минимума символики, будничность, рациональность.

0

3

Использование каких-либо разрушающих личность средств и методов: экзальтации, экстаза, чувственности, возбуждения, психотехники, психотропных веществ, наркотиков и т.п.

-10

 

6.1.7)     Характеристика законности общения объекта служения с человеком.

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Общение строго по правилам, данным Самим Богом через Священное Предание и Священное Писание. Внесение лишь тех второстепенных изменений, которые одобрены Богом для созидательных целей (учет этнокультурных, географических и иных подобных особенностей). Строгое сохранение Священного Предания и Священного Писания. Толкование Священного Писания строго по Священному Преданию. Взыскательный контроль Священного Предания по Священному Писанию. Преимущественное использование молитв Священного Предания. Отказ от своевольных (самочинных) действий по отношению к объекту служения.

10

Максимально возможная сумма — +70

2

Использование только Священного Писания без развитого традиционного преемственного (богоустановленного) его толкования.

0

3

Общение по созданным людьми правилам, свои толкования Священного Писания. Отказ от Священного Предания. Самочиние. Преимущественно свои молитвы. Свои тексты, самовольно названные священными.

-10

Максимально возможная сумма — -50

 

6.1.8)     Характеристика форм воздействия объекта служения на человека.

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Имеются особые законные (богоустановленные) формы прямого воздействия объекта служения на человека, предназначенные для его спасения (Таинства). Они не зависят от достоинства священнослужителей.  Охват ими всех сторон бытия человека.

10

Максимально возможная сумма — +30

2

Имеются некоторые особые законные формы прямого воздействия объекта служения на человека, предназначенные для его спасения. Отсутствует охват ими всех сторон бытия человека.

0

3

Отсутствуют особые законные формы прямого воздействия объекта служения на человека, предназначенные для его спасения и не зависящие от достоинства священнослужителей (таинства).

-10

 

6.2) Характеристики основателя (лидера) вероучения.

 

6.2.1)     Духовный статус основателя (лидера).

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Основатель — Бог—Дух—Личность без посредников (ангелов, людей и т.п.). Через высшую форму откровения — прямое Боговоплощение (Одна Личность — подлинный Бог и подлинный человек). Имеется много научно достоверных подтверждений этого: многовековые пророчества, зафиксированные в священных книгах; его собственные предсказания; показания свидетелей; исторические факты; богословские доказательства.

10

Максимально возможная сумма — +30

2

Основатель — Бог через посредников (ангелов, людей и т.п.) по их личному свидетельству. Имеются некоторые подтверждения этого (пророчества, исторические факты, богословские аргументы).

2

Максимально возможная сумма — +4

3

Основатель — человек, ссылающийся на какие-либо духовные явления, документально подтверждаемые свидетелями.

1

4

Основатель — человек, обладающий объективно проверенными духовными знаниями и опытом, ссылающийся на собственные толкования священных текстов, или свои духовные видения, или идеи. Отсутствие научно достоверных подтверждений духовного статуса основателя, пророчеств, учения, свидетелей.

0

5

Основатель — человек, не имеющий духовных знаний, ссылающийся на собственные толкования священных текстов, или свои духовные видения, или идеи. Отсутствие научно достоверных подтверждений духовного статуса основателя, пророчеств, учения.

-5

Максимально возможная сумма — -10

6

Основатель — человек, разоблаченный в каком-либо обмане, ссылающийся на собственные толкования священных текстов, или свои духовные видения, или идеи. Отсутствие достоверных научных подтверждений духовного статуса основателя, пророчеств, учения.

-10

Максимально возможная сумма — -20

 

6.2.2)     Духовно-мистическая характеристика основателя (лидера).

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Известен сильной позитивной духовностью. Духовно не общался с деструктивными культами, не увлекался магией и экзальтированной мистикой, отвергал многобожие. Всегда правильно пророчествовал и предугадывал. Заранее знал про обстоятельства Своей земной жизни и смерти. Творил духовно созидательные чудеса, оживлял людей, и сам воскрес из мертвых, чему есть многие свидетельства. Не приспосабливал и не менял конъюнктурно свое учение. В духовной жизни отказался от собственного своеволия.

10

Максимально возможная сумма — +70

2

Духовно-мистическая характеристика основателя достоверно неизвестна.

0

3

Ошибочно пророчествовал. Заранее не знал об обстоятельствах своей земной жизни и смерти. В духовной жизни проявлял собственное своеволие.

-2

Максимально возможная сумма — -6

4

Интенсивно занимался всякой (позитивной и негативной) духовностью. Духовно общался с деструктивными культами, увлекался магией и экзальтированной мистикой. Ошибочно пророчествовал. Заранее не знал об обстоятельствах своей земной жизни и смерти. В духовной жизни проявлял собственное своеволие.

-10

Максимально возможная сумма — -50

 

 

6.2.3)     Характеристика связи основателя (лидера) с объектом служения.

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Основатель вероучения и объект служения — одна и та же личность. Оба едины по природе и сущности.

10

Максимально возможная сумма — +20

2

Связь основателя с объектом служения достоверно неизвестна.

0

3

Основатель вероучения и объект служения — разные личности. Оба различны по природе и сущности.

-10

Максимально возможная сумма — -20

 

6.2.4) Правовая и нравственная характеристика основателя (лидера).

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Не осуждался судом за уголовно наказуемые деяния, не совершил противоправных и бесчестных поступков, что подтверждается документально и (или) научно достоверными священными книгами. Не призывал убивать людей и сам не участвовал в таких убийствах. Учил высоким позитивным нравственным принципам, любви ко всем и уважению к власти. Одновременно сам этим неуклонно руководствовался.

10

Максимально возможная сумма — +30

2

Правовая и нравственная характеристика основателя достоверно неизвестны.

0

3

Совершил какие-либо противоправные или бесчестные поступки, что подтверждается документально. Совершал поступки, явно противоречащие собственному учению.

-10

Максимально возможная сумма — -20

 

 

6.2.5) Характеристика устойчивости вероучения основателя (лидера).

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Вероучение устойчиво сохраняется. Имеются специальные духовные и организационные меры сохранения вероучения: преемственность; законное рукоположение; соборное принятие решений; законная иерархия; опора на духовность и письменные труды святых, Священное Предание и Священное Писание.

10

Максимально возможная сумма — +20

2

Специальные меры по сохранению вероучения отсутствуют или не применяются.

0

3

Использовался при возникновении или постоянно используется принцип свободного толкования священных текстов, молитв и обрядов, самочиние. Вероучение изменялось по существу. Каждый лидер и учитель применяет свои меры по сохранению своего толкования вероучения.

-10

Максимально возможная сумма — -30

 

 

6.3) Характеристика места человека в мире.

 

6.3.1)     Ценность человека по отношению к объекту служения и миру.

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Любой человек создан по образу Бога. Каждый человек более ценен, чем весь внеличностный мир. Каждый человек уникален и имеет абсолютный суверенитет. Здоровый человек  имеет внутреннее единство и цельность. Дух, душа, воля, разум и тело здорового человека — одно целое, неповторимое и нерасчленимое. Перед существующим человечеством поставлены задачи вселенского значения.

10

Максимально возможная сумма — +60

2

Современный человек порожден Природой, Космосом и как вид исчезнет. Появится новая совершенная раса.

0

3

Каждый конкретный человек есть результат последовательности перевоплощений (реинкарнаций). Смерть и убийство конкретного человека в ряде случаев ничего плохого не означают. Эволюция есть взаимовлияние равноправных жизни и смерти, добра и зла.

-10

Максимально возможная сумма — -30

 

6.3.2)     Будущее человека.

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Каждому человеку дается возможность личного безграничного созидательного творческого духовного, умственного и нравственного совершенствования. Каждый человек создан для любви, добра и познания истины, для непрекращающейся вечной жизни в Боге. Любой человек может уподобиться Богу, получить дар стать сыном Божиим по благодати. Любой человек по своей свободной воле может приобрести для себя такой позитивный бесконечный путь жизни. Перед существующим человечеством поставлены задачи вселенского значения.

10

Максимально возможная сумма — +50

2

Каждый человек возникает и умирает, чтобы дать место другим.

0

3

Любой человек в нашем мире есть лишь вместилище для сверх-души, сверх-сознания. Мир и все развивается по кругу и погибает, чтобы затем повториться.

-10

Максимально возможная сумма — -20

 

6.3.3)     Соблюдение в вероучении прав человека на свободу личности.

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Каждому человеку дается полная свобода воли и выбора своего духовного пути. Он может свободно выбрать вечное спасение или гибель. Добро или зло поступков никакой иной личности, когда-либо жившей, предопределить его духовную судьбу против его согласия (свободной воли) не может. Каждый человек не несет духовную ответственность за свободные поступки и дела других, если сам не влиял на них. Любой человек может воспользоваться средствами для полного исправления последствий всяких отрицательных духовных воздействий на него. Любое насилие запрещается.

10

Максимально возможная сумма — +60

2

Эта проблема в вероучении не рассматривается

0

3

Добро или зло поступков других существ, живших в иное время,  предопределяют духовный и жизненный путь человека против его согласия (свободной воли). Человек духовно ответственен за свободные поступки и дела других, даже если сам не влиял на них. В каком‑либо виде насилие разрешено.

-10

Максимально возможная сумма — -30

 

 

6.4) Характеристика отношения к государству, социальным институтам, власти.

 

п/п

Группы критериев

Весовой коэффициент

1

Активное созидательное и конструктивное сотрудничество с государством, социальными институтами, властью в целях укрепления позитивной духовности и нравственности людей, их спасения от гибели. Патриотизм. Уважение к государственным институтам, власти.

10

Максимально возможная сумма — +30

2

Эта проблема в вероучении не рассматривается.

0

3

Уклонение от созидательного сотрудничества с государством, социальными институтами, властью. Отсутствие патриотизма.

-10

Максимально возможная сумма — -20

 

Проиллюстрируем сам подход к использованию такого рода критериев на примере древнегреческой языческой религии, а также иеговистов. Рассмотрим лишь правовую и нравственную характеристику Зевса (эллинизм) и Ч.Т. Рассела (иеговисты).

Зевс восстал против своего отца Крона, стремясь захватить власть над миром.  После победы Зевс заточил своего отца и его сторонников в вековечной тьме. Этот античный бог посылал на людей добро и зло, счастье и горе, жизнь и смерть. Он часто изменял своей жене, съедал своих любовниц и собственных детей, обманывал других богов и людей. В основном жизнь его была заполнена разгульными пирами на Олимпе.

Первый президент общества «Свидетели Иеговы» Ч.Т. Рассел с 16 лет активно стал выискивать свою собственную истину. У искателя истины было много судебных разбирательств. В своей семейной жизни Рассел оказался блудником, и суд утвердил развод по причине неверности супруга. Отношения Рассела с женщинами были охарактеризованы как сексуальная распущенность. После очередного судебного разбирательства он уплатил крупный штраф за мошенничество. На одном из судебных процессов Рассел принес ложную присягу на Библии о том, что якобы он знает греческий язык. Тут же выяснилось, что клятвопреступник не знает даже букв греческого алфавита. Рассел самовольно присвоил себе сан пастора, о чем также вынужденно признался на суде. Неоднократно он изменял свои представления о собственном вероучении. Изменяют это вероучение и его последователи. Ни один из многочисленных его расчетов даты конца света не подтвердился. Известны достоверные факты, с большой степенью вероятности указывающие на то, что Рассел был тесно связан с техасскими масонами. Про таких духовных лидеров Библия говорит: «Если пророк скажет именем Господа, но слово то не сбудется и не исполнится, то не Господь говорил сие слово, но говорил сие пророк по дерзости своей, - не бойся его» (Втор. 18, 22).

Приведенные краткие характеристики Зевса и Рассела однозначно свидетельствуют о том, что в этих вероучениях действует отнюдь не Дух истины и не слово Божие. А ведь дух объекта служения и основателя культа живет в их поклонниках и продолжателях непрерывно (обряд инициации!), и связь эта прекращается лишь после официально объявленного действительного разрыва, прежде всего — духовного.

При сравнении основателей вероучений полезным может оказаться признак, показывающий заблаговременное знание ими обстоятельств собственной смерти. Например, исламский пророк Магомет или Порфирий Иванов  заранее ничего конкретного не знали о своей смерти и не имели соответствующих пророчеств, а Господь Иисус Христос заблаговременно ведал о ней все и вовремя сообщил об этом своим ученикам.

В предлагаемой автором системе критериев эти примеры оцениваются в виде конкретных числовых коэффициентов ДНИРО.

По этой системе был сделан экспериментальный расчет ДНИРО для православия и одной из одиозных сатанинских сект. Для православия было получено значение — +748, а для секты — -398. Эти числа могут быть использованы для математической нормировки базиса.

В заключение еще раз отметим, что критерии оценки вероучений по ДНИРО важны не только для служб государственной и иной регистрации религиозных объединений, специалистов по религиоведению или теологии. Они имеют большое значение также для разъяснения отличий между этими объединениями всем духовно ищущим и рационально мыслящим людям, то есть непосредственно в просветительской работе.

В настоящем разделе рассмотрены модели классификации религиозных объединений по особенностям их вероучений. На практике проведение подобной классификации и распознавания неизвестного культа требует серьезной и специальной подготовки. Поэтому служащим органов исполнительной власти целесообразно в подобных случаях обращаться за помощью к представителям традиционных созидательных религий, а также к объективным экспертам религиоведам, теологам и богословам.

В следующем разделе возможности классификации религиозных объединений будут уточнены с использованием их отношения к созидательности (включающей в себя также правосознательность и нравственность).

 

3.3. Оценка вероучений по их отношению к созидательности

 

При научно обоснованной и тщательно проработанной классификации любые вероучительные, духовные, мировоззренческие системы и движения попадают в достаточно конкретные области духовно-нравственного пространства. Это имеет значение при оценке правосознательности и нравственности. Конечно, необходимо принимать во внимание не только открытые, но, прежде всего, утаиваемые от непосвященных ключевые аспекты знаний и учений внутренних уровней и кругов посвящения в деструктивных культах. Важны также особенности различных толкований вероучений. Множество религиозных и псевдорелигиозных движений тогда подразделяется по своим вероучениям на четыре группы.

В первой оказываются самые совершенные вероучения, которые:

·      опираются на положительный абсолютный Идеал: Личность‑Бога;

·      созданы Им Самим напрямую без посредников или посланников;

·      строго сохраняют преемство (законность) вероучения и священства;

·      признают уникальную ценность, неповторимость и цельность любого человека;

·      не имеют и отвергают в своем учении деструктивность как таковую.

Поэтому они стремятся к активной созидательной гармоничной деятельности (симфонии) во всех сферах жизни, во взаимоотношениях с государством, со всеми социальными институтами, с каждым человеком. Религиозные объединения с подобными вероучениями наиболее правосознательны и патриотичны.

Ко второй группе относятся культы, не содержащие явных деструктивных положений в своих учениях, но избегающие конструктивной внешней деятельности, замыкающиеся в себе.

Третья группа включает всех, имеющих деструктивные положения в своих учениях, по каким-либо тактическим причинам редко или совсем не применяющих их в данное время, однако при изменении обстоятельств (например, смене лидера, появлении новых толкований или экстремистских течений, изменении социально-политической обстановки) способных начать деструктивные действия.

Четвертая группа состоит из культов, включивших деструктивные положения в свои учения и стремящихся их применять. Это область темной духовности, низменно-нравственного, правового и социального беспредела. Область эгоизма, гордыни, самоуверенности, разрушения, опустошенного бытия, духовных болезней, смерти.

 

Максимализм, категоричность и некоторая схематичность подобного способа подразделения пестрого многообразия вероучений, проявляющих себя в России, вытекают из объективно назревшей необходимости выявления в нем наиболее существенных различий для надежного ориентирования служащих органов исполнительной власти. Иначе легко ошибиться — ведь каждое вероучение утверждает, что истинно лишь оно одно. Экуменизм, эклектичность и размытые критерии оценки в духовном пространстве, а также лукавые утверждения, что истин якобы много и все они относительны, выгодны лишь сторонникам третьей и четвертой групп для сокрытия их деструктивности.

Разумеется, при попытке определить само понятие истинности критически относящаяся к вере религиозная философия отмечает наличие феноменов мысли рационально знающей и мысли познающей, которые создают разнообразные искусственные объекты служения и поклонения. Но существует еще мысль верующая, решительно отличающаяся от первых двух. Высшие религиозные системы не путают истинное вероучение с ложными построениями.

Оценка религиозных движений по вероятности совершения ими правонарушений или безнравственных поступков (исходя только из особенностей вероучений) разделяет всю их совокупность также на четыре группы.

В первой группе внутренних вероучительных источников правонарушений нет.

В духовно-нравственном пространстве она располагается в области созидательного духовного бытия и активного добра, опирается на общение только с положительным и самодостаточным Идеалом – Богом. Правопорядок, основанный на такой духовности, на абсолютных положительных заповедях, гармонично содержит в себе гражданский и общественный долг, ответственность и совесть, отвечает потребностям устойчивого и полноценно развивающегося общества. Это происходит потому, что каждый человек, искренне принявший духовность первой группы, становится неравнодушным к любым нравственным и социальным процессам, наиболее тонко чувствует их направленность относительно добра или зла, стремится к святости, подвижнической, общественно-созидательной и праведной жизни.

Вторая группа может проявлять деструктивность в случае критических внешних или внутренних обстоятельств. Например, некоторые течения старообрядцев, в периоды гонений на них со стороны государственных структур, устраивали массовые самосожжения, что недопустимо в православии.

К сожалению, представителей третьей и четвертой деструктивных групп, опирающихся на ложные и эгоистические идеалы и поэтому неизбежно являющихся источником аморальности и преступности, в нашей стране более чем достаточно. Духовная безобразность в них превращается в криминальный беспредел и безнравственность.

Приведем одну из множества возможных иллюстраций деструктивности. Организация «Свидетели Иеговы», исходя из своего самочинного понимания текстов Библии (в этом они сами называют себя ревизорами), категорически запрещает своим адептам переливание крови. В международной практике отмечено немало случаев гибели по указанной причине людей – адептов сего культа, а также младенцев в результате родовых осложнений. Таким образом, ради своего искусственного и искаженного толкования Священного Писания (что свойственно также всем протестантам и неопротестантам) иеговисты сознательно идут на смерть своих единоверцев и даже непричастных к их учению детей.

Исследователи насчитывают в современной России сотни только официально известных образований, относимых к третьей и четвертой группам. Прежде всего, это сатанисты и все, близкие к ним, а также демонические движения, оккультно-мистические учения, открыто или скрыто признающие в качестве одного из своих кумиров зло как реальную сущность. Основным объектом, с которым они борются во всем мире, являются вероучения и движения, относящиеся к первой группе, прежде всего традиционное христианство. В России главным своим врагом сатанисты считают православие, затем в объекты их нападения попадают другие традиционные религии. Симптоматично, что у сатанистов не найдешь выпадов против иеговистов, кришнаитов, саентологов, мормонов, мунитов, виссарионовцев и аналогичных представителей тех культов, большинство из которых во многих странах специалисты по религиям относят к деструктивным сектам.

Теперь рассмотрим полезные для служащих органов исполнительной власти конкретные примеры классификации религиозных объединений и некоторые статистические сведения о них.

 

 

3.4. Примеры классификаций религиозных объединений

 

В качестве образца одной из разновидности зарубежных классификаций деструктивных культов приведем фрагменты из списка религиозных объединений, которые, по мнению экспертов Национальной ассамблеи Франции, могут угрожать обществу. Список составлен в 2000 году. В целом отбор кандидатов в список осуществлялся экспертами по десяти качественным критериям, учитывающим наличие деструктивных признаков:

-         дестабилизация сознания;

-         непомерные финансовые притязания (поборы);

-         навязывание разрыва с прежним окружением;

-         покушение на физическое здоровье;

-         вербовка детей;

-         антиобщественные высказывания;

-         нарушения общественного порядка;

-         привлечение к суду или следствию по серьезным обвинениям;

-         нарушение норм экономической деятельности (утаивание средств);

-         попытки проникновения во властные структуры.

Если хотя бы один из этих признаков имел место, то религиозное объединение считалось сектой. Таким образом, нижеследующий список составлен французскими специалистами с использованием демографических, правовых и этических критериев, но, к сожалению, без сравнительного раскрытия вероучительных деструктивных признаков. В этом списке обнаруживаются и некоторые скандально известные, однако официально зарегистрированные, «российские» секты.

 

Перечень деструктивных сект, действующих во Франции

(по мнению экспертов Национальной ассамблеи Франции)

Перечень приводится в сокращении.

1)      Организации, насчитывающие менее 50 членов:

Таких в данном перечне более сотни.

2) Организации, насчитывающие от 50 до 500 членов:

Их в этом перечне достаточно много. В частности, Ассоциация медитации во Франции, Ассоциа­ция «Новый Акрополь, Франция» (АНАФ), Ассоциация для объеди­нения мирового христианства, Центр гностических ис­следований, Центр информации ОСХО, Центр медитации «Махатаяна», Международ­ный центр парапсихологии и научных исследований Нового Ве­ка, Община распространения все­мирной жизни, Факультет парапсихологии, Французская федерация сознания Кришны, «Семья (бывш. Дитя Бога)», «Наука ментального», «Лекториум розикруциарум» (Роза — Золотой крест), «Свет Маата», «Маха Шакти Мандир», «Мандала 33», «Миссия Свми Атмананда Атма Бодха Сатсанга», «Орден Восточ­ного Храма», «Рейюкай», Холософское обще­ство Франции, «Star’s edge international – Метод Аватар», «Сукьо Махикари – свет истины», «Тра­диция–Семья–Собственность», «Транс-мутации».

3) Организации, насчитывающие от 500 до 2000 членов:

В частности, Ас­социация «Шри Чинмой Пари­жа», Евангелическая церковь Пятидесятницы Безансона, Все­мирная Божья Церковь, Церкви международного Христа во Фран­ции, Всемирное белое братство, Братство Богоматери, «Слово веры — всемирная евангелизация», «Па­риж Дхарма Сах – Лотос Санга европейского социального буд­дизма», Союз ассоциаций центров и групп «Шри Сатхья Сай», Между­народный духовный университет «Брахм Кумарис», «Христианская жизнь во Франции – Центр хрис­тианской жизни», «Висва Нирмала Дхарма – Сахаджа Йога».

4) Организации, насчитывающие от 2000 до 10000 членов:

В частности, Саентологическая церковь Парижа, Неоапо­столическая церковь Франции, Всемирная церковь царства Божия, «Человеческая и всемирная энергия Франция», Институт ведической науки Махариши Па­риж – «Клуб для медитирующих» («Трансцендентальная Медита­ция»), Французское движение Раелитов, «Шри Рам Чандра Миссия Франция», «Сока Гаккай интернешнл Франс».

5) Организации, насчитывающие свыше 10000 членов:

«Свидетели Иеговы», которые насчитывают 130 тысяч верую­щих.

 

Приведем пример классификации религиозных организаций, зарегистрированных в России (таблица была составлена известными приверженцами «свободы совести» и защитниками сект А.В. Пчелинцевым и В.В. Ряховским по данным государственного реестра).

 

Статистические данные о религиозных организациях,

зарегистрированных в России на 1 января 2001 года

 

Наименование религиозного объединения

Всего зарегистрировано

Централизованных

Приходов, общин

Духовных образовательных учреждений

Монастырей

Религиозных учреждений

1

Русская православная церковь

10912

78

10188

46

374

226

2

Российская православная автономная церковь

65

1

60

 

4

 

3

Русская православная церковь за границей

40

2

37

 

1

 

4

Истинно-православная церковь

65

5

60

 

 

 

5

Российская православная свободная церковь

29

2

27

 

 

 

6

Украинская православная церковь (Киевский патриархат)

10

1

8

1

 

 

7

Старообрядцы, в том числе:

Русская православная старообрядческая церковь

Древлеправославная церковь

Поморская церковь

Единоверческая церковь

Другие согласия

278

 

184

64

25

5

8

 

3

2

1

 

2

268

 

181

61

23

 

3

1

 

 

1

 

 

1

 

 

 

1

8

Римско-католическая церковь

258

3

247

2

 

6

9

Греко-католическая церковь

5

 

5

 

 

 

10

Армянская апостольская церковь

42

2

40

 

 

 

11

Ислам

3048

61

2873

114

 

 

12

Буддизм

193

8

182

1

 

2

13

Иудаизм, в том числе:

Ортодоксальный

Современный

197

176

21

7

6

1

184

165

19

5

4

1

 

1

1

14

Евангельские христиане-баптисты

975

49

875

3

 

48

15

Евангельские христиане

612

30

534

7

 

41

16

Евангельские христиане в духе апостолов

54

1

53

 

 

 

17

Христиане веры евангельской пятидесятки

1323

59

1207

7

 

50

18

Харизматические церкви

51

2

49

 

 

 

19

Церковь полного евангелия

62

2

60

 

 

 

20

Евангельские христиане трезвенники

1

 

1

 

 

 

21

Евангельские христиане трезвенники (чуриковцы)

3

 

3

 

 

 

22

Адвентисты седьмого дня

563

16

546

1

 

 

23

Лютеране, в том числе:

Евангелическо-лютеранская церковь

Единая евангелическо-лютеранская церковь

Церковь Ингрии

Другие евангелическо-лютеранские церкви

213

150

4

42

17

9

7

1

1

197

137

3

40

17

2

1

 

1

 

5

5

24

Новоапостольская церковь

86

12

74

 

 

 

25

Методистская церковь

85

3

77

3

 

2

26

Реформатская церковь

3

1

2

 

 

 

27

Пресвитерианская церковь

192

9

179

4

 

 

28

Англиканская церковь

1

 

1

 

 

 

29

Свидетели Иеговы

330

1

329

 

 

 

30

Меннониты

9

1

8

 

 

 

31

Армия спасения

7

1

6

 

 

 

32

Церковь Иисуса Христа Святых Последних дней (мормоны)

33

1

32

 

 

 

33

Ассоциация «Церквей объединения» (Муна)

17

1

16

 

 

 

34

Церковь Божией Матери Державная

28

1

26

1

 

 

35

Молокане

19

2

17

 

 

 

36

Духоборцы

1

1

 

 

 

 

37

Церковь Последнего Завета

15

1

14

 

 

 

38

Квакеры

1

 

1

 

 

 

39

Церковь Христа

19

 

19

 

 

 

40

Христиане иудействующие

5

 

5

 

 

 

41

Недоминированные христианские

156

24

124

 

 

8

42

Саентологическая церковь

1

 

1

 

 

 

43

Индуизм

4

 

4

 

 

 

44

Сознание Кришны (Вайшнавы)

106

1

105

 

 

 

45

Сайентистская церковь (христианская наука)

2

 

2

 

 

 

46

Вера Бахаи

19

1

18

 

 

 

47

Тантризм

3

 

3

 

 

 

48

Даосизм

9

1

7

 

 

1

49

Ассирийская церковь

1

 

1

 

 

 

50

Сикхи

1

 

1

 

 

 

51

Копты

1

 

1

 

 

 

52

Шаманизм

6

 

6

 

 

 

53

Караимы

2

1

1

 

 

 

54

Зороастризм

2

 

2

 

 

 

55

Духовное единство (толстовцы)

2

1

1

 

 

 

56

Живая этика (рериховцы)

2

 

2

 

 

 

57

Языковедческие верования

41

4

32

5

 

 

58

Иные вероисповедания

7

1

6

 

 

 

 

 

В этой таблице обращает на себя внимание предвзятая политика по отношению к традиционному христианству. Искусственно навязываемое и обильно финансируемое раздробление христианства отражено в таблице достаточно подробно. Однако, например, реально имеющееся членение на различные конкурирующие друг с другом, многочисленные направления в буддизме, исламе, иудаизме и иных крупных религиях не показано. Это, скорее всего, сделано для того, чтобы преувеличить поликонфессиональность именно христианских и псевдохристианских течений в нашей стране. Но даже такие сомнительные попытки указывают на несомненный факт — преобладающее влияние Русской Православной Церкви.

В качестве примера еще одной из классификации вероучительных организаций (замалчивающую содержательную основу вероучений) приведем таблицу из Словаря «Религии народов современной России» — М.: Республика, 1999. Она составлена с использованием официальных сведений государственной регистрации религиозных объединений Министерством юстиции России за 1990 — 1995 — 1998 годы.

Здесь под религиозными объединениями имеются в виду религиозные общества, административные центры религиозных организаций, монастыри, религиозные братства, духовные образовательные учреждения.

 

Религиозные

объединения

Годы

Примерная численность (1999 г.)

1990

1995

1998

Общее количество религиозных объединений

6650

13580

16017

 

Православные церкви (ПЦ), в том числе:

3772

7368

9124

33-45 млн.

Русская ПЦ

(Московский Патриархат)

3442

6942

8653

30-40 млн.

Старообрядческие общины различных направлений

365

240

203

 

Римско-католическая церковь

34

170

223

350 тыс.

Протестантские церкви (вместе), в том числе:

1853

2728

3262

более 1 млн.

Объединения баптистов и Евангельские церкви

991

1115

1186

 

Пятидесятнические церкви

300

422

615

 

Свидетели Иеговы

92

190

206

 

Адвентисты седьмого дня

185

266

323

 

Лютеранские церкви

177

178

177

 

Меннониты

73

24

2

 

Методистская церковь

2

38

64

 

Пресвитерианская церковь

1

95

166

 

Ислам

914

2708

2891

10-15 млн.

Иудаизм

34

71

96

700 тыс.

Буддизм

16

95

160

700 тыс.

«Новые» религиозные движения, в том числе:

 

 

 

 

Вайшнавы (сознание Кришны)

9

121

120

 

Вера бахаи

1

37

21

 

Харизматические церкви

68

146

 

 

Как видно из таблицы, этот тип классификации предназначен лишь для количественной констатации наличия тех или иных религиозных объединений и оставляет за кадром социально значительные проблемы деструктивности, асоциальности, безнравственности, противоправности, криминальности. При таком подходе бесспорно деструктивные культы оказываются наравне с созидательными религиями.

Эффективную государственную политику в религиозной сфере при такой классификации и на подобной статистике осуществить невозможно (в частности, контроль, профилактику, прогноз). А ведь среди организаций, перечисленных в вышеприведенной таблице, имеются весьма деструктивные, включая и призывающих в своих вероучениях к убийству людей по религиозным мотивам.

Более того, в нем допущены грубые ошибки, например, организация «Свидетели Иеговы» отнесена к протестантским церквям, с чем категорически не согласится ни один протестант. Наши отечественные «Свидетели Иеговы» оказались слиты с новоявленными заокеанскими бруклинскими иеговистами, что лукаво делает последних почти традиционными (по времени существования) для России.

Напомним, что в дореволюционной России до 1905 года в соответствии с Циркуляром МВД России «О распределении сект по степени их вредности» было три уровня оценки противоправности культов зла: - особо вредные; - вредные; - менее вредные. С 1905 по 1917 годы в МВД России официально существовала категория «изуверские секты», а также квалифицированные как враждебные государству, в отношении которых применялись специальные правозащитные запретительные, контролирующие и профилактические меры.

В современном западном и отечественном светском религиоведении часто используют системы классификации, подразделяющие совокупность вероучений на группы с упором на исторические, этнокультурные и этногеографические признаки, к примеру:

-         восточные религиозные учения (индуизм, буддизм, даосизм, конфуцианство);

-         иудейство;

-         западное христианство (Римская церковь, Реформация);

-         восточное христианство;

-         ислам;

-         новые вероучения.

Однако за пределами таких систем классификации оказываются: огромное число оккультно-мистических движений и объединений; разнообразные сатанистские и демонические вероучения; традиционные местные языческие и неоязыческие вероучения; псевдорелигиозные культы (в том числе криминальные); пограничные между духовностью и психикой явления и т.д.

Приведем пример одной из опубликованных классификаций и перечня некоторых, действующих в России, религиозных объединений, которые относятся экспертами к разряду однозначно деструктивных или деструктивных с большой вероятностью (во многом совпадает с вышеприведенным списком из Франции).

          Деструктивные религиозные организации восточной ориентации:

«АУМ синрике», «Международное общество сознания Кришны», «Сахаджа-йога», «Бахаи», «Брахма кумарис», «Академия йоги», «Белый лотос», группы последователей Шри Чинмоя, «Трансцендентальная медитация», группы последователей Раджниша (Ошо), Миссия божественного света», «Институт знания о тождественности», и т.п.

          Деструктивные религиозные организации западной ориентации (псевдохристианские):

«Свидетели Иеговы», «Богородичный центр», муниты, мормоны, «Семья» (Д.Берг), «Церковь откровения» Лазаря Каширского, «Церковь Христа» («Бостонское движение»), «Новоапостольская церковь», «Слово жизни» («Лайфспринг»), «Живой поток» («Церковь свидетеля Ли»), и т.п.

          Деструктивные религиозные организации оккультной или языческой ориентации:

«Белое братство», «Церковь последнего завета» (последователи Виссариона), движение «Нью эйдж», группы последователей Карлоса Кастанеды, «Сатори» (А.Суворовой), «Новый акрополь», ряд теософских и антропософских групп, «Внутренний круг» последователей П.Иванова, неоязыческие группы, и т.п.

          Деструктивные сатанистские культы:

«Российская церковь сатаны», «Зеленый орден», центр «Юнивер», «Белые ангелы», «Черный лотос», «Церковь саентологии», «Южный крест» («Московская церковь сатаны»), «Нави», «Черный ангел», «Черное братство», «Крысятницы», неоязыческие группы сатанистского толка, демонические группы, «Синий лотос», братство «Мадра», и т.п.

Представим вариант классификации вероучений в религиозной философии, предложенный немецким философом диалектиком Георгом Вильгельмом Фридрихом Гегелем (показательно, что в группу «абсолютная религия» он поместил единственную религию – христианство):

Классификация вероучений (по Г.В.Ф. Гегелю)

1. Религия природы

1.1. Непосредственная религия (чародейство).

1.2. Раздвоение сознания в самом себе. Религии субстанции:

1.2.1. религия меры (Китай);

1.2.2. религия фантазии (брахманизм);

1.2.3. религия в-себе-бытия (буддизм).

1.3. Переход от религии природы к религии свободы. Борьба субъективности:

1.3.1. религия добра и света (Персия);

1.3.2. религия страдания (Сирия);

1.3.3. религия тайны (Египет).

2. Религия духовной индивидуальности

2.1. Религия возвышенного (иудеи).

2.2. Религия красоты (греки).

2.3. Религия целесообразности или разума (римляне).

3. Абсолютная религия (христианство).

 

Наиболее общая классификация на основе внешних исторических связей позволяет, если исходить из отдельных гипотез светского религиоведения, строить различные «генеалогические древа». Однако такой подход практически всегда оказывается спекулятивным и ставящим задачу маскировки сущностных различий вероучений друг от друга.

В качестве показательного примера подобного подхода представим один из вариантов «древа» традиционных мировых религий (не претендующий на выявление духовных различий или преемственности) схематично намеченный в одном из религиоведческих трудов (по книге А.Е. Куликова):

1. Древо ведических религий. В основе его лежит религия древних ариев. В начале ствола находится ведическая религия. Далее ствол и ветви – брахманизм и его школы, индуизм и его школы, религии Авесты, парсаизм, философствующие школы, кришнаизм, йога, вишнуизм, шиваизм, сикхизм, буддизм, джаинизм, и т.п.

2. Древо буддизма. Корнями его считаются санкхья, йога, джайнизм, ведические религии. В основе лежит учение Будды. Далее ствол и ветви – тхеравада (южный буддизм), Махаяна (северный буддизм), ламаизм, чань буддизм, дзен буддизм, и т.п.

3. Древо христианства. Его ствол начинается из ветхозаветной религии древних евреев, учения о Логосе, зороастризма. В основе находится раннее христианство. Далее ствол и ветви – православие, католицизм, манихейство, арианство, несторианство, павликианство, монофизитство, старообрядчество, духовное христианство, протестантизм, англиканство, кальвинизм, пресвитерианство, лютеранство, армяно-григорианская церковь, и т п.

4. Древо ислама. Оно начинается из иудаизма, религий древних арабов, христианства, зороастризма. Основа его – ислам. Далее ствол и ветви – хариджиты, суфизм, суннитство, шиитство, имамиты, исмаилиты, зейдиты, и т.п.

5. Отдельную внешне пеструю группу представляют традиционные местные языческие вероучения, как правило, связанные с конкретными этносами и иногда очень жестокие.

Эта схема никак не соответствует реальным духовным различиям (чаще всего – полнейшей религиозной и духовной несовместимости) вероучений и религий, а также обстоятельствам их появления.

Исследователи насчитывают сотни только официально зарегистрировавшихся религиозных организаций и тысячи реально существующих. Различать их без специального образования и опыта весьма трудно. Разработка однозначных систем классификации вероучений – очень сложная проблема, что объясняется, в первую очередь, особенностями метрики духовного пространства, эклектичностью и синкретичностью многих вероучений. Кроме того, зачастую подобное нежелание вытекает из лукавых попыток скрыть те или иные негативные особенности деструктивных культов, приравнять их к созидательным, культуротворческим вероучениям и религиям.

В настоящее время большинство специалистов по религиям не ставят прямой вопрос о классификаторах, а излагают сведения про различные вероучения и религии в каком‑либо выбранном ими порядке, иногда просто применяя алфавитный принцип упорядочивания. Однако и здесь сложились определенные традиции, имеющие основание в специфике вероучений. Например, православные специалисты по религиям обычно вначале описывают католицизм, затем протестантские конфессии и отколовшиеся от них культы, а заканчивают изложением особенностей наиболее деструктивных эклектических вероучений вплоть до сатанистов и явно демонических культов. Много внимания уделяется оккультно-мистическим течениям. Приведем такой типичный перечень из одного из православных изданий, достоинством которого является наличие сравнительных описаний и оценок.

 

Современные религии, ереси и секты в России

1. Католицизм.

2. Протестантизм: протестантизм, лютеранство, кальвинизм, пресвитерианство, англиканское вероисповедание.

3. Протестантские секты и различные религиозно-мистические лжеучения: социал-унитарии, анабаптисты, меннониты, квакеры, методисты, пятидесятники, баптисты, «Ученики Христа» или кампбеллиты, адвентисты седьмого дня.

4. Современные ереси и секты в России: экуменизм, модернизм и неообновленчество, ересь Порфирия Иванова, Виссарион и его лжеучение, мормоны, «Свидетели Иеговы», саентология, «Церковь Христова», «Белое братство», муниты, «Богороднический центр», «Армия спасения», сатанисты, бахаисты.

5. Оккультизм, современные восточные мистические учения и культы: Астрология и магия, учение Рерихов «Агни-йога», теософия, антропософия, трансцендентальная медитация, «Новый век», кришнаизм, буддизм и дзен-буддизм, Аум синрике.

Исследователи, в той или иной мере одобряющие предположение о сущностной близости всех без разбора религий (от сатанистов до православия), часто делают упор на объективно присутствующую во многих из них синкретичность. Так, один из подобных специалистов по религиям предлагает «классификацию синтетических конфессий», основанную на алфавитном принципе упорядочивания:

 

Синкретические религии и секты (по Д.А. Таевскому)

Список приводится в сокращении.

АУМ синрике (Учение истины АУМ);

Афрохристианство: Африканская апостольская церковь (Бапостоло), Африканская реформированная церковь (Растафаризм), Вуду (Воду), Кимбангизм (Кибангизм, Церковь Христа на Земле): Китавала (Церковь сторожевой башни), Легион Марии (Мариа Легио, Церковь легиона Марии), Лумпа (Видимая церковь спасения), Назаретская баптистская церковь;

Бахаизм;

Белое братство (Юсмалос);

Иеговисты-ильинцы (Десное братство, Сионская весть);

Интегральная йога;

Какседо;

Колыбель Сибири;

Мавро-американский научный храм;

Мандеизм (Назореи, Последователи св. Иоана, Сабии, Христиане св. Иоанна);

Международная коммуна Саньясинов (Раджишизм);

Минкан синко;

Новый век (New Age, Новая эра, Нью эйдж, Эра водолея): Агни-йога (Живая этика, Йога космического огня), Либеральный католицизм, Международный центр космического сознания (Международный центр космического разума), Новый акрополь, Спиритуализм (Спиритизм), Теософия, Антропософия, Экология сознания, Юнивер;

Община единой веры (Виссарионовцы, Община «Источник», Церковь последнего завета);

Пейотизм;

Семья Детей Бога (Общество духовного просвещения);

Сэкай кюсэй ке (Учение всемирного спасения);

Тантра сангха;

Церковь объединения (Ассоциация Святого Духа за объединение мирового христианства, Движение объединения, Мунизм);

Чанмульге (Мульбопа, Религия холодной воды);

Чхунсанге (Ассоциация по исследованию идей Чхунсана);

Шангоизм.

Рассмотренная классификация обладает серьезными богословскими упущениями, заметно смягчает деструктивность большинства описываемых «религий и сект». Однако она представляет интерес как источник сведений в связи с тем, что в последнее время в России чрезвычайно усилились, но, с другой стороны, недостаточно контролируются миграционные процессы из стран, где возникли и существуют указанные культы. Они же, в свою очередь, основывают свою деятельность на агрессивной экспансии и прозелитизме в мировом масштабе. Достаточно вспомнить печально известную секту «АУМ синрике».

В связи с развитием персональных компьютеров некоторые специалисты в области религиоведения и правового регулирования государственно-религиозных отношений начали выпускать компьютерные справочники и энциклопедии по религиозным объединениям, действующим на территории Российской Федерации. При этом зачастую разрабатываются особые системы классификации, удобные для компьютерного поиска по различным признакам.

Полезный и интересный компьютерный справочник выпущен по благословению Высокопреосвященного Тихона, архиепископа Новосибирского и Бердского. Авторская группа: протоиерей Александр Новопашин, иерей Владимир Бобров, иерей Константин Работа, а также Валерий Рождественский, Кирилл Новопашин, Олег Заев, Николай Шевченко. Адрес в Интернете http://www.orthodoxy.ru/nevskiy; e-mail:sobor@online.sinor.ru; 630007, г. Новосибирск, ул. Советская 1-А; тел./факс: 8-(3832) 23-83-49.

В справочнике использовано следующее подразделение культов, действующих в России:

1) НЕТРАДИЦИОННЫЕ РЕЛИГИИ. ГРУППЫ И СЕКТЫ ХРИСТИАНСКОГО НАПРАВЛЕНИЯ:

Католицизм.

Протестантизм: Лютеранство. Кальвинизм (реформаторство, гугенотство, пресвитерианство, пуританство). Англиканство. Протестантские секты XVI -XVIII веков. Баптисты. Адвентисты седьмого дня. Пятидесятники и секты харизматического направления.

2) ДЕСТРУКТИВНЫЕ ПСЕВДОХРИСТИАНСКИЕ КУЛЬТЫ

«Церковь Христа» (ЦХ). «Семья». «Движение веры». Церковь адамитов. «Благодать»(Grace). «Ревнители истинного благочестия».

3) КУЛЬТЫ, ОСНОВАННЫЕ НА «НОВОМ ОТКРОВЕНИИ»

«Свидетели Иеговы». Мормоны. Богородичный центр (Православная церковь Божьей Матери Державная). Белое братство. «Церковь последнего завета» (секта Виссариона). АУМ синрике. «Церковь объединения» (движение Муна). Бахаизм.

4) КУЛЬТЫ ВОСТОЧНОГО НАПРАВЛЕНИЯ

«Международное общество сознания Кришны» (МОСК). «Ананда марга». Институт знания о тождественности. Шри Чайтанья Сарасват Матх. «Брахма кумарис международный духовный университет». Шри Чинмой. Культ Сатья Саи Бабы. Фалуньгун. «Сахаджа-йога». Тантрические секты. Тантра-сангха. Трансцендентальная медитация. Центр йоги «Крылья совершенства». «Рэйки». Культ Раджниша (Ошо). Крия йога, Центр «ананда». «Миссия божественного света».

5) ТЕОСОФИЯ, ОККУЛЬТИЗМ И ГРУППЫ ДВИЖЕНИЯ «Новый век»

Движение «Новый век» («Нью эйдж»). Теософское общество. Агни-йога (Учение Живой этики, Рерихианство). «Академия фронтальных проблем им. Золотова». Секта Т.Ф. Акбашева. Секта В.М. Бронникова. Клуб «Этика поведения человека» (Клуб «Факел»). Международный центр космического сознания. Международный эзотерический центр «VITA». Общественная организация «Святая Русь». Розенкрейцеры. «Международная школа золотого розенкрейца». Школа шамбалы (Сотиданандана йога-центр). Валеология. Рушель Блаво. Школа Щетинина. Радастея. Астрология.

6) САТАНИЗМ И ПРИМЫКАЮЩИЕ К НЕМУ КУЛЬТЫ

Церковь сатаны. Церковь саентологии («дианетика»). Орден друзей люцифера. Международная ассоциация люцифериан «Кельтско-восточного обряда». Зеленый орден. «Черный ангел». «Южный крест». Центр «Юнивер». Последователи учения Карлоса Кастанеды. Международное общество друидов.

7) ГРУППЫ РУССКОГО НЕОЯЗЫЧЕСТВА И УЛЬТРАПРАВЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ

«Белый лотос». «Новый акрополь». Церковь «нави». «Троянова тропа». Последователи Порфирия Иванова. Движение генерала Петрова «К богодержавию». «Анастасия». Ваххабиты.

8) КОММЕРЧЕСКИЕ КУЛЬТЫ

Гербалайф. «Цептер».

 

Специалисты из этого же коллектива в дальнейшем предложили более подробную систему классификации:

ТРАДИЦИОННЫЕ ДЛЯ РОССИИ РЕЛИГИИ

ПРАВОСЛАВИЕ

ИСЛАМ

БУДДИЗМ

ИУДАИЗМ

НЕТРАДИЦИОННЫЕ РЕЛИГИИ, ПРОТЕСТАНТИЗМ, ТОТАЛИТАРНЫЕ СЕКТЫ, КУЛЬТЫ И ГРУППЫ

КАТОЛИЦИЗМ

ПРОТЕСТАНТИЗМ

Лютеранство.

Кальвинизм (Реформаторство, Гугенотство, Пресвитерианство, Пуританство).

Англиканство.

Постпротестантские секты XVI -XVIII веков.

Баптисты

Адвентисты 7-го дня

Пятидесятники и секты харизматического направления

ДЕСТРУКТИВНЫЕ ПСЕВДОХРИСТИАНСКИЕ КУЛЬТЫ

"Свидетели Иеговы"

"Церковь Христа" (ЦХ)

"Семья"

"Движение веры"

"Благодать"(Grace)

"Поместная церковь" Уитнесса Ли

"Церковь адамитов"

"Ревнители истинного благочестия"

КУЛЬТЫ, ОСНОВАННЫЕ НА "НОВОМ ОТКРОВЕНИИ"

Мормоны

"Новоапостольская церковь"

Богородичный Центр (Православная церковь Божьей Матери Державная).

Белое братство

"Церковь Последнего Завета" (секта Виссариона)

Аум Синрике (Алеф)

Церковь Объединения (движение Муна)

Бахаизм

КУЛЬТЫ ВОСТОЧНОГО НАПРАВЛЕНИЯ

Восточные культы – общие понятия.

Пять путей спасения, которые предлагают современные гуру.

"Международное Общество Сознания Кришны" (МОСК)

Шри Чайтанья Сарасват Матх

ИНСТИТУТ ЗНАНИЯ О ТОЖДЕСТВЕННОСТИ

"Ананда Марга"

"Брахма Кумарис Международный Духовный Университет"

Шри Чинмой

Культ Сатья Саи Бабы

Фалунгун

"Сахаджа-йога"

Трансцендентальная медитация

Центр йоги "Крылья совершенства"

"Рэйки"

Культ Раджниша (Ошо)

"Искусство жизни"

Крия Йога,

Центр "Ананда"

"Миссия Божественного Света"

"Ничирен Шошу"-"Сока Гаккай "

"Карма Кагью" (Оле Нидал)

"Радха Соами Сатсангх"

"Сума Чинг Хай"

ЗНО (Healthy- happy- Holy- Organization)

Тантрические секты и российские псевдотантристы:

Тантра-Сангха

Школа Шамбалы (Сотиданандана йога-центр)

Семинары Андрея Лапина

ТЕОСОФИЯ, ОККУЛЬТИЗМ И ГРУППЫ ДВИЖЕНИЯ "НОВЫЙ ВЕК"

Движение "Новый век" ("Нью Эйдж")

Теософское общество

Агни-йога (Учение Живой Этики, Рерихианство)

Антропософия, "Вальдорфские школы Рудольфа Штайнера"

Валеология

Розенкрейцеры

"Всемирное Белое Братство"

 Омраама Микаэля Айванхова

Астрология

"Братство фиолетового пламени"

"Академия Фронтальных проблем им. Золотова"

Секта Т.Ф.Акбашева

Секта В.М.Бронникова

Клуб "Этика поведения человека"(Клуб "Факел")

Международный центр космического сознания

Международный эзотерический центр "VITA"

Общественная организация "Святая Русь"

Школа Щетинина

"Страна Анура"

"Храм Сознания Майтрейи Амата-Sirius"

"Радастея"

"Раэлиты"

"Аят" Фархата ата

"Бажовцы"

"Школа духовного подвижничества" Ольги Асауляк

Рушель Блаво

ПСЕВДОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ГРУППЫ

Синтон клуб

Группа В. Столбуна

Lifespring (Лайфспринг)

САТАНИЗМ И ПРИМЫКАЮЩИЕ К НЕМУ КУЛЬТЫ

"Орден девяти углов",

"Ordo Templi Satanis"- (Орден храма сатаны),

"Order of Left Hand Path",

"Ordo Sinistra Vivendi", "Order of Deork Fyre",

Церковь Сайентологии ("Дианетика")

"Южный Крест"

Орден Друзей Люцифера

Международная Ассоциация Люцифериан "Кельтско-Восточного обряда"

"Зеленый Орден"

"Черный Ангел"

Центр "Юнивер"

Последователи учения Карлоса Кастанеды

Международное Общество Друидов

ГРУППЫ РУССКОГО НЕОЯЗЫЧЕСТВА И УЛЬТРАПРАВЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ

Определение понятия "неоязычество".

Сущностные характеристики неоязычества

Россия и новое язычество

Русское и украинское неоязычество

Неоязыческие и антихристианские тенденции в современной общественно-политической жизни

"Древнерусская Инглиистическая церковь"

"Белый лотос"

"Новый Акрополь"

Церковь "Нави"

"Троянова тропа"

Последователи Порфирия Иванова

Движение генерала Петрова "К богодержавию"

"Анастасия"

Ваххабиты

КОММЕРЧЕСКИЕ КУЛЬТЫ

Общая характеристика коммерческих культов

Гербалайф

"Цептер"

«Amway» (Эмвэй)

 

 

Классификация религий из «Энциклопедии американских религий», изданной под редакцией Джона Гордона Мелтона.

Приводимые данные почерпнуты социологом З.И. Пейковой из «Энциклопедии американских религий», изданной под редакцией Джона Гордона Мелтона (Melton J.G. The Encyclopedia of American Religions: In 2 vol. Wilmington, North California: McGrath Publishing, 1978 (далее: «1-е изд.» или «издание 1978 г.»); 2-e ed. Detroit, Michigan: Gale Research Company, 1987 (далее: «2-е изд.» или «издание 1987 г.»); 3-e ed. Detroit (Mich.): Calc, 1989 (далее: «3-е изд.» или «издание 1989 г.»)). Предпочтение этому изданию отдано потому, что названная энциклопедия представляет собой один из новейших и до настоящего времени наиболее полный обзор религиозных организаций США.

 

Название религиозного направления
1989

Западное литургическое семейство

I

 

 Римо-католическая церковь

IA

 

 Старый католицизм

IБ

 

 Англиканство

IВ

 

Восточное литургическое семейство

II

 

 Православие

IIА

 

 Нехалкидонское Православие

IIБ

 

Лютеранское семейство

III

 

 Лютеранство

IIIА

 

Реформатско-пресвитерианское семейство

IV

 

 Реформаты

IVА

 

 Пресвитериане

IVБ

 

 Конгрегационалисты

IVВ

 

Пиетистско-методистское семейство

V

 

 Скандинавский пиетизм

VА

 

 Объединенный методизм

VБ

 

 Неепископальный методизм

VВ

 

 Черный методизм

VГ

 

 Германский методизм

VД

 

 Британский методизм

VЕ

 

Семейство СВЯТОСТИ

VI

 

 Церкви святости XIX века

VIА

 

 Церкви святости ХХ века

VIБ

 

 Черные церкви святости

VIВ

 

 Движение Глен Гриффит

VIГ

 

Пятидесятническое семейство

VII

 

 Белые тринитарные пятидесятники святости

VIIА

 

 Белые тринитарные пятидесятники

VIIБ

 

 Пятидесятники спасения (deliverance)

VIIВ

 

 Апостольские пятидесятники

VIIГ

 

 Черные тринитарные пятидесятники

VIIД

 

 Пятидесятники знамений (signs)

VIIЕ

 

 Испаноязычные пятидесятники

VIIЖ

 

 Пятидесятники последнего дождя

VIIЗ

 

 Другие пятидесятники

VIIИ

 

Семейство европейских свободных церквей

VIII

 

 Германские менониты

VIIIА

 

 Эмиш

VIIIБ

 

 Братья

VIIIВ

 

 Квакеры (друзья)

VIIIГ

 

 Другие европейские свободные традиции

VIIIД

 

Баптистское семейство

IX

 

 Миссионерствующие баптисты-кальвинисты

IXА

 

 Простые баптисты (primitive)

IXБ

 

 Черные баптисты

IXВ

 

 Генеральные (общие) баптисты (general)

IXГ